Кризис, связанный с эпидемией коронавируса, сильно ударил по выходцам из Средней Азии, работающим в России либо вовсе оказавшимся здесь проездом. На прошлой неделе транзитные зоны некоторых столичных аэропортов столкнулись с коллапсом из-за отмены рейсов. Рабочие и просто приезжие из сопредельных государств сталкиваются не только с тем, что им приходится неделями ждать отправки на родину, не имея при этом источника дохода, — по сути, на наших глазах стремительно заряжается настоящая социальная бомба. Корреспонденты NEWS.ru пообщались с ожидающими отлёта мигрантами и выяснили, как распространение COVID-19 и связанные с ним карантинные меры отразились на этих людях. А также узнали о том, что проблема с отлётом не единственная из тех, что обрушились сейчас на мигрантов, ещё более усугубив положение одной из самых уязвимых групп населения Москвы.


Посольство на карантине

Одна из самых острых проблем, с которыми столкнулись приезжие, — транспортный коллапс, связанный с отменой авиарейсов, а затем и решением о временном закрытии границ РФ и других стран для борьбы с распространением вируса COVID-19.

Корреспондент NEWS.ru посетил все работающие терминалы аэропорта Шереметьево, найдя их полупустынными. Сейчас здесь нет не только снующих туда-сюда, толкающих друг друга на бегу пассажиров, но и большинства продавцов в кафе и лавках с сувенирами. Те продуктовые магазины, которые ещё работают, делают это по новым, строгим правилам: обслуживание в маске, к клиенту не прикасаться, а кое-где и оплата только по карте, чтобы свести риск к минимуму. СМИ писали, что несколько из этих оставшихся работать ресторанчиков бесплатно кормили застрявших в аэропорту мигрантов, однако ничего подобного увидеть не удалось. Видимо, дело просто в том, что уменьшилось число нуждающихся. Во всех оставшихся работать терминалах (Шереметьево закрыло два из шести, а 1 апреля закроет третий) застрявших осталось мало. Те, что ещё были там, рассказали, что люди либо находили какие-то варианты переночевать, либо пытались добиться помощи в представительствах своих стран. С последним возникли трудности.

NEWS.ru

Посольство для нас закрыли. Сказали, что у них карантин из-за коронавируса. Звоним — даже не берут трубку. Что же это за отношение такое? — возмущается Бекзат.

Он — молодой мужчина, который вместе с компанией земляков-киргизов уже два дня ждёт в аэропорту. Лицо Бекзата прикрывает маска, как и лица его товарищей по несчастью.

У нас был рейс 29 марта в 9 вечера. Но мы не улетели — рейс отменили. Сегодня — 30 марта — тоже отменили наш рейс. Уйти нам некуда. Нет ни работы, ни квартиры, — продолжает он.

По его словам, 27 марта к застрявшим в аэропорту соотечественникам в Шереметьево пришёл консул Киргизии и пообещал, что 29-го все «точно улетят». Однако этого не произошло. Никаких объяснений не дали ни в «Аэрофлоте», ни в Шереметьево. Вынужденные остаться в России рассказывают, что помощи они никакой не получают.

Мы сами покупаем себе еду за свой счёт. Денег осталось немного. Как получили последнюю зарплату, сразу купили билет. Теперь бы хоть как-то в Киргизию добраться, хоть в Бишкек, хоть в Ош, неважно, — говорит Бекзат.

Девушка по имени Тамила сидит рядом.

У меня, как и у всех, уже нет работы. Я к тому же беременна, и нас таких ещё двое. А ещё среди оставшихся — маленький ребёнок. Ему, кажется, около трёх лет, — рассказывает она.

NEWS.ru

Мигранты заняли почти всю скамейку. Рядом с ними на полу и на тележках разложено большое число чемоданов и различной одежды. Видно, что люди уже устали и хотят, чтобы наконец была внесена какая-то ясность.

Я на улице потеряла свой паспорт, — рассказывает не захотевшая представиться молодая девушка. — Сделала все необходимые документы, мне выдали временное удостоверение, по которому я могу улететь, но срок его действия истекает.

Временный паспорт девушке выдали на 15 дней. Срок истекает 31 марта, и непонятно, что делать, если к этому времени ситуация не прояснится. Застрявшие надеются, что всё же к ним придёт консул. «Никто не обращает на нас внимания», — сетуют оставшиеся.

Джахшилык работает в России поваром около года. Он — среди вынужденных гостей Шереметьево.

25 марта я купил билет. Рейс не улетал. 28-го [марта] купил — опять не улетал. Вот на сегодня ещё купил, и рейса опять нет. Сегодня я ещё сдал квартиру, где жил. Всё, денег больше нет. Я сдавал билеты, но деньги мне ещё не вернули, — рассказывает повар.



В пресс-службе Шереметьево в ответ на запрос NEWS.ru отказались комментировать ситуацию с мигрантами в аэропорту, посоветовав обращаться в Министерство иностранных дел РФ.

Отправят грузом 200

По оценке юриста Валентины Чупик, занимающейся защитой прав иностранных работников, в настоящее время в транзитных зонах российских международных аэропортов могут находиться сотни таких граждан. И их число будет нарастать. Про судьбу некоторых из них она подробно рассказала NEWS.ru.

В транзитной зоне аэропорта Внуково аж с 10 марта сидит гражданин Туркменистана — 27-летний Мырат Италмазов, который прилетел из Стамбула. Его кормят один раз в день и даже одеяла не дали. Кроме него там же с 21 марта находится другая гражданка этой страны — 22-летняя Мадина Аширова, она больше недели живёт в аэропорту. Начальник смены погранпоста Внуково не против отправить их в транзитную зону аэропорта Шереметьево, где есть спецприёмник с кроватями, душ и нормальное питание, но один из пограничников категорически не хочет их переводить и заявляет, что они так и должны там жить, пока их не отправят, а если они умрут, их отправят «грузом 200».

Валентина Чупик

юрист по миграционному праву

Она предоставила NEWS.ru аудиозаписи разговоров с ответственными лицами, из которых вырисовывается описанная выше картина.

 Переписка правозащитницы Валентины Чупик с гражданкой Туркмении Мадиной Ашировой Переписка правозащитницы Валентины Чупик с гражданкой Туркмении Мадиной АшировойВалентина Чупик

Представитель погранпоста Шереметьево рассказал правозащитнице, что Италмазова якобы депортировали как гражданина без визы из армянского Гюмри (хотя на руках у него билет из Стамбула), а у Ашировой виза имеется. В настоящее время они относятся к категории «непропущенных лиц».

Авиабилет прилетевшего из Стамбула в Москву гражданина Туркмении Мырата ИталмазоваАвиабилет прилетевшего из Стамбула в Москву гражданина Туркмении Мырата ИталмазоваВалентина Чупик

Авиакомпания доставила их на территорию России, и авиакомпания должна решать их судьбу. Они находятся не у нас, а в зоне вылета аэропорта Внуково, — сообщили на погранпосту.

На просьбы Валентины Чупик перевести застрявших людей в спецприёмник аэропорта Шереметьево, где есть минимальные удобства, пограничник ответил, что это возможно, если транспорт обеспечит авиаперевозчик, посольство либо правозащитники. Последний вариант возможен только после согласования с полицией, которая должна сопровождать иностранцев до места содержания. В полиции правозащитникам по этому поводу посоветовали обратиться в погранслужбу России, где отказались перемещать узников Внуково, потому что «данная процедура не предусмотрена».

Их там держат не пограничники, они лишь вынесли решение об отказе во въезде им в РФ. В дальнейшем вопрос прорабатывается по их отправке, соответственно, из какого-либо пункта пропуска московской воздушной зоны сотрудниками МИД, посольства, МВД и Роспотребнадзора. <...> Как быть? Ждать решения по отправке обратным маршрутом <...>. Если они умрут, тогда они не полетят по обратному маршруту. Вернее, полетят, но уже как груз <...>. Вы сейчас от нас чего хотите? Их содержит в воздушном пункте пропуска администрация данного пункта пропуска. Пограничники не отвечают за граждан, которым въезд в РФ не разрешён и в отношении которых принято решение об их непропуске на территорию РФ, — сообщил представитель погранслужбы.

На вопрос правозащитников о том, что людей надо всего лишь переместить в другой «пункт пропуска», сотрудник пограничного ведомства посетовал, что у них «нет таких полномочий».

С посольством Туркменистана связаться оказалось невозможным — автоответчик сообщил, что в дипмиссии нерабочее время. В результате, как отмечает Валентина Чупик, судьба двух молодых людей остаётся в подвешенном положении. Кроме них в такой же ситуации находится и 21-летний гражданин Киргизии Марат Гизатуллин. Как и туркменским товарищам по несчастью, ему грозит жить в аэропорту до мая.

Переписка правозащитницы Валентины Чупик с гражданином Киргизии Маратом Гизатуллиным и посольством БишкекаПереписка правозащитницы Валентины Чупик с гражданином Киргизии Маратом Гизатуллиным и посольством БишкекаВалентина Чупик

Посольство Кыргызстана, в отличие от туркменского, откликнулось сразу — они знают о своём гражданине, но якобы сделать ничего не могут. Сначала говорили, что им не разрешают перевезти его в Шереметьево, откуда молодого человека можно отправить на родину. В итоге всё же договорились с погранслужбой, его обещали перевезти, но посольство Киргизии продаёт авиабилет в Бишкек за 134 тысячи рублей! У него таких денег, естественно, нет. В итоге Гизатуллин находится до сих пор в транзитной зоне Внуково. В Шереметьево в аналогичной ситуации пребывают около 20 граждан Кыргызстана. А вообще таких людей в столичных аэропортах, по моим оценкам, сотни, — подчёркивает Чупик.

По её словам, власти Таджикистана и Узбекистана ведут себя «намного порядочнее». В Ташкенте этими вопросами занимается республиканское Агентство по внешней миграции, сотрудники которого приезжали в Москву и ходили по аэропортам, призывали своих сограждан до решения вопроса об отправке на родину поехать в хостел, обещая бесплатное жильё и питание. Но некоторые граждане Узбекистана отказывались, уповая на то, что если они останутся, то будут давить на психику своему правительству.

Граждане Таджикистана даже пытались предпринимать какие-то попытки бунтов в Домодедово. Один из них изображал из себя охранителя, заявлял, что он звонил в МВД Таджикистана, заявляя, что якобы здесь провокаторы раздают еду, чтобы «устраивать провокации». Это говорит о том, что люди в панике и некоторые из них ведут себя не совсем адекватно, — уверена правозащитница.

Как рассказывает волонтёр Александр Ким, 25 марта он с коллегами выезжал в аэропорт Домодедово, чтобы накормить застрявших там пассажиров.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Обнаружили в аэропорту более ста человек — граждан Таджикистана, застрявших сначала в Жуковском, а потом перекинутых в Домодедово. Выяснилось, что это пассажиры «Уральских авиалиний», которым отменили рейс и не предоставили другой. Находятся в аэропортах они с 19 марта, где их кормят «завтраками» (в переносном смысле). В Домодедово за ними «присматривает» сотрудник МВД Таджикистана, который следит только за тем, чтобы они не начали бунтовать, и для этого «подкармливает» их обещаниями, — рассказывает Ким.

Он также добавил, что кроме граждан Таджикистана волонтёры обнаружили одного длительно застрявшего жителя Туркменистана, следовавшего транзитом.

Кроме московских аэроузлов похожая ситуация происходит в новосибирском аэропорту Толмачёво. Там, как рассказывает жительница Бишкека Кундуз Алдыбекова, с 20 марта находится её родственница и ещё 200 граждан Киргизии.

К сожалению, посольство не предоставляет жильё, и поэтому они вынуждены ночевать в аэропорту. Им обещали рейс на 30 марта, но опять отменили, — рассказывает Алдыбекова.

30 марта застрявшие в аэропорту иностранцы объявили о начале голодовки, чтобы привлечь внимание к своему положению. Однако позднее в генконсульстве Киргизии в Новосибирске заявили, что якобы они отказались от радикальных мер.

Нечего терять

Помимо историй с транзитными зонами сложности возникают у тех граждан сопредельных с Россией стран Средней Азии, которые работают в Москве. Как рассказывает NEWS.ru лидер профсоюза трудящихся-мигрантов Ренат Каримов, в основном иностранные рабочие дисциплинированно выполняют предписания властей и работодателей.

Туда, куда не надо ходить, они не ходят. Если работодатели отправили в вынужденные отпуска, они сидят дома. Информации о том, что сейчас увеличилось количество случаев невыплаты заработной платы, у нас пока нет.

Ренат Каримов

председатель ЦК профсоюза трудящихся-мигрантов

Между тем Валентина Чупик отмечает, что российские работодатели «уклоняются от заключения трудовых договоров с рабочими-мигрантами».

Доли процента работают легально. Как правило, приезжие вынуждены покупать фиктивные трудовые договоры, чтобы встать на миграционный учёт, — отмечает правозащитница.

К ней ежедневно приходят по несколько жалоб на начальство от мигрантов, которое выгоняет их на работу несмотря на то, что в стране объявлена выходная неделя и усилены меры по борьбе с распространением COVID-19.

Рабочим-строителям, которые недавно ко мне обращались, угрожают, что [в случае отказа от исполнения распоряжения] их выселят из вагончиков, уволят и не заплатят. А как правило, на стройках очень большие задержки зарплат, и люди вынуждены выходить на работу. Я подозреваю, что во многих случаях это делается именно для того, чтобы их задержала полиция с последующей депортацией. Таким образом, не надо будет им платить. Это довольно распространённая практика, — предполагает Валентина Чупик.

Также она указывает, что часто бывает, когда человек заболевает и из-за этого временно теряет работоспособность, «от него предприятие отрекается».

На одном из производств в Москве рабочий получил тяжёлую черепно-мозговую травму — он упал с лесов. Работодатель запретил вызывать скорую помощь и отправил его в больницу на такси. Там вроде бы записали, с какого объекта привезли пострадавшего, но на сегодняшний день с момента события прошло более двух месяцев и по этому факту не было никакого расследования. Я пострадавшему сказала, чтобы он приходил к нам и будем писать заявление, — продолжает Валентина Чупик.

По её словам, аналогичные ситуации возможны и если мигрант, например, подхватит новый вирус. Учитывая, что многие из них трудятся на улице и в общественных пространствах, работать в условиях эпидемии коронавируса дворники, строители, уборщики, доставщики еды и представители других профессий должны в защитных масках. Но это требование соблюдается далеко не везде.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

В первую очередь без средств индивидуальной защиты заставляют работать россиян, а вместе с ними и мигрантов. Ни для кого нет масок, — констатирует Ренат Каримов.

Лидер профсоюза советует иностранным рабочим не надеяться на лучшее в ближайшей перспективе. Особенно если режим изоляции продлят с недели до месяца или двух.

Мигранты — это такие люди, большинство которых живут «с колёс». Есть мигранты, в первую очередь из Украины, они адаптировались и живут, допустим, вдвоём в квартире — мать и дочь, обе работают. Ничего особенного в сравнении с обычной московской семьёй, вместе с которой они будут медленно тонуть в пучине кризиса. А есть люди, которые в однокомнатной квартире живут всемером, и если их изолировать, то им будет ещё тяжелее, — уверен Каримов.

По его словам, если эта категория иностранных рабочих не будет получать зарплату из-за остановки работ или других причин, им придётся жить на деньги, которые они планировали отправить родным.

Вместо отправки средств на родину придётся их здесь проедать самим, а дальше непонятно. Выехать, например, в Узбекистан, где уже скоро можно щами из крапивы питаться, нельзя (власти этой республики приостановили работу всех своих аэропортов, пока до 20 апреля. — NEWS.ru). И это вызывает много вопросов, — констатирует Каримов.

С ним согласна и Валентина Чупик, полагая, что из-за карантинных мер положение рабочих-мигрантов ухудшится. При этом она не исключает, что сложившаяся ситуация сподвигнет российское руководство и на некоторые позитивные изменения.

Надеюсь, что сейчас власти осознают тот факт, что около 70% мигрантов сделали «нелегалами» на пустом месте из-за того, что они не могут привести собственника жилья для получения или продления миграционного учёта. Эти люди не могут легализоваться и, соответственно, не могут получить патент. Значит, они не будут платить в бюджет никаких налогов. Понимание этого, думаю, позволит изменить ситуацию к лучшему, — прогнозирует правозащитница.

Также она надеется, что из-за карантина хотя бы временно отменят миграционный учёт, «который не учитывает ничего, кроме денег в кармане иностранных рабочих».

Между тем ранее официальный представитель МВД России Ирина Волк сообщила, что с 19 марта из-за ситуации с эпидемией коронавируса власти облегчают правовое положение иностранцев, в том числе и рабочих-мигрантов. Они теперь могут продлить срок временного пребывания в стране, обратившись в ближайший территориальный отдел полиции с произвольно написанным заявлением.

Возобновляется приём заявлений о выдаче разрешений на привлечение и использование иностранных работников и разрешений на работу иностранным гражданам, находящимся на территории РФ. Кроме того, трудовые мигранты могут обратиться за получением новых патентов без необходимости выезда за пределы РФ и без привлечения их к административной ответственности за нарушение срока подачи соответствующих заявлений, — отметила Волк.

По её словам, тем иностранцам, которые находятся в РФ по временному разрешению или виду на жительство, продлят срок пребывания, если действие соответствующего документа истекло.

Валентина Чупик, между тем, обращает внимание на то, что миграционные центры часто на пустом месте строят препоны иностранным рабочим.

Если бы была идеальная ситуация, при которой мигрант живёт по месту регистрации и у него есть хороший хозяин квартиры, который с уважением относится к российскому законодательству и к правам своего жильца, тогда бы они вместе пошли в миграционную службу, а там были бы неожиданно вежливые чиновники, которые помогли бы им заполнить заявление и такому человеку продлили на 90 дней миграционный учёт. Но в реальности собственник жилья не хочет идти в миграционную службу, не желая никаких дел иметь с государством. Так иностранный работник не может легализовать своё дальнейшее пребывание в РФ никак, — отмечает правозащитница.

По её словам, в таких случаях мигранты, как правило, вынуждены «покупать фиктивный миграционный учёт». Но так как по месту официальной регистрации они не проживают, собственника не знают и продлить срок пребывания не могут. Даже если иностранный гражданин проживает в РФ по месту регистрации, не всегда его права соблюдаются. Недавно к Валентине Чупик обратился гражданин Киргизии, у которого жена гражданка России и собственник квартиры, в которой они живут.

Она ведёт мужа в миграционную службу, где они три дня стоят в очередях. Когда они доходят до чиновника, тот им говорит, какие документы они не принесли и что у них форма заполнена неправильно. Реальность такова, что даже при такой, казалось бы, наилучшей ситуации, это не значит, что всё у мигранта получится. Ведь есть «прекрасные» чиновники, которые могут прекрасно на данной ситуации нажиться, — продолжает Валентина Чупик.

Солидарность против неволи и вируса

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

На днях правозащитники Светлана Ганнушкина, Лев Пономарёв, Лидия Графова, Александр Черкасов и другие обнародовали открытое для подписания обращение с требованием к властям России освободить центры временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ). Большинство содержащихся там людей — это уличённые в тех или иных правонарушениях мигранты, которые подчас месяцами дожидаются депортации на родину.

Авторы петиции призывают скорее принять меры для освобождения «людей, не совершивших преступлений, но лишённых свободы в целях „осуществления принудительного выдворения“, — то есть мигрантов, содержащихся в ЦВСИГах РФ, поскольку цель их содержания неосуществима».

В документе отмечается, что 23 мая Конституционный суд РФ признал содержание в ЦВСИГе незаконным, если выдворение осуществить невозможно. В таком случае, напоминают правозащитники, содержание иностранного гражданина под стражей «лишено достижимой и правомерной цели и превращается в произвольное и незаконное лишение свободы».

Мы призываем власти Российской Федерации принять безотлагательные меры и освободить из ЦВСИГов мигрантов, незамедлительное выдворение которых невозможно. Это решение должно быть принято в экстренном порядке без бюрократической волокиты как мера по защите жизни и здоровья людей в ЦВСИГах, где нет возможности организовать полноценную систему защиты и эффективную медицинскую помощь. Мы полагаем, что такая мера послужит общей задаче нераспространения эпидемии в ЦВСИГах и за их пределами, — отмечается в обращении.

По данным МВД, в России функционируют 78 ЦВСИГов на территории 75 субъектов. В конце 2019 года там содержалось более 8,5 тысячи иностранцев.

Ранее NEWS.ru рассказывал, что многие правозащитники заявили об опасности нахождения в тюрьмах такого количества людей: в большинстве случаев они живут в стеснённых, антисанитарных условиях, что увеличивает риск заражения. В связи с этим в Кремле и правительстве обсуждают проект широкой амнистии для заключённых.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина

Добавьте наши новости в избранные источники