Российский чемпион UFC Хабиб Нурмагомедов победил удушением в третьем раунде американца Дастина Порье и во второй раз успешно защитил свой титул чемпиона UFC. News.ru подводит главные итоги этого боя для россиянина, которые оказались не столь радужными, как кажется на первый взгляд.


Хищник под давлением

Я видел выход Хабиба Нурмагомедова на каждый из его 12 поединков в UFC, включая бой с Конором Макгрегором, но ещё никогда он не был так взволнован, как в Абу-Даби. Во-первых, ему впервые пришлось выступать фактически на своей территории перед полностью лояльным залом, который ждал от чемпиона только победы. Во-вторых, в отличие от последних боёв в США Хабиба к октагону сопровождал отец, и боец чувствовал перед ним особую ответственность. Наконец, дело осложнялось аномальной жарой и предшествовавшей ей тяжелейшей весогонкой. Что бы ни говорил сам Хабиб, а война с килограммами порой тяжелее, чем с иными соперниками.

Именно поэтому доминирующий хищник в октагоне имел очень взволнованный и обеспокоенный вид, и дело тут вовсе не в силе Дастина Порье, который как боец ничуть не превосходит того же Конора Макгрегора. В английском есть такая замечательная идиома «нервничать как длиннохвостый кот в комнате, полной кресел-качалок». В данном случае она полностью соответствовала состоянию Нурмагомедова. И в том, что он с этим прессингом справился и провёл хороший бой, его огромная заслуга, но есть и минусы.

Пять шагов по лезвию бритвы

Одна из причин, по которой мог проиграть Нурмагомедов, — это излишнее увлечение обменом ударами. Первый раунд он начал осторожно, но затем несколько раз успешно встречал Порье и во второй пятиминутке решил с ним зарубиться. Всё это могло закончиться для него печально. После попадания Бриллианта с правой у Хабиба подогнулись ноги. Так сильно его не вело ни в бою с Конором Макгрегром, ни с однообразным, но весьма опасным нокаутёром Майклом Джонсоном. Подбородок Нурмагомедова действительно сделан из гранита, и на полное восстановление ему хватило и 15 секунд, но первые пять шагов после пропущенного удара он сделал как не вполне трезвый человек.

Попади в этот момент Порье акцентированно ещё раз, и чемпион бы не вывез, но все удары просвистели по касательной. Так же на грани в расцвете своей карьеры был Фёдор Емельяненко во время боя с Казуюки Фудзитой. Спорт не знает сослагательных наклонений, но этот факт говорит, что Хабиб, как и любой боец, уязвим, и если этим не воспользовались сейчас, то смогут сделать в другой раз.

«Наша песня хороша — начинай сначала»

Несмотря на уверенную победу, Нурмагомедов не показал в этом бою ничего нового. В стойке удар коленом в прыжке пришёлся по воздуху, а в жёстком размене ударами он смотрелся не очень здорово. Пришлось вытаскивать бой на привычном багаже. Низкий проход под две ноги, постоянное давление у сетки, проходы за спину и удушения с давлением на подбородок. Этим всем Нурмагомедов владеет в совершенстве, что в очередной раз и показал, но то же самое мы видели и с Макгрегором, с Барбозой и другими сильными ударниками. Ничего нового в арсенале чемпиона в бою с Порье не появилось.

А если боец перестаёт прогрессировать, то, как бы он ни был хорош, его изучат, приспособятся и раскусят. Тактика граунд-энд-паунд была продемонстрирована ещё на первых UFC Марком Коулменом, но и к нему через несколько турниров нашли ключи. Нурмагомедов ещё не встречался с соперниками с по-настоящему высоким уровнем борьбы, а они есть. Тот же Тони Фергюсон и нокаутирующей мощью обладает в стойке, и борется гораздо лучше Порье, а уж к фирменным приёмам Хабиба на момент личной встречи подойдёт во всеоружии.

Валерий Шарифулин/ТАСС

Осознание новой угрозы

Понимает серьёзность этой угрозы и сам Нурмагомедов. Именно поэтому он не стал сразу после боя говорить о Фергюсоне, хотя UFC уже объявил его официальным претендентом ещё до боя. Сейчас чемпион может взять паузу, потянуть время, рассмотреть варианты денежных боёв с тем же Макгрегором, Жоржем Сен-Пьером или Нейтом Диасом, чтобы отложить встречу, которая сулит ему мало хорошего. Чтобы победить Фергюсона, показанного в Абу-Даби будет явно недостаточно. Хабибу придётся быть готовым проводить больше времени в стойке, а там уже не задирать так высоко свой подбородок, потому что по нему может снова прилететь. Кроме того, низкие проходы в ноги могут быть контратакованы физически мощным соперником, и тот же Фергюсон на месте Порье в некоторых моментах мог бы перехватить инициативу на земле.

Конечно, победа есть победа, и мы все рады очередному успеху соотечественника и восхищаемся проявленным характером Нурмагомедова, сумевшего пережить самый сложный момент в своей карьере, но, объективно говоря, в нынешнем лёгком весе есть только одна фигура сопоставимого с ним масштаба. Это Тони Фергюсон, и именно противостояние этих двух бойцов и выявит лучшего легковеса современности.

Готов ли Хабиб к такому вызову, который потребует не только мобилизации всех имеющихся сил, но и заставит прыгнуть чуть выше головы? От этого будет зависеть его наследие как одного из величайших бойцов в истории. Если продолжать проводить параллели с Емельяненко, то для него таким вызовом и настоящим бойцовским пиком стал поединок с Мирко Крокопом, в котором он побил хорвата даже на его территории, и благодаря той победе до сих пор считается лучшим тяжеловесом в истории. Если Нурмагомедов примет вызов Фергюсона и победит, он будет вправе рассчитывать на такой же статус лучшего легковеса всех времён.