Бывший тренер национальных команд России и Белоруссии по биатлону Владимир Королькевич заявил, что непричастен к допинг-скандалам в российской сборной в сезоне-2013/14, а Владимир Драчёв как президент СБР вместо голословных обвинений мог бы провести расследование и выявить всю цепочку, приведшую к допингу. При этом Драчёв готов пригласить в сборную работавшего в тот период тренера Николая Лопухова и уже сотрудничал с Сергеем Коноваловым, Николаем Загурским, Леонидом Гурьевым и попадавшейся на допинге в качестве спортсменки Альбиной Ахатовой. NEWS.ru разбирается, почему двойные стандарты убивают российский биатлон.


Королькевич пострадал вслед за Касперовичем

Возникший в российском биатлоне весной 2020 года кризис, когда большая часть биатлонного сообщества была возмущена решениями и бездействием президента СБР Владимира Драчёва, легко объясняется его неоднозначной позицией. Он может пообещать молодому спортсмену, будь то Полина Шевнина или Карим Халили, место в команде, которое потом займут другие, публично уволить тренера Виталия Норицына, а затем, когда тот подписал контракт с другой командой, позвать его обратно. Драчёв может анонсировать приход влиятельных спонсоров, а потом возглавляемая им федерация окажется на грани банкротства.

В итоге сейчас он находится в шаге от импичмента, который грозит ему на внеплановой отчётно-выборной конференции 11 июля, и настроил против себя системную оппозицию в лице большинства членов правления. Существует ещё внесистемная оппозиция в лице Александра Тихонова, Дмитрия Васильева, Анны Богалий и многих других специалистов, руководителей и тренеров региональных федераций, говорящих о давно назревших переменах в руководстве. Причина тому — крайняя беспринципность президента СБР, умеющего на ровном месте испортить отношения с людьми.

Александр КасперовичАлександр КасперовичАлександр Вильф/РИА Новости

Вместо того, чтобы создать оптимальные условия на чемпионате мира для лидера команды Александра Логинова, завоевавшего обе российские медали в Антхольце, Драчёв демонстративно не дал аккредитацию его личному тренеру Александру Касперовичу, вынуждая того идти к украинцам, а затем публично обвинил в допинговом скандале 2013 года. Неудивительно, что с такими исходными данными в номера к спортсмену и наставнику рано утром нагрянули карабинеры.

Следующей персоной нон грата для Драчёва стал Владимир Королькевич, рекомендованный тренерским советом, правлением и вице-президентом СБР Валерием Польховским на роль тренера женской команды. Драчёв в ответ публично обвинил его в допинге и приложил все усилия, чтобы Министерство спорта и центр спортивной подготовки сборных команд не одобрили его кандидатуру. Вина Королькевича и Касперовича ни в одном из допинговых скандалов не доказана, однако это не помешало Драчёву и его протеже, уже экс-главному тренеру Анатолию Хованцеву, выступить с публичными обвинениями. Но если первый упомянул конкретные фамилии, то второй сказал абстрактно о целом «заколотом поколении» в российском биатлоне, чем вызвал возмущение не только спортсменов, но и представителей РУСАДА в лице Маргариты Пахноцкой.

Других замешанных в скандалах тренеров Драчёв охотно берёт на работу

Если бы позиция Драчёва заключалась в том, что все специалисты, работавшие в период допинговых скандалов, не будут привлекаться в национальную сборную, его можно было бы не только понять, но и восхититься принципиальностью. Однако в прошлом сезоне в составе российской сборной трудились наставник мужской команды, где тренировались Логинов и Евгений Устюгов, Сергей Коновалов, помощник Королькевича в женской сборной Николай Загурский, личный тренер Ирины Старых Леонид Гурьев и в качестве консультанта сама попадавшаяся на употреблении эритропоэтина Альбина Ахатова.

Более того, в предстоящем сезоне Драчёв предлагал возглавить женскую сборную Николаю Лопухову, который в Сочи был старшим тренером у мужчин, а в Пхёнчхан его не допустили даже в составе белорусской команды. Старшим наставником у мужчин Драчёв назначил Юрия Каминского, который работал с лыжной сборной Казахстана в момент поимки на нарушении антидопинговых правил лидера этой команды Алексея Полторанина.

Владимир КоролькевичВладимир КоролькевичАлександр Вильф/РИА Новости

Можно предположить, что Драчёву известно больше, чем всем нам, и он в состоянии отделить зёрна от плевел и истинных виновников допинговых скандалов от тех, кто просто «стоял рядом», но всё перечёркивает одно его заявление о словенской биатлонистке Тее Грегорин.

У Королькевича ещё словенка Тея Грегорин попалась на допинге. У нас же задача в том, чтобы сборная России была чистейшей, — рассказывал Драчёв в интервью изданию «Спорт-экспресс».

Дело в том, что в 2010 году, когда была взята эта проба, Королькевич тренировал сборную Словении по лыжным гонкам и никак не пересекался с биатлонистками, что говорит лишь об уровне компетенции главы СБР и отсутствии каких-либо реальных расследований.

Королькевич готов назвать виновных

Для Королькевича новость об отказе в работе в СБР стала ушатом холодной воды в конце весны. Он сам отказался от сотрудничества с резервом белорусской команды ради предложения из России, а сейчас из-за голословных обвинений будет испытывать трудности в поиске работы. Сам Королькевич полностью отрицает свою вину и считает, что найти виновных в случившемся можно, если провести объективное расследование.

Хочешь — докажи виновность тренера, в данном случае меня; если я виновен, пусть меня накажут по полной программе. Или докажи виновность другого человека — назовём его Х. Создай комиссию, проведи расследование... Я гарантирую, что если провести все цепочки, то виновный найдётся. И это будет не Королькевич. Королькевич — козёл отпущения, не более, — рассказал Королькевич в интервью Sports.ru.

По нашей информации, при трудоустройстве в белорусскую команду Королькевичу пришлось объяснять эту ситуацию 2013–2014 годов, и он достаточно осведомлён о действиях людей, принимавших тогда решения в российском биатлоне. Если и дальше продолжатся голословные обвинения в его адрес, ничто не помешает ему рассказать правду в СМИ или в интервью представителям WADA или антидопинговой комиссии IBU.

Драчёв любит подчёркивать, что в то время не имел никакого отношения к российской биатлонной команде, и в этом он прав. Но ничего не мешает ему как депутату Государственной думы и главе СБР провести расследование, выявить виновных и навсегда закрыть этот вопрос. Но уходя от темы, он показывает, что либо ему наверху не дадут полностью разобраться в ситуации, либо результаты расследования окажутся не теми, которыми он пытается их представить. А двойные стандарты только дают пищу для размышлений Международному союзу биатлонистов, в котором СБР уже два года не может вернуть себе полноценный статус и получает всё новые и новые штрафы из-за этих скандалов. Так может пора разрубить этот гордиев узел, Владимир Петрович?

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен