В Башкирии избивают местных жителей, которые встали на защиту уникального природного объекта. Пострадавшие уверены, что атакующие действуют в сотрудничестве с местными властями, заинтересованными в прибыли, которую может получить одна из местных компаний. В ситуации разбирался NEWS.ru.

«Один держал, двое били. От одного отвернулся, от второго не смог», — жалуется на камеру человек с окровавленным носом. Дело происходит ночью у автомобильной дороги. Рядом с человеком строительная техника, скорая помощь, сотрудники ЧОП и обычные люди. Это видео, которое в Сети опубликовали активисты-защитники шихана Куштау в Башкирии. 9 августа на них — охраняющих от вырубки и уничтожения природный объект — напали эти самые сотрудники ЧОП.

Шихан — это одиночный холм, возвышенность с правильными склонами и вершиной. В Башкирии эти холмы образовывали цепочку вдоль реки Белой, состоящую из четырёх шиханов: Торатау, Шахтау, Юрактау и Куштау.

Эти шиханы — уникальные природные объекты. В 1950-х Шахтау был взорван и срыт для производства соды. Оставшиеся шиханы охраняются (они входят в перечень геологического наследия всемирного значения), но при этом в нормативах есть лазейки: если Юрактау и Торатау юридически защищены от уничтожения и вокруг них запрещена вырубка, то Куштау такого статуса не получил. В прошлом году Федеральное агентство по природопользованию выдало разрешение добывать известняк, из которого при сжигании получают кальцинированную соду. Таким образом, этот шихан поставлен под угрозу. Опасаются активисты и за другие подобные объекты.

Разрешение на то, чтобы разведывать и добывать в Куштау известняк, было выдано Башкирской сырьевой компании «Сода». «Сырьевая компания» заказала экспертизу Института археологии РАН, которая не обнаружила на территории шихана объектов культурного наследия. Защитники Куштау хотят создать вокруг него особо охраняемую природную территорию. Для этого в Минприроды должна для начала поступить заявка от региональных властей, чего сделано не было.

Активисты указывают на то, что лес, растущий вокруг природного объекта, принадлежит Федеральному агентству лесного хозяйства России (Рослес) и на его вырубку, без которой невозможно начать добывать соду, разрешения нет. Однако на местные власти и на «Соду» это не особо влияет. В итоге экологи, активисты и сочувствующие им местные жители решили, что самый надёжный способ защиты — это разбивание лагеря у природного объекта. Были и другие акции протеста: одиночные пикеты, петиции (в том числе от члена Русского географического общества) и флешмобы. В частности, несогласные несколько раз растягивали вокруг шихана флаг республики длиной три километра, образуя вокруг него живую цепь. После этого к некоторым участникам пришла полиция, так как, по их словам, была проведена несогласованная массовая акция.

Как рассказала NEWS.ru местный политолог Карина Горбачёва, на последнем подобном флешмобе было от трёх до пяти тысяч человек — рекордное число участников для этих мест.

Лагерь основали во вторник, когда поняли, что будут покушаться на гору и только личное присутствие может её спасти. А в воскресенье провели флешмоб. Всё было мирно и спокойно. Было мало сотрудников полиции. В отличии от подобного флешмоба, который проводился в феврале, в этот раз не было никаких препятствий. Для сравнения - тогда гору оцепили снегоуборочной техникой, и акцию пришлось проводить на подъезде к горе. Были люди разных национальностей и из разных регионов. Поддержать нас приехали и десантники​, — объяснила Горбачёва.

Живая цепь в защиту шихана Куштау Фото: Евгений Романов/youtube.comЖивая цепь в защиту шихана Куштау

Судя по всему, именно создание палаточного лагеря спровоцировало нападение, так как показало, что противники уничтожения шихана настроены серьёзно. Активист и колумнист газеты Bonus Рамиль Рахматов вышел на одиночный пикет после того, как узнал о ночном нападении на лагерь.

Приехали на место несколько десятков непонятных молодых людей. Они не представлялись, у них не было указательных знаков, ничего. Они стали устраивать провокации против людей, были стычки. При этом сотрудники полиции приехали только через несколько часов на место, но и когда приехали — не вмешивались в ситуацию. Фактически они работали на стороне этих наглых титушек. Меня это особенно возмутило, так как государство им передало свою легитимную монополию на насилие. Сегодня, получается, это, а дальше что-то ещё хуже? — рассказывает NEWS.ru Рахматов.

Он также утверждает, что часть приехавших ночью противников лагеря представлялась сотрудниками ЧОП «Вершина». Эта же организация обслуживает содовую компанию.

Когда с ними говорили, молодые люди рассказывали, что за приезд им заплатили три тысячи рублей, — говорит Рахматов.

На многочисленные звонки корреспондента NEWS.ru в офисе «Вершина» отвечала девушка, представляющаяся бухгалтером, которая говорила, что никого из руководства нет, после чего каждый раз стремительно вешала трубку.

ТоратауФото: Olegfoto-sk/CC BY-SA 4.0/wikimedia.orgТоратау

Изначально Башкирская содовая компания претендовала на разработку гор Торатау и Юрактау, имеющих, как уже говорилось выше, статус памятников природы республиканского значения. В связи с чем в их передаче было отказано и в качестве компенсации была выбрана Куштау.

Глава Башкирии Радий Хабиров высказывался публично по поводу ситуации и протестующим.

Я никогда не соглашусь оставить без работы тысячи людей. Бесполезно пытаться меня ломать, выкручивать руки, подкупать журналистов и националистов. Это пытаются делать те, кто просто хочет выдавить одну компанию с рынка и запустить свою, — утверждал руководитель региона.

Однако это несколько противоречит информации, которую смог найти и опубликовать у себя на странице в Facebook председатель местного отделения партии «ПАРНАС» Рафик Дусалиев. По его данным, на самом деле выгодоприобретателем от разработки является вовсе не «Сода», а немецкая компания HeidelbergCement AG. Она — крупнейший в мире производителем цемента и бетона.

В 2006 году было основано представительство компании HeidelbergCement в России ООО «ХайдельбергЦемент Рус», основным видом деятельности предприятия является производство цемента. В России компания владеет тремя цементными заводами «Цесла», «ТулаЦемент», филиал ООО «ХайдельбергЦемент Рус» в Стерлитамаке. Эти три предприятия имеют суммарную мощность 4,6 млн тонн цемента в год: 1,8 млн тонн, то есть почти половина продукции ежегодно производится стерлитамакским заводом. Следует ожидать, что с началом разработки Куштау резко увеличатся мощности башкирского филиала HeidelbergCement, — написал у себя политик.

Получить комментарий от HeidelbergCement к моменту выхода статьи не удалось.