Сообщения о переброске командованием турецких вооружённых сил военных и бронетехники к границе с Сирией совпали c созданием новой коалиции сирийских повстанцев под эгидой Анкары. Не исключено, что обещаниям президента Реджепа Тайипа Эрдогана о начале операции по «освобождению» северо-восточных районов Сирии суждено сбыться. На это указывает реакция Соединённых Штатов, которые «курируют» северо-восточные районы: после телефонной беседы лидеров США и Турции Белый дом заявил, что американцы больше не будут находиться «в непосредственной близости» от Северной Сирии.


В минувшие выходные в район Акчакале юго-восточной провинции Шанлыурфа прибыл очередной турецкий военный конвой, который состоял из девяти тягачей с бронетехникой. Об этом сообщила турецкая государственная пресса. Кроме того, туда проследовали автобусы с бойцами турецкой регулярной армии, которые, очевидно, должны пополнить состав приграничных подразделений. Вероятность турецкой операции в этих районах неуклонно растёт, но не получает достаточного отпора. Пресс-служба Пентагона говорила о том, что США всё равно претит идея увеличения военного контингента в северо-восточных районах Сирии, даже если это нужно для того, чтобы предотвратить турецкую кампанию, хотя следует признать: американское командование по-прежнему поддерживает «Демократические силы Сирии» (ДСС) — многонациональный альянс, костяком которого считаются неприемлемые для Анкары курдские отряды народной самообороны.

В ночь на 7 октября США сделали экстраординарное заявление. Белый дом выпустил сообщение, в котором говорится, что американские военные «больше не будут находиться в непосредственной близости» от районов Северной Сирии. Это произошло после телефонных переговоров президентов США и Турции. Заявление может означать только одно: Анкаре дали зелёный свет на военную операцию.

По распространённому мнению, Анкара способна провести разрекламированную для внутренней аудитории, но ограниченную по масштабам операцию против ДСС. Но исключать того, что ситуация пойдёт «не по плану» и превратится в нечто неконтролируемое и необъятное, нельзя: политика Эрдогана в последние годы стала представлять собой концентрацию слабо прогнозируемого авантюризма. В минувшие выходные он обвинил США, с которыми были намечены некоторые договорённости по северо-востоку, в том, что они медлят, чтобы создать «зону безопасности» в граничащих с Турцией районах. Причём, по словам Эрдогана, с президентом США Дональдом Трампом уже давно было всё согласовано — проблема заключается только в том, что американского лидера не слушает собственная администрация. Риторический приём, позволяющий сделать откат к старым «настройкам».

Свою экспансионистскую риторику официальная Анкара подкрепляет вполне реальными делами. После длительных переговоров турецкое командование убедило свыше 40 вооружённых группировок сирийской оппозиции объединиться под одной зонтичной структурой и вступить в так называемую Сирийскую национальную армию. Эта коалиция, которая насчитывает по меньшей мере 35 тыс. боевиков, будет формально аффилирована с временным правительством в Газиантепе и будет находиться в подчинении у Министерства обороны Турции и национальной разведки — MIT.

Наблюдатели фиксируют переход в новую структуру членов оппозиционного Национального фронта освобождения, который базируется в последнем крупном анклаве сирийской оппозиции — провинции Идлиб. Это говорит о многом. Сирийскую национальную армию можно рассматривать двояко. С одной стороны, она нужна Анкаре как инструмент давления на курдские соединения, с другой — как формат фильтровки радикалов в Идлибе. С последними турецкое руководство, очевидно, возиться не намерено: об этом оно говорит уже открыто.

Эксперты признают, что увеличение масштабов и охвата Сирийской национальной армии, которую Турция уже использовала в двух крупных кампаниях против ДСС, путём включения туда группировок из Идлиба делает давление Анкары на своих визави по Сирии более весомым.

Парадоксально, но на сегодняшний день официальная Анкара управляет (прямо и косвенно, в Сирии и на своей территории) гораздо большим количеством сирийцев, чем само правительство в Дамаске. Создавая эту «параллельную Сирию», турецкое командование на самом деле цементирует репутацию адвоката суннитского населения и укрепляет фундамент легитимности собственного присутствия в Сирии. Претендует ли Анкара на некие властные полномочия, говорить сложно. Но с уверенностью можно сказать, что в случае перехода некоторых северо-восточных районов Сирии под контроль Турции местные административные советы будут «укомплектованы» по тому конфессионально-этническому признаку, который соответствует представлениям Анкары. И ДСС, и Дамаск в этом случае могут попрощаться с этими территориями.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен