16+
Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19

Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19

Из-за переоборудования московской клиники под лечение коронавируса учёные могут оказаться на улице вместе с оборудованием
15:43, 05 мая 2020
Фото: ГБУЗ
Google News

Читайте нас в Google Новости

Распространение коронавирусной инфекции в России потребовало от властей срочного развёртывания новых больничных коек в разных регионах. В Москве объявили о появлении временных госпиталей. Эти меры во многом объясняются словами Сергея Собянина о том, что дальнейшее переоборудование стационаров под лечение коронавируса «невозможно, потому что оставшиеся клиники продолжают оказывать другие медицинские услуги». Тем не менее тревожная новость пришла из столичной Психиатрической клинической больницы (ПКБ) № 1, известной в народе как «Кащенко». Из её корпуса, расположенного в Донском районе, выселяют государственный Научный центр психического здоровья (НЦПЗ), входящий в структуру Министерства науки и высшего образования и являющийся одним из основополагающих учреждений для всей системы отечественной психиатрии. NEWS.ru выяснил, к чему может привести перепрофилирование больницы под лечение коронавируса, а также отследил случаи заболеваемости среди людей с особенностями ментального развития.


«Переезда не переживут»

О выселении НЦПЗ его коллективу стало известно 2 мая. Как рассказывает NEWS.ru младший научный сотрудник лаборатории клинической генетики центра Дмитрий Абашкин, ещё с 1950-х годов учёные работают в одном из корпусов ПКБ № 1 на Загородном шоссе, 2, строение 16. Но московские власти якобы решили устроить там изолятор на 400–600 коек для пациентов с психическими заболеваниями, заразившихся COVID-19. Рядом со зданием, занимаемым научным центром, в срочном порядке рабочие возвели мойку для машин скорой помощи.

Наш центр — это флагман отечественной психиатрии, мы много лет арендуем четыре этажа корпуса ПКБ № 1 у столичного департамента здравоохранения. Но 2 мая, в разгар выходных, видимо, чтобы избежать огласки, чиновники по итогам комиссии оповестили руководство, что в одностороннем порядке принято решение разорвать с нами договор аренды. Причём нам не предоставлены ни альтернативное помещение, ни средства транспортировки, а само здание нашего центра планируют навсегда перестроить под «лечебный корпус». Первоначально дали три дня на то, чтобы вывезти оборудование. По последней информации, срок переместили до 20 мая. Но учитывая кризис, весьма сложно за столь короткое время найти подходящее помещение. К тому же в настоящий момент у нас проходит ряд экспериментов, свернуть которые невозможно без больших финансовых потерь. Никакой компенсации нам не предложено.

Дмитрий Абашкин

младший научный сотрудник лаборатории клинической генетики Научного центра психического здоровья
Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19

По словам учёного, в лабораторном корпусе НЦПЗ находится оборудование, стоящее сотни миллионов рублей. Это, в частности, электронный микроскоп и гематологические анализаторы. В стенах корпуса ПКБ № 1 располагается блок геномных и цитогенетических исследований, а также функционирует современный виварий.

В здании находятся многочисленные коллекции, редакция «Журнала неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова». Вывозить всё это некуда. Многие приборы установлены стационарно и переезда просто не переживут, — отмечает Абашкин.

Он опасается, что решение департамента здравоохранения Москвы о перепрофилировании ПКБ № 1 может привести к уничтожению федерального научного центра вместе с материальной базой и научным коллективом.

Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19Дмитрий Абашкин

Перестроенные четыре этажа лабораторного корпуса не сильно расширят будущий изолятор, уже имеющий в своём составе три огромных корпуса больницы. Никто не спорит, что проблема вирусной эпидемии существует. Но решать её нужно продуманно. Непонятно, для чего разгонять научный институт из-за эпидемии, которая, по заявлениям Минздрава, закончится через несколько месяцев. Разрыв аренды абсолютно незаконен, поскольку режим чрезвычайной ситуации в городе не вводился и форс-мажора нет, — уверен специалист НЦПЗ.

Кроме этого он сообщил, что в центре работают не только психиатры. Дмитрий Абашкин, например, является молекулярным биологом и разрабатывает методы диагностики. Также там трудятся патофизиологи, иммунологи и другие специалисты.

В нашем центре в 2000-е тестировался препарат даларгин, который изначально создавался для лечения язвы желудка, но потом у него выявили противовоспалительное действие. Недавно Федеральное медико-биологическое агентство сообщало, что на его основе разработали схему лечения тяжёлой коронавирусной пневмонии. Главное, что это чисто российский препарат и не токсичный в отличие от западных. Также у нашего центра есть уникальная роботизированная система, которая могла бы быть использована для тестов на COVID-19. Очевидно, что в борьбе с коронавирусом мы гораздо полезнее, чем просто помещение под палаты, — добавил учёный.

История НЦПЗ началась в 1944 году, когда были образованы Академия медицинских наук СССР и Институт психиатрии в её структуре. В настоящее время центр является одним из ведущих научных учреждений страны в области исследования психического здоровья и психических патологий. В его структуру входят научные отделы, лаборатории и клиника на 400 коек. Учредителем НЦПЗ является Министерство науки и высшего образования России.

Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19Дмитрий Абашкин

Сотрудники центра уже обратились в Минздрав и Российскую академию наук (РАН) с просьбой «остановить произвол, творимый под видом заботы о здоровье россиян, и не допустить разрушения уникального научного объекта» (копия документа имеется в распоряжении редакции).

Складывается впечатление, что ПКБ № 1 имени Алексеева намеренно использует ситуацию вокруг COVID-19, чтобы расширить свою территорию и, вероятно, увеличить количество платных мест для больных в будущем. Эта ситуация может нанести непоправимый урон российской медицинской науке, может привести к сворачиванию работ по ряду перспективных направлений. «Выселение» нашего корпуса происходит без предоставления нам каких бы то ни было приказов или документов. Мы считаем, что у ПКБ № 1 имени Алексеева есть достаточно мощностей для приёма больных COVID-19, которые могут быть использованы без урона нашей работе, — указывается в обращении.

NEWS.ru обратился с официальными запросами в департамент здравоохранения Москвы и федеральное Министерство науки и высшего образования с просьбой разъяснить ситуацию, а также перспективы больницы и научного центра. Однако там не смогли оперативно ответить на вопросы редакции.

Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19Дмитрий Абашкин

Представитель психиатрического сообщества, пожелавший остаться анонимным, прокомментировал NEWS.ru ситуацию. По его мнению, НЦПЗ как научная школа имеет большой авторитет среди работников отрасли, который не всегда является позитивным в силу своей консервативности и использования методов, стигматизирующих людей с ментальными расстройствами. В результате некоторые специалисты под влиянием советских теорий и практик «залечивают» людей, полагает психиатр. Например, пациентам с обычной паникой сегодня могут поставить диагноз «вялотекущая шизофрения».

Гораздо более демократичным научным центром собеседник NEWS.ru считает московский НИИ психиатрии имени Сербского, а «НЦПЗ не сказать чтобы бесполезные и вредные, но можно было бы их ресурсы направить в другое русло». Он не исключает, что расторжение договора может позитивно сказаться на состоянии российской психиатрии.

Из психиатров в инфекционисты?

В конце апреля известный театральный драматург Галина Неволина, чей супруг работает медиком, сообщила о проблемах в одном из филиалов ПКБ № 1 в столичном районе Царицыно.

Мой супруг врач: 40 лет стажа! И сейчас лежит в тяжёлом состоянии дома. И даже не считается, что он был на переднем крае. Потому что это ПБ № 14 — психбольница — после оптимизации филиал ПКБ № 1 имени Алексеева (Кащенко). А то, что там врачи не защищены были с самого начала и работали с больными в прямом контакте — это не считается!писала Неволина в Facebook.

По её словам, главврачу ПКБ № 1 Георгию Костюку ранее говорилось, «что необходимо на пропускном пункте выдавать маски, должно быть наличие элементарных дезинфицирующих гелей, но этого якобы не делалось».

Когда стали «гореть» с температурой все отделения Кащенко и стали срочно создавать два обсервационных отделения, то больных стали «перебрасывать» в отделения ПБ № 14, тем самым ускоряя распространение вируса. Стали подтверждаться диагнозы, больные, которых по 18 человек в палатах, конечно, затемпературили. В отделении моего мужа возраст [пациентов] 77+! <...> Врачи работали с больными в одноразовых масках — это максимальная защита, которые сами приносили. Накануне их заставили за 40 минут пройти online-курсы и получить сертификаты, что они готовы работать с коронавирусом. Хотя супруг даже не успел подключиться, ему <...> просто передали этот сертификат — работай! Психиатры стали работать с больными COVID-19 просто по факту. Поступил приказ, чтобы снизить смертность, — выписать, кого можно успеть! — утверждает Неволина.

По её словам, главврача ПБ № 14 медперсонал предупреждал, что «вспышки не миновать, если все медсёстры, клининговая компания, санитарки и сами врачи, а ведь они добираются на электричках, на метро, проходят на территорию больницы даже без измерения температуры». Неволина также сообщила, что её муж работал весь день 18 апреля, а на следующие сутки «не смог подняться из-за температуры». Ещё через день, как утверждает супруга заболевшего, на работу в его учреждении якобы не вышли ещё шесть врачей.

Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19ГБУЗ

В психбольнице врачам, работающим в прямом контакте с коронавирусом без защиты, не сделали ни одного теста! — добавила Неволина.

О возможном переоборудовании психбольниц речь шла во время недавнего интервью замруководителя столичного депздрава Алексея Паламарчука радиостанции «Говорит Москва». Ведущая эфира Анастасия Оношко привела вопрос слушателя, поинтересовавшегося, насколько правомерным является приказ о том, что психиатра в некоем неназванном стационаре якобы обязали работать инфекционистом.

У нас лечебные учреждения есть многопрофильные, есть специализированные — каждый по своему направлению. Люди у нас заболевают исходя из наличия хронических заболеваний, которые у них были и до этого. Соответственно, помимо оказания помощи по лечению коронавирусной инфекции, им необходима помощь по их основному заболеванию. Поэтому, безусловно, существуют специализированные лечебные учреждения — туберкулёзные больницы, психиатрические больницы, — ответил Паламарчук.

Ширится, растёт заболевание

Кроме Москвы, 90 дополнительных коек для заразившихся коронавирусом были созданы на базе одного из подразделений психбольницы в посёлке Петровском Тульской области. Как сообщали в региональном Минздраве, там дополнительные места для заболевших COVID-19 выделяются из-за требования федерального центра расширить коечный фонд.

Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19Андрей Никеричев/АГН «Москва»

Об этом стало известно после возмущения одного медработника, пожаловавшегося на то, что коллектив стационара чиновники о принятом решении не уведомили.

О решении переоборудовать отделение мы узнали постфактум, когда появились неизвестные люди и начали заносить оборудование. Тогда и возникли слухи, что психиатрическая больница в Петровском постепенно переводится под госпиталь для заражённых коронавирусом. Врачам работа всегда найдётся, а санитары и медсёстры опасаются увольнения. Возможно, им придётся работать с больными коронавирусом. А многие сотрудники находятся в зоне риска — им под 60 лет, — рассказывал сотрудник учреждения.

За последний месяц произошло несколько вспышек коронавируса среди пациентов психоневрологических интернатов (ПНИ) и специализированных больниц ряда регионов России. Так, по состоянию на 3 мая COVID-19 был выявлен у 28 пациентов и 16 сотрудников психиатрической больницы имени Кащенко в Гатчинском районе Ленинградской области. Губернатор Петербурга Александр Беглов обещал, что их переведут в отдельный корпус городской психбольницы № 3 имени Скворцова-Степанова, где должны развернуть 170 дополнительных коек.

Днём ранее коронавирус был выявлен у 43 сотрудников и постояльцев Черкасского ПНИ в Вольском районе Саратовской области, где один из пациентов уже скончался. Из-за массового заражения в интернате силовики завели уголовное дело о халатности. В том же регионе не менее 16 человек заболели в Озёрном ПНИ Аткарского района.

Психиатрам указали на дверь: что происходит в психбольницах из-за COVID-19

В конце апреля с подозрением на коронавирус были госпитализированы несколько воспитанников петербургского ПНИ № 4, количество не уточняется. До этого в Северной столице из-за одного подтверждённого случая у постояльца на карантин закрылся ПНИ № 10.

Крупный очаг COVID-19 был зафиксирован в архангельской психбольнице, где по состоянию на 19 апреля заразились 64 человека. Проверку по данному факту взяла под контроль Генпрокуратура.

Что касается столичных ПНИ и психбольниц, то о заболеваемости их пациентов, постояльцев и сотрудников имеются противоречивые данные. Так, 15 апреля появилась информация о 25 заболевших из ПНИ № 13, у которых заподозрили инфекцию, однако руководство учреждения поспешило всё опровергнуть. Через день говорилось о двоих заболевших в ПНИ № 4. 22 апреля в московском ПНИ № 34 142 из 175 пациентов были госпитализированы с похожими на COVID-19 симптомами. Кроме этого, Telegram-канал Mash сообщал, что в одном из интернатов (номер его не указывался) заболели 13 человек. Впоследствии в столичном департаменте соцзащиты признали, что в подведомственном учреждении есть проживающие с признаками коронавируса. Их количество и организацию, где зафиксирована вспышка, чиновники предпочли не раскрывать.

Министерство труда и социальной защиты 23 апреля рекомендовало закрыть на полный карантин интернаты во всех российских субъектах вместе с их персоналом. На тот момент, по данным ведомства, было выявлено более 450 случаев заражения COVID-19 в 16 ПНИ на территории семи регионов.

Учитывая закрытый характер таких учреждений, а также специфику их пациентов и последние сводки из Ленинградской и Саратовской областей, можно предположить, что рост заболеваемости имеет место даже несмотря на карантинные меры. В пользу этого могут говорить и данные Росздравнадзора, который в минувшем году выявил более 1800 нарушений в 550 ПНИ, или в 87,4% от их общего количества по стране. Разворачивание «коронавирусного» коечного фонда для этой категории граждан (в том числе в ущерб научному центру), скорее всего, проводится из-за оптимизации системы здравоохранения, а именно закрытия ряда больниц. О негативных последствиях такой политики в свете нынешней ситуации NEWS.ru подробно рассказывал.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Новости СМИ2