На Западе считают, что Россия для закрепления военного присутствия в акватории Северного морского пути использует боевых китов. В качестве доказательства там приводят спутниковые фото базы ВМФ в Мурманской области. В Москве не подтверждают эту информацию, но использование морских млекопитающих в военных целях, в том числе для уничтожения боевых пловцов и подрыва кораблей, вовсе не новость для американских или российских моряков.


Белуха из Оленьей Губы

Военный интернет-аналитик H I Sutton представил в одной из публикаций в собственном блоге спутниковые фотографии базы ВМФ России в Оленьей Губе, которая находится в Мурманской области в 4 км от места базирования подлодок Северного флота ВМФ России в Гаджиево. Эксперт рассмотрел на снимках два бассейна для китов и очертания, похожие на силуэт кита-белухи. На основании этого H I Sutton сделал вывод, что Россия тренирует морских млекопитающих в Арктике. Белухи, по его мнению, могут использоваться ВМФ России для слежения за Северным морским путём (СМП) — киты обучены не только слежке за акваторией, но и установке дистанционных взрывных устройств на недружественные корабли. В свою очередь норвежское издание The Independent Barents Observer опубликовало более детальные снимки российской военно-морской базы — на них видно уже пять загонов для белух: два диаметром по 20 метров и три — по 16 метров.

H I Sutton напоминает, что база в Оленьей Губе — место дислокации 29-й отдельной бригады подводных лодок Северного флота. Подразделение, предположительно, подчиняется Главному управлению глубоководных исследований (ГУГИ) Минобороны РФ — секретному ведомству, занимающемуся шпионажем и диверсиями в глубоководном пространстве. На вооружении бригады состоят, в частности «подлодки-шпионы» — атомные подводные лодки специального назначения БС-136 «Оренбург» (на ремонте) и БС-64 «Подмосковье» (в строю). Они несут атомные глубоководные станции АС-12 «Лошарик» и другие аппараты.

Опубликованные в Сети снимки Оленьей Губы могут пролить свет на недавний странный инцидент у норвежских берегов, полагает британский таблоид The Daily Mail. 29 апреля у побережья Финнмарка норвежские рыбаки встретили кита-белуху. На животном была упряжь с креплением для камеры GoPro и маркировкой Equipment St. Petersburg. Технические приспособления были переданы в Норвежскую службу безопасности, а животное, которое вело себя дружелюбно, принимало из рук людей еду и позволяло себя гладить, по слухам, планируют передать в заповедник Исландии. По версии российских военных, кит сбежал из гражданского Научно-исследовательского института в Санкт-Петербурге, однако на Западе изначально подозревали, что морское млекопитающее оказалось в Норвегии вовсе не с мирными целями. По мнению британского издания, кит, которого норвежские журналисты окрестили Whaledimir, сбежал из одного из загонов в Оленьей Губе.

Спецназ млекопитающих

Морские млекопитающие давно «поставлены под ружьё» в России и Соединённых Штатах. У нас в стране первые эксперименты по использованию животных для нужд ВМФ начались ещё до революции.

В 1915 году в Балаклавской бухте в Крыму по приказу командования Российского Императорского флота был обустроен секретный полигон, на котором тренировались до 20 животных — дельфинов и сивучей (морских львов). Млекопитающих приучали выводить из строя вражеские суда, срезать морские мины на мёртвых якорях, спасать утопающих после гибели судна. Примечательно, что руководил подготовкой боевых дельфинов и сивучей цирковой дрессировщик Владимир Дуров, известный как основатель знаменитого Театра зверей в Москве. Вскоре эксперименты прекратились — животные умерли, предположительно, были отравлены в результате немецкой диверсии. А после революции 1917 года о секретном полигоне в Балаклаве надолго забыли.

Franco Banfi/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

В 1950-е годы тренировать «животный спецназ» стали в ВМС США. Обучение дельфинов, морских котиков и сивучей проводилось под руководством ЦРУ. Животных учили шпионить за подводными объектами, а также подрывать суда, прикрепляя к их бортам глубоководные мины. Ещё одна задача морских млекопитающих — уничтожение подводных диверсантов. По неофициальным данным, боевые дельфины ВМС США в период Вьетнамской войны обезвредили до 50 вражеских боевых пловцов. Даже хорошо обученный подводник-диверсант не может справиться с подвижным и сильным морским млекопитающим. Кроме того, на животное может быть надет «намордник» с ножом или управляемым с берега пистолетом. Однако основная задача дельфинов, морских котиков, сивучей и белух — разведка, которую они осуществляют с помощью специально прикреплённых технических средств, поиск мин и маркировка глубоководного оборудования.

В СССР аналогичные эксперименты стали вестись с 1967 года. В 1970-х годах отряды боевых млекопитающих — дельфинов, белух и сивучей были в распоряжении Черноморского флота в Батуми, а также в составе Тихоокеанского флота во Владивостоке. На момент распада СССР в спецподразделениях флота, по неофициальным данным, «служили» до 150 дельфинов-афалин и китов-белух и до 50 сивучей. При этом если афалина — тепловодное животное, то сивучей и белух можно использовать в холодных водах Тихого океана, Северной Атлантики и в акватории Северного морского пути. Впоследствии часть этих животных была распродана, часть передана ВМС Украины, однако в российском ВМФ продолжали тренировать подводных млекопитающих. В том числе совершенствовать взаимодействия в рамках биотехнической системы «дельфин — человек — компьютер», позволяющей использовать их более эффективно.

Вячеслав Бобков/РИА Новости

На сегодняшний день существует два известных центра подготовки боевых морских млекопитающих — Севастопольский океанариум, базирующийся в Казачьей бухте, и военно-морская база в Сан-Диего (Калифорния, США). По непроверенным сообщениям, боевые дельфины активно использовались американскими ВМС в Персидском заливе. В летних учениях 2014 года в Чёрном море американцы задействовали морских львов и дельфинов. Сообщалось, что животные, доставленные на территорию Украины самолётами, тестировали американский антирадар, предназначенный для дезориентации эхолокаторов, а также отрабатывали поиск мин и военных водолазов. Как отмечали аналитики, использование дельфинов в акватории Чёрного моря — часть действий по закреплению военного присутствия Соединённых Штатов в регионе при отсутствии там полноценной американской военно-морской базы.