Председатель тренерского совета и кандидат в члены правления Союза биатлонистов России Евгений Редькин в эксклюзивном интервью NEWS.ru рассказал о причинах своего выдвижения в руководящий орган, о поддержке Виктора Майгурова, трудностях с финансированием и сложностях подготовки ханты-мансийских биатлонистов из-за сложной эпидемиологической обстановки в регионе.


— Что побудило вас выдвинуть свою кандидатуру в правление?

— Все решения по поводу предстоящей отчётно-выборной конференции мы принимали коллегиально на заочном собрании нашей региональной федерации Югры. В связи с распространением коронавируса оно прошло в заочной форме. Мы разослали информацию о внеочередной отчётно-выборной конференции, выбрали представителя, которым стал я. Не скажу, что я горел желанием в нынешнее время ехать в Москву, но если принимать меры предосторожности, то это делать можно и нужно. На должность президента наша федерация выдвинула Виктора Майгурова, жителя нашего округа, который также является вице-президентом нашей региональной федерации. Было бы глупо, если бы мы кого-то другого поддержали, хотя глобальных претензий у меня лично нет и к Драчёву. Думаю, что не он один виноват во всех бедах нашего биатлона. Надо смотреть глубже, разбираться. Главная причина конфликта в том, что конкретные цели и задачи каждого члена правления не были определены изначально.

Владимир ДрачевВладимир ДрачевСергей Булкин/NEWS.ru

— Какие задачи вы бы хотели решать в случае избрания в правление?

— Я считаю, что ХМАО — один из ключевых регионов, развивающих биатлон в России, а потому он должен быть представлен в правлении. Я готов стать этим представителем и активно участвовать в жизни Союза биатлонистов России, если регионы отдадут мне необходимые голоса. В последние два года я и так плотно работал на региональном уровне и занимался взаимодействием с СБР.

— У вас есть уверенность, что после конференции и избрания, допустим, Майгурова ситуация поменяется и подобных противоречий между руководителем федерации и членами правления не будет?

— Конечно, так и должно быть. Нужно создать некий план, где были бы предусмотрены разграничения полномочий. Владимир Петрович Драчёв предложил амбициозную программу, пообещал солидное финансирование, но не всё задуманное смог реализовать, из-за чего не оправдались многие надежды. Я думаю, что он не проработал вопросы взаимодействия с Министерством спорта, с Центром спортивной подготовки, который финансирует непосредственно сборные команды. Прежде всего надо оценить, какие реальные ресурсы есть у федерации, что она может себе позволить, и исходя из этого принимать решения. Если нет денег, надо какие-то позиции убирать в сторону и не думать, как мы их будем тянуть.

Спортсмены мужской национальной сборной России по биатлону на тренировочном сбореСпортсмены мужской национальной сборной России по биатлону на тренировочном сборе Артур Лебедев/РИА Новости

— Как на регионах отразились проблемы с финансированием СБР?

— Напрямую. Мы взяли на себя бремя тех или иных спортивных мероприятий, включая оплату проживания и питания. Я уже не говорю о проблемах с патронами. СБР надо подумать о неком спортивном объекте, в котором была бы оборудована специальная оружейная комната, где хранились бы патроны, а не было так, что мы из регионов тащили бы эти патроны через всю страну. С ними и так проблемы в самолётах: то берут, то не берут. Надо, чтобы этот процесс был организован централизованно, а то одни везут патроны одной партии, а другие — другой. Но всё это решаемые вопросы. Главное — распределить обязанности и составить план и приоритеты работы: кто работает со спонсорами, кто занимается обеспечением команд, кто решает другие вопросы по всем направлениям.

— Судя по тому, что кандидатов всего двое, а многие претенденты не выдвинулись из-за проблем с поиском спонсоров, это главная проблема на сегодня. У Майгурова есть возможности решить её — и нужен ли федерации попечительский совет?

— Речь о попечительском совете действительно шла, но лучше эти вопросы задать непосредственно Виктору. В то же время и Владимир Петрович говорит правильные вещи. Надо заслушать всех членов правления, понять, кто какую работу вёл и чего добился. Видимо, произошло какое-то недопонимание. Спонсоры у СБР также были, тот же «Газпром» оказывал поддержку, но надо понять, в каком объёме и на что шли эти средства: на приобретение экипировки, оплату сборов или заработную плату персоналу. Поэтому должна быть составлена смета и отчёт перед спонсорами. Думаю, что в этом направлении есть наработки и у Драчёва, о чём он расскажет нам на конференции.

— Тренеры уже приступили к работе в сборной и скоро поедут на первый сбор, но конференция оставляет неопределённость в их деятельности. В случае смены руководства им стоит опасаться за свою работу?

— Думаю, что вряд ли произойдут серьёзные перестановки, потому что все противоборствующие стороны на эту тему уже проговорили все вопросы, согласовали их в Министерстве спорта. Менять состав тренерского штаба в разгар подготовки я считаю недопустимым. Завтра уже наши спортсмены вылетают в Рыбинск на сбор мужской команды.

На тренировочных сборах в Сочи. На тренировочных сборах в Сочи. Артур Лебедев/РИА Новости

— Все спортсмены Югры, призванные на централизованную подготовку, смогут принять участие в первом сборе национальных команд?

— На сегодняшний день ни у кого из наших спортсменов проблем с этим нет.

— В каких условиях они тренировались до этого в регионе? Была возможность работы с оружием?

— К сожалению, нет. Такой возможности у нас не было. Спортсмены готовились индивидуально по местам жительства. Оружейная комната до сих пор находится на строгом карантине, потому что у нас сейчас в округе ситуация остаётся сложной. При этом мы даже не провели первый и второй этапы снятия ограничений. У нас они продлены до 5 июля. Мы боремся со сложившейся ситуацией и надеемся, что спортсмены наверстают упущенное на сборах. Но несмотря ни на что, они работали с личными тренерами и выполняли планы тренеров национальной команды.

Добавьте наши новости в избранные источники