Есть артисты известные и знаменитые, звезды и суперзвезды. А бывают такие, как Муслим Магомаев. В 20 лет он прославился на весь Советский Союз, в 25 после концерта во Дворце спорта поклонники несколько метров несли его машину на руках, в 31 он стал самым молодым народным артистом СССР, а в 60 добровольно ушел со сцены. Принято считать, что Магомаев был баловнем судьбы. Однако в его жизни было немало врагов, а в карьере — препятствий, в том числе со стороны властей. К юбилею артиста NEWS.ru вспоминает историю самого знаменитого певца советской эстрады.

Творческие гены и детство без отца и матери

Муслим Магомаев родился в Баку в уважаемой и артистичной семье. Его дед Абдул Муслим Магомет оглы Магомаев был одним из основоположников азербайджанской классической оперы. У Абдул Муслима было два сына, младший из которых Магомет Магомаев — отец Муслима — стал театральным художником. Он оформлял спектакли и именно в театре встретил будущую жену — молодую актрису Айшет Ханжалову (известную под сценическим псевдонимом Кинжалова).

Отца у Муслима отняла война. Магомет Магомаев ушел на фронт добровольцем и погиб за девять дней до победы, вытаскивая из-под обстрела раненого товарища. Мама Муслима постоянно гастролировала, поэтому мальчик рос с бабушкой, тетей и дядей Джамалом, который тогда занимал пост заместителя председателя Совета министров Азербайджана.

Мне хватало любви дяди, тети, бабушки. И я всегда говорю, что, наверное, хорошо, что я остался в этой семье, а не скитался вместе с мамой. Воспитание и образование требуют все же оседлой жизни, — вспоминал о детстве Муслим Магомаев.

Будущий певец учился в элитной музыкальной школе, собираясь стать пианистом и композитором. Дядя обеспечил мальчика лучшими репетиторами, а к 14 годам у него прорезался голос. Магомаев пел везде — на улице, в парках, из открытых окон, даже когда маститые педагоги просили его беречь голос во время ломки.

Его музыкальная карьера развивалась стремительно. В возрасте 20 лет он успешно выступил в Кремлевском дворце с песней «Бухенвальдский набат» и каватиной Фигаро из оперы «Севильский цирюльник».

А через год Магомаев провел первый сольный концерт в Концертном зале им. П. Чайковского. После такого триумфа Муслим стал солистом Азербайджанского театра оперы и балета и получил билет на двухлетнюю стажировку в итальянский театр «Ла Скала».

Отказался от оперной карьеры в пользу эстрады

Магомаева дважды приглашали в Большой театр, но оба раза он отказывался. Сам певец объяснял это тем, что его музыкальные данные не соответствовали высокому жанру. Кроме того, он не хотел быть «подающим надежды» мальчиком, которого будут учить старшие коллеги. Большой театр тогда был славен не только певцами, но и интригами. Магомаев думал, что новичка станут задвигать.

Я не хотел петь «в очередь». К тому же там пришлось бы петь и советский репертуар, а я его терпеть не могу. Рос на Пуччини, Россини, Верди и не хотел петь Прокофьева или Щедрина, — говорил он спустя много лет.

Однако виолончелист и музыковед Артем Варгафтик уверен, что Магомаев обладал всеми качествами, необходимыми оперному солисту.

Безусловно, у него был первостатейный оперный голос. Магомаев был великолепным Фигаро и прекрасным исполнителем всех баритоновых ролей, которые обычно называются кавалерскими. Может быть, его голос был слишком характерный, выразительный, с чисто личностными особенностями. Все кавалерские баритоны между собой очень похожи, как идеальные дикторские голоса на радио, — рассказал Варгафтик NEWS.ru.

По словам музыковеда, амплуа оперного исполнителя несовместимо с другими видами музыки. Магомаеву нужна была более широкая аудитория и популярность. А чем он мотивировал этот выбор, не настолько важно.

Он абсолютно спокойно мог петь оперный репертуар. Сохранилось немало записей, где он делает это без всякого микрофона и других эстрадных хитростей. У Магомаева был очень сильный, молодой, убедительный голос, несмотря на то, что он не тенор, а баритон, — утверждает Варгафтик.

К 25 годам парень из Баку стал звездой всесоюзного масштаба. Друг Магомаева оперный певец и солист Владислав Верестников говорит, что Муслим Магометович поднял уровень эстрады до невообразимого уровня.

Эстрада многих манила большими деньгами. Им казалось, что оперным певцом быть сложно, а эстрадным — совсем нет. Но Муслим поднял планку. Он вставал в шесть утра, курил сигарету, шел к роялю. Каждый день работал, чтобы не допустить ни одной фальшивой интонации, никакой фальшивой мимики, — вспоминает Верестников.

Принц из Баку: кем был Магомаев — трудягой-самородком или баловнем судьбыФото: Александр Коньков /Фотохроника ТАСС

Власти СССР ревновали Магомаева и боялись выпускать за границу

Всю творческую жизнь Магомаева называли баловнем судьбы. Однако в жизни певца было немало трудностей, большинство из которых возникали из-за зависти коллег и опасений власти. Чем известнее он становился, тем пристальнее за ним следили в руководстве Азербайджана.

По словам биографа Екатерины Мешаненковой, чиновники считали, сколько времени певец проводит за пределами Азербайджана, словно ревновали к другим республикам и городам, особенно к Москве. При этом Магомаев и не думал отказываться от родины — на всех афишах он значился как азербайджанский певец.

В итоге это вылилось в серьезный конфликт между руководством Азербайджана и министром культуры СССР Екатериной Фурцевой. Магомаев должен был участвовать в большом концерте советских артистов в Париже. Но азербайджанские власти не захотели отпускать его, а без их разрешения Магомаев не имел права пересекать границу.

Он прекрасно знал, что не виноват перед республикой и все обиды у них в голове. Поэтому ему не оставалось ничего другого, кроме как обратиться к Фурцевой за помощью, — рассказал Верестников NEWS.ru.

Фурцева сразу позвонила в Баку, и вопрос был улажен. Однако выпустили артиста только в день концерта, поэтому Магомаеву пришлось выступать без репетиций.

Советский артист так поразил парижскую публику, что директор театра «Олимпия» Бруно Кокатрикс предложил ему продолжить гастроли по Европе. В то время отечественные исполнители имели право вести переговоры с западными импресарио только через представителей Госконцерта. А те специально запросили огромную сумму, чтобы переговоры окончились ничем.

По причине несуразной политики Госконцерта очень многие наши исполнители не смогли в те годы стать известными и в других странах. У нас почему-то не хотели понимать, что эти артисты — такое же достояние нашей культуры, как ансамбль «Березка», моисеевцы, цирк, два-три самых именитых инструменталиста... Если бы в зарубежные гастроли почаще ездили как можно больше наших замечательных исполнителей, то нашу культуру знали бы за рубежом гораздо лучше, — говорил Муслим Магомаев.

Кокатрикс еще несколько раз пытался уговорить Фурцеву отпустить Магомаева в Европу. Но министр отвечала, что певца постоянно приглашают на правительственные концерты, поэтому он нужен в СССР.

Конечно, это была отговорка. Его боялись отпускать. А вдруг сбежит. К тому же у Муслима были состоятельные родственники в Швейцарии. Они помогли бы ему на первых порах. Его и раньше не любили выпускать за границу, а после этого совсем кислород перекрыли. Хотя я уверен, Муслим никогда бы не уехал из Союза, — подчеркнул Верестников.

Власти отстранили его от концертов, а люди носили на руках

Была еще одна характерная история. В том же году Магомаеву предложили отработать концерт на стадионе за тройную ставку. Причем уверили, что все законно и даже есть официальное разрешение министерства. Он знал, что коллегам-певцам платили тройную ставку за стадионные выступления, поэтому без раздумий согласился. Речь шла о 600 рублях вместо 200.

На деле же никакого разрешения не существовало. Магомаев спел сольный концерт на стадионе в Ростове-на-Дону, получил деньги, заплатил налоги, не подозревая об обмане.

К слову, это было то самое выступление, на котором организаторы попросили Магомаева прокатиться вдоль трибун в открытой машине. Он поехал, но поклонники ринулись с трибун и буквально подняли автомобиль с четырьмя пассажирами. После этого случая родилось немало легенд о том, как зрители носили машины Магомаева на руках.

На этом история с деньгами не закончилась. Магомаеву собирались инкриминировать «нетрудовые доходы», что было уголовно наказуемо. Певцу грозила реальная тюрьма.

Исполнитель оказался загнан в угол, несмотря на полную невиновность. На целый год его отстранили от концертной деятельности и отправили в родной Баку. Он использовал это время для того, чтобы закончить консерваторию, а после получил приглашение выступить на годовщине КГБ. Это была своего рода амнистия, вернувшая певцу расположение властей.

Магомаев вышел на колоссальный уровень популярности в очень раннем возрасте и стал самым молодым народным артистом за всю историю создания этой награды. Но при этом он не тяготился популярностью, не мучился. У него была блестящая карьера, которая так же блестяще завершилась, когда он сам это решил. Про таких людей говорят, что он был для этого рожден. И большая удача Магомаева в том, что все вовремя это поняли, — утверждает Артем Варгафтик.

По мнению Льва Лещенко, трудно было встретить более скромного человека, чем Муслим Магомаев.

Он всем давал автографы, никого не обижал невниманием. Причем я ни разу не видел, чтобы он распевался. Сразу выходил на сцену и нес залу золотое звучание. Муслим будто раскрасил наше серое время. Он определил это настроение не только для нас, певцов, но и для всех людей. Магомаев научил по-новому чувствовать, переживать, любить, — вспоминает Лещенко в беседе с NEWS.ru.

Муслим МагомаевФото: Александр Коньков /Фотохроника ТАССМуслим Магомаев

Артем Варгафтик объясняет такую любовь к публике внутренним аристократизмом.

Есть трудно определимые словами вещи, такие как харизма и артистическое обаяние. Про очень убедительного актера или рассказчика режиссеры говорят, что он «прёт из кадра». Магомаев обладал как раз такой невероятной убедительностью, доверительностью. Он воспринимался людьми как самая настоящая звезда, ничего для этого не делая. Как в сказке про Аладдина. Такой принц Али. Он появляется — и для всех очевидно, что перед ними фигура царственного происхождения, — говорит музыковед.

По его мнению, Магомаев сам получал гигантское удовольствие от выхода на сцену, от общения с любыми аудиториями: эстрадными, театральными. Магомаев прекрасно разбирался в музыке, играл на рояле, сам себе аккомпанировал. Никогда не опускался до уровня невзыскательной публики, чтобы покорить сердца миллионов. Он был выше этого и поднимал аудиторию до своего уровня.

Он в этом купался. И это чувствовалось. Такое невозможно ни сыграть, ни сымитировать. Плюс великолепная профессиональная подготовка. И, конечно, ненаигранный аристократизм. Это просто черты его личности, которые удивительным образом совпали с тем, чего ждала публика, — утверждает Варгафтик.

Удивительно, но сам артист признавался, что «практически всегда был недоволен тем, что делал». Ему «всё время хотелось сделать лучше». Магомаев называл это не требовательностью к себе, а досадой, что он не может прыгнуть выше головы.

Мне бы хотелось петь, как Марио Ланца, а у меня не получилось. Это всегда не давало мне возможности высокомерно относиться к другим, критиковать кого-то, что поёт не так, поёт плохо. Он поёт так, как дал ему Бог, больше он сделать ничего не сможет, — признавался Магомаев в автобиографии «Любовь моя — мелодия».