Непобеждённый российский боец Роман Копылов, ставший чемпионом в среднем весе в компании Fight Nights, должен был дебютировать в UFC ещё в начале года, однако из-за травмы первый бой пришлось перенести. Теперь он планирует выступить на ноябрьском турнире в Москве. О своём пути в единоборствах, примерах для подражания и самом сложном испытании в карьере он рассказал в эксклюзивном интервью News.ru.


— Вы родились в небольшом рабочем посёлке Щебзавод. Как пришли там к единоборствам? Улица заставила?
— Нет, родители привели в детстве. К тому же в ту же секцию ходили и одноклассники. Так начал и дерусь, и тружусь по сей день.

— В таком интересе к спорту должна быть велика роль первого тренера. Какие у вас отношения?
— Юрий Анатольевич Марченко до сих пор со мной работает. Мы тренируемся с ним вместе дома, а перед боем я уезжаю на сборы вместе с командой.

— Кемеровская школа единоборств больше известна выходцами из тайского бокса: Дрозд, Левин, Вахитов и другие. Однако вы пришли в рукопашный бой. У вас есть конкуренция стилей и почему выбрали этот путь?
— У нас разные виды спорта. Муай тай — чисто ударный. У нас преобладает ударная техника. Просто в посёлке, где я живу, не было секции тайского бокса. Он развит в Прокопьевске и Киселёвске.

— Кто для вас был примером в спорте в то время?
— Думаю, я никого не удивлю, если скажу, что это Фёдор Емельяненко. В то время он уже был культовым бойцом на пике карьеры, и его бои меня вдохновляли. Человек, который столько лет был чемпионом, заслуживает восхищения.

— В дальнейшем довелось с ним познакомиться?
— Да, я был на сборе в Старом Осколе, на котором он готовился к своему поединку в Bellator. Мне удалось с ним потренироваться и пообщаться. Он сильный спортсмен и очень хороший человек.

— Вы все свои бои выиграли нокаутами, а как чувствуете себя на земле?
— Хоть я в большей степени ударник, не забываю про борьбу. На каждых сборах уделяем большое количество времени партеру и борьбе в стойке. Стараемся быть разносторонними.

— Что чувствуете накануне долгого ожидания дебютного боя в UFC?
— Действительно, пришлось долго подождать. Я должен был драться в Санкт-Петербурге, но немного травмировался перед боем. Мы не стали рисковать, а потом долго не давали боя. Приятно, что первый бой в такой организации пройдёт дома. Поэтому настрой отличный.

— После травмы быстро восстановились?
— Нормально. Поберёг себя и какое-то время не тренировался, а потом потихоньку начал, и всё пришло в норму.

— Наш соотечественник Альберт Туменов, перед тем как попасть в UFC, так же как и вы, победил Ясубея Эномото. Этого бойца можно назвать тестом готовности к лучшей лиге мира?
— Эномото, хоть и взрослый боец, но очень стойкий и волевой. Судя по нашему бою, с ним легко не бывает. При этом он хороший боец, с ним было интересно подраться. Тем более это был чемпионский бой из пяти раундов, а такие поединки больше всего запоминаются.

— Ваш одноклубник Тимофей Настюхин, победив Эдди Альвареса, стал автором сенсации года в мире ММА. У вас после этого появилась уверенность, что способны побить любого бойца UFC?
— Да, я очень рад за него. Мы с ним неоднократно тренировались вместе. Этим боем он показал, что всё можно и всё в наших руках. У любого бойца две руки и две ноги. Главное — тренировать и хотеть победить.

— Какого соперника вы бы хотели в первом бою: схожего с вами по стилю или борца?
— Предпочтений у меня нет. Буду рад подраться с любым, кого поставит организация.

— Но там крупные средневесы. Многие смотрятся, как тяжи. Вы не хотите согнать до 77 кг?
— Нет. Много веса гонять — здоровье тратить. Все бои я комфортно себя чувствовал в этом весе. Сейчас подерёмся и посмотрим. Думаю, всё будет хорошо.

— На вашей странице в Instagram указано, что вы не просто российский боец, а боец из Сибири. Будете как-то по-особому позиционировать себя как сибиряка в Америке?
— Да. Пусть знают, что в Сибири много бойцовских талантов. Тот же Пётр Ян, успешно выступающий в UFC. Хотелось бы продолжить победные традиции сибирских бойцов, показать свои лучшие навыки и запомниться зрителю яркими боями в лучшей организации мира.

— Бойцовское прозвище уже успели получить?
— Нет, даже пока не думал об этом.