Спустя почти девять месяцев после повторного прихода к власти в Афганистане «Талибан» (запрещён в РФ) по-прежнему сталкивается с многочисленными проблемами, пытаясь установить в разорённой многолетней войной стране такой порядок, который, с одной стороны, соответствовал бы нормам шариата, а с другой — не отпугивал международное сообщество. Но особых успехов на этом пути они пока не достигли. Кабул по исламским меркам сегодня выглядит скорее городом порока, чем оплотом правоверных.

Даже мэр Кабула, член «Талибана» Неда Мохаммед охарактеризовал столицу государства талибов как рассадник порока. По его словам, число нарушений исламских предписаний в столице уже дошло до такой степени, что расшатывает мусульманскую систему страны. Мэр отметил, в частности, что кабульцы продолжают слушать музыку, не отращивают бороды, а женщины позволяют себе носить платок на макушке вместо того, чтобы полностью покрываться. Неда Мохаммед даже обратился к Министерству поощрения желательного и запрета предосудительного — специальному органу, следящему за исполнением мусульманских предписаний, с просьбой разработать новый пакет мер, который заставил бы афганцев следовать исламским законам. При этом необходимо отметить, что талибы пока что практически не справляются с другими, более серьёзными проблемами, такими как повсеместная наркомания или распространённое принудительное обращение женщин в сексуальное рабство.

Хоть талибы и выпустили закон, запрещающий браки по принуждению, на практике жалобы от женщин рассматриваются шариатским судом «Талибана» без особого желания или внимания. Ситуация с правами женщин была плачевной и во время предыдущего, светского правительства. Однако тогда в стране работал целый ряд международных правозащитных организаций, которые могли оказывать женщинам хоть какую-либо помощь. С приходом талибов эти организации были вынуждены покинуть страну, а нарастающая бедность, безработица, заблокированные счета в банках приводят к тому, что всё больше семей продают своих, иногда даже несовершеннолетних дочерей в браки. Ряд авторитетных западных СМИ писали, что после прихода к власти в августе 2021 года лидеры «Талибана» обязали жителей провинций Бадахшан и Тахар на северо-востоке страны составить списки с незамужними девочками и женщинами в возрасте от 15 до 45 лет, для того чтобы они стали жёнами моджахедов.

Массовая свадебная церемония состоялась на юге АфганистанаФото: Arghand/XinHua/Global Look PressМассовая свадебная церемония состоялась на юге Афганистана

В таких браках женщины зачастую подвергаются эмоциональному, физическому и сексуальному насилию. В некоторых случаях новые мужья используют своих жён как дополнительный источник дохода, фактически обращая их в сексуальное рабство. Одна из таких девушек в интервью агентству VICE говорила, что её семья отдала её замуж за €4000, а уже через некоторое время новый муж заставил юную супругу заниматься проституцией. Когда девушка попыталась обратиться за помощью к своей семье, та отреклась от неё, упрекая в грехе. Затем девушка попросила о помощи знакомого, но тот лишь предложил отвезти её в один из столичных публичных домов. И, по словам респондентки VICE, женщин с похожей историей очень много в Афганистане. Правда, по её словам, после прихода «Талибана» к власти клиентов, желающих любви за деньги, стало меньше: многие боятся смертной казни — наказания за прелюбодеяние, узаконенного нормами шариата.

«Талибан», впрочем, заявляет, что борьба с прелюбодеянием крайне сложна, так как зачастую невозможно найти какое-либо доказательство преступления, к тому же по нормам шариата требуется как минимум четыре свидетеля. Одним из способов борьбы талибов с проституцией стал мониторинг порнографических сайтов в поисках видеоматериалов с афганками, которые потенциально всё ещё находятся в стране с последующим составлением списков с именами этих женщин и попытками их разыскать. Как именно талибы наказывают за проституцию, точно не известно. Так, в декабре 2021 года в городе Герат по подозрению в прелюбодеянии были арестованы более 18 человек, однако о том, что с ними стало, талибы не распространяются.

Впрочем, в подобных случаях надеяться на милость суда не приходится, так как контроль талибов над обществом также начал неоднозначно отражаться и на судебной сфере, которую новые власти Афганистана хотят подчинить себе. Так, в декабре прошлого года боевики ворвались в офис Независимой ассоциации адвокатов в Кабуле и потребовали от юристов прекратить работу. За этим последовало лишение более 2500 афганских адвокатов лицензий на осуществление юридической деятельности. В новом постановлении талибы заявили, что адвокаты имеют право вести свою работу, только если они получили одобрение со стороны властей. Западное юридическое образование, которое они получали, теперь также оказалось малоприменимо, так как теперь законодательные нормы базируются не на конституции и светском праве, а на шариате, который опирается на религиозные предписания и обычаи.

Такое положение дел исключает возможность для юристов и адвокатов свободно и независимо заниматься своей профессией, что сделает защиту прав человека в Афганистане практически невозможной, — говорится в письме Совета адвокатов и юридических обществ Европы (CCBE) от 25 ноября председателю Европейской комиссии Урсуле фон дер Ляйен.

Наркотики, проституция и бача-бази: как живёт Афганистан при талибахФото: Saifurahman Safi/XinHua/Global Look Press

Судебные процессы при талибах навряд ли как-либо поспособствуют их международному признанию, так как зачастую они оканчиваются ампутацией конечностей или публичными казнями. Сам суд зачастую представляет из себя собрание боевиков «Талибана» под председательством местного начальника, который зачастую является и судьёй-кади. На таких процессах боевики сидят по кругу, а в середине находится подсудимый. В ходе дела судья имеет право не только кричать на подсудимого, но даже его бить, чтобы добиться признания.

Доцент кафедры права Американского университета Афганистана в Кабуле Гарун Рахими считает, что

судебная практика талибов строится на наказании, которое воспринимается как единственный правильный механизм контроля. При боевиках это приобретает форму жестоких публичных зрелищ.

Показательным можно считать трагичный случай 60-летнего афганского комика Назара Мохаммеда, более известного в Афганистане как Хаша Зван (Спичка). Во время своего выступления летом 2021 года Назар, предположительно, позволил себе в социальных сетях шутку над организацией. После того как талибы взяли под свой контроль город, в котором он жил, его почти сразу вызвал к себе один из местных лидеров «Талибана». В нескольких видеороликах, снятых боевиками и распространённых в социальных сетях, видно, как взятый в плен Назар сидит с боевиками в одной машине. После короткого обмена приветствиями и улыбками беспомощный комик, который пытался своими шутками создать дружелюбную атмосферу, был встречен несколькими жестокими пощёчинами. Его затем доставили в местный штаб талибов, где последовала короткая беседа, в результате которой Назар был убит выстрелом в голову. Уже на следующих видео, также распространённых самими бойцами «Талибана», видно, как талибы, смеясь, играли с мёртвым телом комика, а затем вынесли его на улицу, где продолжили надругаться над трупом.

В период первого правительства талибов в 1996–2001 годах женщинам было запрещено выходить на улицу без сопровождения родственника мужского пола. Но это не мешало боевикам похищать девушек из деревень, чтобы превратить их в сексуальных рабынь. В то время в одном только Кабуле насчитывалось около шести тысяч женских и четырёх тысяч мужских сексуальных работников, что не совсем коррелировало с религиозными заявлениями лидеров «Талибана». Более того, в период первого прихода талибов к власти был отмечен рост спроса на услуги бача-бази (дословный перевод — «играть с мальчиками»), когда юных мальчиков переодевали в женщин, а затем продавали высокопоставленным афганцам для эротических танцев и последующих развлечений. Достоверно неизвестно, какова ситуация с бача-бази сейчас.

Афганские беженки в ИспанииФото: афганские беженкиАфганские беженки в Испании

Другая проблема, которая, кажется, при талибах становится только серьёзнее, — это наркотики. Более 80% мирового героина производится именно в Афганистане. При этом «Талибан» заявляет, что он не может позволить себе запретить производство наркотиков, пока Афганистану не начнут оказывать международную помощь, так как производство опиумного мака — единственный источник дохода для многих бедных семей.

Метамфетамин и героин открыто продаются и употребляются прямо под носом у новой власти. За восемь месяцев при талибах производство заращённых препаратов лишь удвоилось. При прошлом правительстве проблема наркотиков в Афганистане также была очень острой, однако тогда делалось это более скрыто и через подкуп полиции. Теперь же для покупки наркотиков существуют открытые точки на базарах и в центрах торговли. От наркомании в Афганистане страдают не только взрослые, но и дети, а центров по реабилитации на всех попросту не хватает. В стране более восьми процентов населения, согласно данным Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), страдает от наркотической зависимости.

В период нашего прошлого правления мы свели производство наркотиков к нулю. Сейчас же мы ищем альтернативы. Мы не можем забрать это у людей, не предлагая им чего-либо взамен. Борьба с этим принесёт пользу всему миру, поэтому международное сообщество должно помочь нам, — говорил представитель «Талибана» Билал Карими.

Справедливости ради надо сказать, что «Талибан» старается навести в стране порядок. Так, согласно отчёту Управления полиции Кабула, обнародованному 17 марта, за последние полгода проведено 26 операций по зачистке, арестовано 2180 человек в связи с различными уголовными преступлениями, изъято 59 килограммов наркотиков, 60 тысяч наркотических таблеток, 657 бутылок алкоголя. Также задержано 38 человек в связи с членством в группировке ИГИЛ (запрещена в РФ).

Наркотики, проституция и бача-бази: как живёт Афганистан при талибахФото: Oliver Weiken/dpa/Global Look Press

Однако отсутствие опыта гражданского управления, слабый контроль Кабула над регионами и плачевная экономическая ситуация сильно ограничивают возможности «Талибана», который, вероятно, хотел бы устроить в стране «образцовое консервативное мусульманское общество», но после нескольких десятков лет войны и раздробленности это не столь просто.

Как заявил и. о. главы МИД Исламского Эмирата Афганистан Амир Хан Моттаки на саммите в Анталье в начале марта,

международное сообщество должно работать с Исламским Эмиратом для достижения политически стабильного и экономически самодостаточного Афганистана, а также помочь снять санкции.