Утром во вторник Москва бурлила. Политики, экономисты и эксперты разных мастей наперебой рассуждали о необходимости немедленного ввода против грузинской экономики жёстких санкций. Однако одним своим заявлением во второй половине дня президент РФ Владимир Путин постарался изменить на диаметрально противоположный настрой российской политической элиты.


В минувшее воскресенье вечером, как известно, ведущий грузинского телеканала «Рустави 2» Георгий Габуния в передаче «Постскриптум» выступил с оскорблениями в адрес российского лидера с использованием нецензурной лексики. Первыми поставить на место грубияна решили сами грузины. У редакции телеканала собралась большая толпа несогласных с подобным сленгом в прямом эфире грузинского ТВ. Затем перед Москвой извинились и власти Грузии. Но уж очень скромно. Только через соцсети.

Возможно, если бы Тбилиси в понедельник принёс Владимиру Путину официальные извинения, то ситуация развивалась бы по менее эмоциональному сценарию. Однако их не последовало. И в Госдуме РФ затребовали «экономической крови». Депутаты пригрозили не только вновь закрыть доступ к российскому рынку для грузинских вин и минеральной воды, но и запретить денежные переводы в Грузию.

В первой половине дня во вторник Госдума даже приняла специальное заявление на этот счёт. В нём депутаты рекомендовали правительству РФ рассмотреть целесообразность применения специальных экономических мер в отношении Грузии и представить соответствующие предложения президенту. Тут же обвалился курс национальной валюты Грузии в обменных пунктах Тбилиси, достигнув рекордного минимума. Один доллар можно было приобрести за 2,94 лари.

Однако пресс-секретарь президента Дмитрий Песков посоветовал всем не торопиться. Он отметил жёсткую и единодушную позицию парламентариев РФ в ответ на антироссийские провокации в Грузии.

Но решения принимаются правительством и, в конечном счёте, президентом страны. Пока решение не принималось, — многозначительно добавил Песков.

На что именно намекал пресс-секретарь президента РФ, стало понятно буквально через несколько часов. Путин прибыл в Екатеринбург, где в беседе с журналистами вдруг сообщил, что не считает нужным вводить санкции в отношении Грузии.

Ради восстановления полноценных отношений я бы не стал предпринимать ничего, что бы стало осложнять наши отношения, — заметил президент.

Путин заявил, что скандальные высказывания, звучащие в его адрес в Грузии, это производные от политики, основанной на нежелании помнить историю взаимоотношений Грузии, Абхазии и Осетии с Россией.

К этому относиться нужно по-серьёзному, глубоко, а не реагировать на какие-то внешние проявления каких-то подонков, — добавил он. — Что касается различного рода санкций в отношении Грузии, я бы не стал этого делать именно из уважения к грузинскому народу.

При этом Путин высказался против того, чтобы возбуждать уголовное дело в отношении грузинского журналиста Габунии с «Рустави 2».

Много чести. Много чести против таких возбуждать уголовные дела, пусть вещает дальше... Один вышел, что-то ляпнул, изображая из себя нечто. О нём раньше никто не знал, сейчас все говорят. Он в этом смысле добился своего, ну отстранили его, он поехал на отдых, придет — продолжит работу, — подчеркнул президент РФ.

Но, по его словам, есть ведь в Грузии люди, которые протестуют против подобного хамства в прямом эфире.

Ради этих людей, ради восстановления полноценных отношений между Россией и Грузией я бы не стал предпринимать ничего, что бы их осложняло, — подытожил Путин.