Городской суд Петербурга признал запрещённым сборник статей «Девять комментариев о коммунистической партии», посвящённый критике властей КНР. Кроме типографии «Финтрекс», напечатавшей издание, ответчиками в деле значатся медиапроект «Великая Эпоха», связанный с движением «Фалуньгун» («Фалунь Дафа»), и его представитель Валентина Виноградова. Синтезирующая древние восточные философии и гимнастику цигун крипторелигиозная организация в Китае более 20 лет подвергается гонениям и считается деструктивной сектой. В России некоторые её издания внесены в список экстремистской литературы. NEWS.ru выяснил, почему российские власти запрещают медийную активность китайского культа и насколько обоснованны претензии к нему со стороны официального Пекина.


Признаки деструктива

Как сообщает объединённая пресс-служба судов Петербурга, ранее прокуратура обратилась в Невский суд Северной столицы с административным иском к Валентине Виноградовой, ООО «Финтрекс» и ООО «Великая Эпоха» с требованием признать запрещённым на территории РФ сборник статей «Девять комментариев о коммунистической партии», а также конфисковать у ответчиков нереализованную часть тиража.

Сам 270-страничный сборник составлен связанным с движением «Фалуньгун» международным медиапроектом «Великая Эпоха» (The Epoch Times, расположено в США, а российское ООО «Великая Эпоха» зарегистрировано в Москве) и в 2015 году напечатан тиражом 5000 экземпляров в типографии «Финтрекс». Валентина Виноградова является членом ассоциации «Центр духовного и физического совершенствования Фалунь Дафа» — российского представительства сторонников китайского культа.

Согласно полученному заключению специалиста-психолога, в книге содержатся психологические признаки возбуждения розни (вражды) по отношению к группе лиц путём формирования и подкрепления негативной установки по отношению к Компартии. Материал книги содержит высказывания, направленные на возбуждение социальной розни по отношению к последователям Коммунистической партии Китая и коммунизма в целом; содержатся психологические признаки пропаганды неполноценности по отношению к конкретной группе лиц, у адресата формируется убеждение в неравноценности лиц, принадлежащих к Компартии, в морально-нравственном отношении. Содержатся психологические признаки унижения конкретной группы лиц, — сообщает пресс-служба.

По мнению прокуратуры, запрет книги необходим для «профилактики создания и деятельности в России деструктивных радикальных организаций и движений».

Изначально сборник 2015 года «Девять комментариев о коммунистической партии» признал запрещённым к распространению в РФ Невский райсуд Петербурга. Позднее это решение было обжаловано. Горсуд Северной столицы суть решения первой инстанции оставил почти без изменений, исключив несколько незначительных моментов.

За последнее десятилетие это не первое разбирательство, связанное с намерением властей запретить антикоммунистическую книгу в РФ. Так, в апреле 2010 года Октябрьский суд Екатеринбурга отказался признавать экстремистским материалом издание «Девяти комментариев о коммунистической партии» 2005 года. Тогда Свердловская транспортная прокуратура настаивала, что сборник возбуждает ненависть русских к китайцам, не являющимся адептами «Фалуньгуна».

Как считают в аналитическом центре «Сова», занимающемся мониторингом экстремистских проявлений, запрет «Девяти комментариев о коммунистической партии» якобы «не имеет достаточных оснований».

В этом издании содержится резкая критика деятельности КПК (Компартии Китая. — NEWS.ru). Однако, выступая против партии, авторы книги остаются в рамках исторической и политической дискуссий, не допускают никаких проявлений этнической ксенофобии, не пропагандируют насилие и, напротив, подчёркивают важность «ненасильственного перехода к обществу, освобождённому от КПК». Поэтому мы полагаем, что решение екатеринбургского суда, отказавшего прокуратуре в запрете книги за возбуждение ненависти к китайцам — сторонникам КПК, было верным, а решение петербургского суда представляет собой чрезмерное вмешательство в свободу выражения мнения, — говорится на сайте организации.

Как сообщили NEWS.ru в пресс-службе Министерства юстиции, в ведомственном реестре зарегистрированных некоммерческих организаций «сведения о действующих некоммерческих организациях, наименования которых включают слово „Фалуньгун“, не содержатся». Кроме того, не имеется данных о движении с таким названием и в перечне общественных объединений и религиозных организаций, в отношении которых судом принято решение о ликвидации или запрете на основании закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Но помимо антикоммунистического сборника, в России запрещены несколько других изданий, связанных с «Фалуньгуном». В 2011 году суды Краснодарского края признали экстремистскими материалы книги «Чжуань Фалунь», написанной лидером учения Ли Хунчжи, брошюру Дэвида Мэйтаса и Дэвида Килгура «Отчёт о проверке утверждений об извлечении органов у последователей „Фалуньгуна“ в Китае» и информационный листок «Фалунь Дафа в мире».

Все они внесены в соответствующий список Минюста под номерами 296, 297 и 298, — отметили в ведомстве.

Некоторые защитники «Фалуньгуна» утверждали, что запреты литературы и другие злоключения адептов китайского гуру в нашей стране могут быть связаны с ростом влияния Русской православной церкви, которая якобы не допускает появления на внутреннем религиозном «рынке» более-менее серьёзных «конкурентов». Есть и другая версия — международные обязательства России, а именно договор «О добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР», заключённый в 2001 году. Этот документ предполагает, что Москва и Пекин «активно сотрудничают в области борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом».

Ondrej Deml/CTK/Global Look Press

История китайского гуру

Термин «Фалуньгун» означает «усердную работу с колесом учения», а синонимичный ему «Фалунь Дафа» — «великий закон колеса учения» или «великий метод колеса Дхармы». Одноимённое движение создал в 1992 году 41-летний Ли Хунчжи (урождённый Ли Лай), который, по данным китайских властей, ранее работал трубачом департамента пропаганды лесной полиции провинции Цзилинь, а затем клерком в компании зерновых и масличных закупок в городе Чанчунь.

Как рассказывает NEWS.ru востоковед Дар Жутаев, в первые годы существования эта структура не вызывала вопросов у властей КНР, сильно изменивших государственную идеологию. При Мао Цзэдуне и особенно в годы «культурной революции» 1966–1976 годов в Китае резко негативно относились к религиозным движениям и старой философии типа конфуцианства, которое после смерти великого кормчего вытащили на свет как сворачивающие социалистические завоевания партийные чиновники, так и адепты Ли Хунчжи.

Основанное на старых идеях новое движение призывало «совершенствоваться» с помощью древней гимнастики цигун, считающейся так называемой альтернативной медициной. По мнению учёных эта практика основана на лженауке, и её воздействие на состояние человека сравнимо с эффектом плацебо.

Однако, в социалистическом Китае интерес к цигуну был связан с тем, что в стране, долгое время находившейся под колониальным игом Японии, ещё не было системы здравоохранения. Поэтому древнюю китайскую гимнастику как некий заменитель медицины приветствовали как при Мао Цзэдуне, так и после него. В 1980-е эта практика на внешнем уровне предъявлялась Пекином уже как «национальная гордость», а на внутреннем стала своеобразным оправданием экономии расходов на медобслуживание.

После сворачивания «культурной революции» и последовавшего демонтажа низовой демократии в Китае (запрет в 1980 году дацзыбао — рукописных газет с критикой начальства, которые при Мао имел право писать любой гражданин) «Фалуньгун» выполняло функцию канализатора народной энергии. К тому же практики движения стали обретать влияние и за рубежом, где Ли Хунчжи регулярно устраивал проповеди с 1995 года, а через год и вовсе обосновался в США.

Но некоторые вещи, по всей видимости, толкали китайскую бюрократию, не позабывшую о социалистическом секуляризме пекинской линии, к радикальным мерам. В итоге в 1999 году «Фалуньгун» после серии негативных публикаций в прессе было объявлено в КНР вне закона, а его видные адепты оказались за решёткой. К тому времени сторонниками учения считали себя более 70 млн жителей Китая, что было сопоставимо с членской базой «руководящей и направляющей» КПК. И это было весьма опасной цифрой, учитывая, что в проповедях Ли Хунчжи звучали не только абстрактные призывы к совершенству и гармонии, но и слова о необходимости уничтожения человеческой цивилизации. По мнению ряда китайских и западных исследователей, такая терминология, а также формат работы сближали его с Сёко Асахарой, а «Фалуньгун» — с запрещённой в России религиозной организацией «Аум Синрикё», печально известной газовой атакой в токийском метро в 1995 году.

Дар Жутаев считает это «линейное» сравнение упрощенчеством, поскольку генезис китайского движения обусловлен социально-политическими процессами в КНР.

История «Фалуньгуна» сложнее, чем «Аум Синрикё», — она в какой-то мере отображает противоречия и гримасы ревизионистского (эпохи после смерти Мао Цзэдуна и разгрома его соратников из «банды четырёх». — NEWS.ru) Китая. В идеологии этого течения есть антикоммунизм, различные фобии, архаика и т.п. Их социальная база — это пенсионеры, ветераны, социально незащищённые граждане — те, кто «не вписался» в капиталистический разворот китайских властей. Относительная массовость «Фалуньгуна» связана с бумом моды на цигун и альтернативную медицину, которые после Мао стали прибежищем тех, кто не мог позволить себе нормальное здравоохранение. Есть у этой структуры определённая поддержка на Западе, но она создана не Западом, а теми внутренними процессами, которые начались в Китае после сворачивания «культурной революции».

Дар Жутаев

сотрудник Института востоковедения РАН

По мнению петербургского философа Александра Зельницкого, в случае с «Фалуньгуном» речь идёт о новой синкретической религии, идейной основой которой является смесь буддизма, конфуцианства, даосизма и нетрадиционной китайской «медицины».

По своему характеру «Фалуньгун» является учением, провозглашающим скорое наступление новой эры, эры света, когда все будут следовать порядку, установленному в соответствии с основными принципами учения. Каноны лидера движения Ли Хунчжи полны объявлений о скором полном поражении сил тьмы, воплощением которых является китайское правительство. Протестный характер учения выражается в критике некоторых пунктов китайской внутренней политики. Например, в одном из своих канонов Ли Хунчжи говорит, что ему в видении явились те, кто не смог родиться из-за демографической политики КПК, — пишет Зельницкий.

По мнению российского религиоведа Евгения Балагушкина, ведущего научного сотрудника сектора философии религии Института философии РАН, «Фалуньгун» отличается отрицанием науки и даже некоторым расизмом.

Ли Хунчжи <...> подчёркивает наличие расовых различий на Земле и уверяет, что они сохраняются и на небесах: «Если человек из жёлтой расы, то наверху тоже жёлтая раса. Если белая раса, то наверху тоже белая раса». По этой расистской логике у человека, родившегося в смешанном браке, должны возникнуть трудности с переходом на небеса, поскольку чистота расовой связи утрачена им, — пишет учёный в научном сборнике «Нетрадиционные религии в современной России: морфологический анализ» (М., 2002).

Michal Krumphanzl/CTK/Global Look Press

Также, разбирая учение «Фалуньгун», Балагушкин обнаруживает у Ли Хунчжи претензии к науке, которая «не понимает» мистических причин возникновения болезней, а также «несостоятельна во всех областях человеческой жизнедеятельности».

Фатальная ограниченность познавательных возможностей науки объясняется тем, что падшему человечеству опасно много знать. «Человеку нельзя много говорить. Человеку не разрешают много знать», — учит Ли Хунчжи. Этот категорический запрет исходит свыше, человечеству не позволяют много знать Просветлённые, обитатели Святых Небес. Это традиционный аргумент обскурантистов, получивший, в частности, широкую известность в Европе в период их борьбы с мыслителями Нового времени и эпохи Просвещения. Он состоит в том, что знание не по плечу погрязшему в грехах человечеству, оно не в состоянии использовать его с пользой для себя, а только возгордится, обладая не по праву тем, что может принадлежать только Богy, — резюмирует Балагушкин.

Несмотря на гонения в Китае, в начале XXI века «Фалуньгун» стало довольно влиятельной силой, а его издание «Великая Эпоха» действует во всём мире. Это медиа регулярно рассказывает миру, что в КНР действуют специальные концлагеря, где якобы содержатся сотни тысяч приверженцев цигуна. В 2006 году там появилось интервью некоей женщины по имени Энн, которая говорила об убийствах последователей Ли Хунчжи в Китае ради последующего использования их органов для трансплантации в больнице Суцзятунь, расположенной в городе Шэньян провинции Ляонин.

Через месяц после публикации стационар посетил генконсул США, который не обнаружил свидетельств использования данного учреждения «для каких-либо иных целей, кроме как обычная государственная больница». Американский Госдепартамент также говорил об отсутствии фактов использования этого места как концлагеря. Противоположного мнения придерживается Коалиция по расследованию преследований в отношении «Фалуньгуна» в Китае, аффилированная с последователями Ли Хунчжи. Данная структура прибегла к помощи канадского адвоката Дэвида Мэйтаса и экс-депутата Дэвида Килгура, которые нашли лишь косвенные доказательства казней для использования внутренних органов погибших. Позднее они опубликовали доклад, перевод которого в РФ запретили и признали экстремистским.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен