16+
Александр Усс

В тренде или фронде: Красноярск захотел отыграть у Москвы штраф «Норникеля»

Александр Усс поднял опасную тему несправедливого распределения бюджетных средств между центром и регионами
19:45, 21 апреля 2021
Фото: krskstate.ru

Губернатор Красноярского края Александр Усс попросил кабмин выделить субъекту 190,9 млрд рублей на экологические проекты. Это случилось после того, как компания «Норникель» миллиардера Владимира Потанина, на объекте которой в мае 2020 года произошла крупная утечка нефтепродуктов, выплатила по иску Росприроднадзора 146,2 млрд. Но почти вся эта сумма ушла в Москву, а не на нужды пострадавшего региона. Теперь дело обстоит так, будто краевые власти пытаются вернуть эти средства, причём более половины от запрошенной суммы приходится на строительство метро в Красноярске и на компенсацию налогов, которые потерял регион из-за перераспределения штрафа в пользу федеральной казны. Эта ситуация является очередным индикатором межрегионального дисбаланса в России. Подробности — в материале NEWS.ru.


Вернуть отправителю

Из 190,9 млрд рублей, которые затребовал Александр Усс у федерального центра, не больше четверти должно пойти на нужды Норильска, рядом с которым и произошла прошлогодняя утечка нефтепродуктов, пишет специализирующийся на вопросах экологии Telegram-канал «Зелёный змий».

Так, 114 млрд рублей планируется направить на строительство метро в Красноярске, помочь с которым 21 апреля обещал в своём послании Федеральному собранию президент Владимир Путин. Ещё 20 млрд Усс запросил на компенсацию выпадающих доходов Красноярья по налогу на прибыль из-за снижения налоговой базы после выплаты штрафа «Норникелем» в размере 146,2 млрд рублей. Из них федеральному бюджету досталось 145,4 млрд рублей в качестве возмещения вреда водным объектам. На 12 млрд краевые власти намерены приобрести автобусы на газомоторном топливе.

nornickel.ru

На ликвидацию накопленного ущерба окружающей среде на 104 объектах в Норильске площадью 15,3 тысячи гектаров с отходами 2,9 млн тонн, а также на 52 объектах на Таймыре площадью 447,9 гектара правительство Красноярского края намерено потратить 4,2 млрд рублей. Ещё 5,5 млрд — на создание экологически эффективной инфраструктуры по обращению с отходами в Норильске и Таймырском Долгано-Ненецком муниципальном районе.

Наблюдатели полагают, что Усс своим обращением к кабмину противоречит и вице-премьеру Виктории Абрамченко, которая пообещала распределить штраф «Норникеля» на территории всей Сибири, а не только Красноярского края, и Владимиру Путину, который лишил регион значительной части компенсации от компании Потанина (из 146-миллиардного штрафа только 684,9 млн рублей осталось в крае — их перечислили в бюджет Норильска).

В своём послании глава государства сказал не только о метро Красноярска (в городе-миллионнике планы строительства подземки вынашивают с 1960-х годов, а реализовывать проект начали в начале 1990-х), но и о недопустимости экологических катастроф, подобной норильской. В частности, он призвал парламентариев «ускорить принятие закона, который установит финансовую ответственность собственников предприятий за ликвидацию накопленного вреда, за рекультивацию промплощадок», а также рекомендовал Росприроднадзору и другим уполномоченным ведомствам «действовать жёстко».

Как рассказал красноярский журналист Александр Чернявский, просьба краевого руководства к кабмину связана не только со штрафом «Норникеля» за аварию на ТЭЦ-3. В ней содержатся пункты, которые должны финансироваться по различным федеральным каналам.

«Норникель» — один из основных налогоплательщиков Красноярского края, поэтому логично, что часть штрафа, который ушёл в основном в федеральную казну, пойдёт на решение экологических проблем региона. Единственное, я бы не стал сводить сумму, о которой сказал губернатор, только к экологическому штрафу. Ещё до ЧП Красноярск и Норильск попали в федеральную программу экологического оздоровления самых загрязнённых городов РФ, в которой предусмотрены значительные суммы на экологию. Плюс большая часть этих денег должна пойти на запуск строительства метрополитена в Красноярске. Это вообще никакого отношения к аварии не имеет. Это поручение президента, которое он дал ещё в 2017 году прежнему губернатору Виктору Толоконскому. Так что речь идёт о деньгах из различных источников.

Александр Чернявский

политический аналитик, журналист

При этом Чернявский отметил, что отношения Усса и Потанина являются «крайне сложными» ещё с выборов главы края в 2002 году, когда нынешний губернатор Красноярья проиграл Александру Хлопонину, и ЧП в Норильске в 2020-м их не улучшило. Однако в результате противостояния стороны нашли компромисс и в феврале заключили перемирие, подписав ряд важных соглашений по развитию Норильска и Енисейского Севера, включающих модернизацию инфраструктуры.

Nornickel/facebook.com

Федерализм или единство?

Перераспределение штрафа «Норникеля» в федеральную казну и выпадающие доходы Красноярского края — это яркий пример «бюджетной вертикали», из-за которой большинство российских регионов лишаются собственных средств, зачастую сводя концы с концами. Следствием такого положения дел становится бюджетный дефицит и, как следствие, упадок региональной инфраструктуры, зарплаты на уровне стран третьего мира и многие другие неприятные явления.

Как заявил Чернявский, многие считают нынешние межбюджетные отношения несправедливыми и требующими пересмотра. И их «пересматривают, но в другую сторону». Он отметил, что после выплаты рекордного штрафа «Норникеля» по иску Росприроднадзора на федеральном уровне «неприлично оперативно» было скорректировано законодательство по экологическим платежам. В результате в Москву ушли те деньги, которые должны были поступить в муниципальный бюджет пострадавшей от ЧП территории. И вряд ли это логично и справедливо, уверен эксперт.

Публицист Павел Пряников полагает, что модернизация межбюджетных отношений давно назрела. Он напомнил, что, по подсчётам экономистов, если оставлять все акцизы в регионах, то это дало бы им до 600 млрд рублей в год. Кроме того, Пряников считает, что часть штрафов, а также конфискованных активов у коррупционеров тоже должны оставаться в субъектах.

Плюсы [перераспределения средств в пользу субъектов] — материальная заинтересованность регионов в экономическом развитии и наведении элементарного порядка. Как известно, деньги всегда — лучший стимул. Минусы — рентно богатые регионы могут получать неоправданно большие преференции. Они уже есть. Например, НДФЛ в России уплачивается по месту работы, а не по месту регистрации работников, как это происходит в той же Германии. Так, в случае Москвы на территории субъекта работает 1,2–1,4 млн жителей Подмосковья и до 1 млн вахтовиков из других регионов. И НДФЛ от их заработков остаётся в столице, а не перераспределяется в регионы их проживания. То же самое касается вахтовиков в северных, нефте- и газодобывающих регионах.

Павел Пряников

публицист

Пряников признаёт, что в нынешних условиях федеральные власти остаются приверженцами «бюджетного централизма». Таким способом, как кажется центру, он купирует сепаратизм, а также повышает лояльность местных элит. Сложившаяся ситуация, по мнению публициста, является «рецидивом вечной гиперцентрализации страны, идущей ещё со Средних веков». Плюс свою роль играет отсутствие местного парламентаризма, развитых СМИ и НКО, которые могли бы быть эффективными контролёрами действий крупных московских компаний в регионах.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Экономист Василий Колташов, в свою очередь, полагает, что наряду с бюджетным централизмом существуют проблемы неравномерности распределения доходов, которые связаны с особенностями российского федерализма. При этом он считает, что решением этих проблем может стать не бюджетная децентрализация, а переподчинение социальных вопросов от регионов и муниципалитетов федеральному центру.

Крупные компании зарегистрированы и платят налоги в Москве, а работают в регионах. По этой причине у столицы денег на замену плитки очень много, а региональные власти не знают, чем платить учителям и врачам зарплаты, да и величина этих выплат в разы меньше, чем в Москве. Может быть, необходимо начать забирать у региональных властей некоторые сферы ответственности. Например, правоохранительные органы подчиняются центру. Система здравоохранения и образования тоже должна быть централизована. А региональные власти должны заниматься местным благоустройством, инфраструктурными проектами. Нам нужно двигаться не по пути «давайте просто дадим денег регионам», потому что в этом случае мы придём к «параду суверенитетов» 1990-х и увидим, что вместо ликвидации последствий аварий будет ликвидация финансовых затруднений в семье губернатора. Его семья и родственники будут богатеть, а экологические проблемы — решаться старым методом: у нас в регионе критики нет, а виновата всегда Москва.

Василий Колташов

руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Колташов не исключает, что федерализм следует оставить только в культурной плоскости, перейдя к конструированию унитарного государства с созданием единой оплаты ставок труда в образовании, здравоохранении. При этом экономист считает необходимым равномерное распределение налогов с доходов предприятий — «по регионам по числу граждан, а не там, где эти компании зарегистрированы».

Логика капитала

Комментируя ситуацию в Красноярском крае, Колташов считает, что региональные власти имеют полное право запрашивать компенсации у государства. При этом центральные власти должны спрашивать с компаний, виновных в экологических бедах.

Существование компании «Норникель» противоречит интересам России в том виде, в котором она есть. Это должно быть унитарное государственное предприятие в силу необычайной ценности добываемого ресурса. Её приватизация — это был запредельный куш. Компании Потанина заинтересованы в поддержании инфраструктуры, но не в её развитии, потому что это нерентабельно, прибыли нет. Эти компании существуют десятилетиями, но никакой инфраструктурной революции в регионах они не произвели, — обращает внимание Колташов.

Собеседник NEWS.ru подчёркивает, что с точки зрения большого бизнеса государство является страховых агентом, и если капиталисты где-то «напортачат» и получат большие убытки, то, по их логике, всё это нужно покрыть за счёт казны. Последняя должна существовать не для того, чтобы решать региональные социальные проблемы и обеспечивать экономический рост за счёт крупных инфраструктурных программ, а для покрытия текущих чрезвычайных нужд капитала.

В 2008 году эту идеологию выразил Джордж Сорос, который является не только финансистом, но и деятелем идеологического фронта большого бизнеса. Он сказал, что если случается что-то неприятное, государство просто должно давать денег и не требовать в обмен на них акции компаний. В случае же с экологическими катастрофами очевидно, что компании как минимум должны рассчитаться своими акциями перед государством за случившееся, если они не готовы платить живыми деньгами, — говорит Колташов.

Ранее сообщалось, что в преддверии судебных слушаний по иску Росприроднадзора к дочерней компании «Норникеля» о взыскании штрафа за ущерб от разлива дизельного топлива на ТЭЦ-3 под Норильском стали распространяться слухи о давлении на судью. От неё якобы потребовали снизить сумму претензий с изначальных 147,7 млрд рублей до 17,9 млрд. Привлечённая корпорацией Потанина экспертная организация «Экотерра» указала, что объём ущерба в несколько раз ниже, чем тот, о котором заявили в природоохранном ведомстве. Однако Фемида в феврале назначила сумму компенсации в размере 146,2 млрд. После этого миллиардер заявил, что «Норникель» усвоил урок с ЧП на ТЭЦ-3, а в пресс-службе организации добавили, что не будут обжаловать решение суда.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2