16+

Придите и отмывайте: в чужой монастырь со своими деньгами

Церковь может стать одним из крупнейших «обнальных» институтов наряду с ритуальным бизнесом
16:38, 18 ноября 2020 592
Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Правительство внесло в Госдуму законопроект о выведении религиозных организаций и связанных с ними структур из-под действия законодательства о противодействии легализации преступных доходов и финансированию терроризма. Соответствующий документ за подписью премьера Михаила Мишустина зарегистрирован в нижней палате 17 ноября. Согласно пояснительной записке, поправки предложены «в связи с низкими рисками» возможной преступной деятельности со стороны компаний, производящих и продающих предметы религиозных предприятий. Однако, как следует из той же записки, в законопроекте речь идёт о вообще всех юридических лицах, где единственным учредителем являются религиозные организации, а также о самих церковных общинах.


«Пересвета» нет, осадок остался

Нормативы против отмывания средств, из-под действия которых выводят религиозные организации, предусматривают следующее: банки, страховые и лизинговые компании должны особым образом отслеживать операции юрлиц на сумму свыше 600 тыс. рублей и сделки с недвижимостью, если цена объекта превышает 3 млн рублей.

Кроме того, закон о противодействии легализации средств и финансированию терроризма определяет, что под него подпадают все сделки вне зависимости от суммы, если хотя бы по одной из участвующих в них сторон есть сведения о причастности к экстремистской деятельности или терроризму. Далее в законе прописаны обязанности организации, на которую возложен контроль, — по письменному запросу контролирующего органа идентифицировать личность клиента, а также выгодоприобретателя от сделки, не позднее следующего дня докладывать в уполномоченный орган о проведённой операции, подлежащей контролю, и о любой другой сделке. При этом необязательной считается идентификация клиента, если сумма сделки составляет менее 30 тыс. рублей или 15 тыс. рублей — при обмене наличной валюты.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Бросается в глаза противоречие формулировок законопроекта с официальной точкой зрения правоохранительных органов на то, что такое терроризм. Так, самой активной средой для террористической деятельности в России является как раз религиозная — исламские радикалы. К примеру, российские власти запретили и признали террористическим международное мусульманское движение Хизб ут-Тахрир и целый ряд локальных джихадистских группировок. Понятно, что в законе имеются в виду официально зарегистрированные в Минюсте религиозные организации. Но, к примеру, Церковь последнего завета, также известная как «Община Виссариона», разгромленная ФСБ в Сибири, до недавнего времени регистрацию имела — правда, в сентябре прокуратура обратилась в суд с иском о её отзыве. Большинство наблюдателей сходятся на том, что поправки вносятся прицельно под Русскую православную церковь — крупнейший хозяйствующий субъект в Российской Федерации.

В связи с предложенным правительством нововведением в первую очередь вспоминается банк «Пересвет», аффилированный с РПЦ. Митрополит Кирилл, вошедший в совет директоров, отмечал, что главная цель банка — оказывать «содействие Русской православной церкви в её коммерческой, благотворительной и общественной деятельности». В 2017 году в учреждении выявили недостачу на 103,6 млрд рублей. Президент банка Александр Швец бежал за границу, а санация обнаружила хищение ещё 330 млн рублей через подконтрольную банку фирму. Газета «Наша версия» писала, что крупнейшим заёмщиком был российско-украинский бизнесмен Лянур Ислямов, вице-президент Всемирного конгресса крымских татар и владелец телеканала ATR. В России против него возбуждено несколько уголовных дел — Ислямов известен как один из организаторов блокады Крыма и спонсор украинских добровольческих батальонов для борьбы за возвращение Крыма в состав Украины. Напомним, власти России ряд таких добровольческих объединений считают террористическими организациями.

Тут, правда, надо отметить, что банк «Пересвет» под освобождение от антиотмывочных ограничений не попадает — структурам Московского патриархата в нём принадлежало официально 44% капитала, кроме того, были другие крупные акционеры вроде ОАО «Мосприватизация». Несмотря на это, в прессе за ним закрепилась устойчивая характеристика «банк РПЦ».

Что касается коммерческой деятельности, то уже на 2000 год она приносила РПЦ около 55% всех доходов, рассказывал тогда в интервью архиепископ Климент. В дальнейшем высокопоставленные клирики эту тему старались обходить стороной.

РПЦ получала доход от инвестиций в импорт иномарок, строительство, ресторанный и гостиничный бизнес, в оптовую и розничную торговлю, сельское хозяйство и производство продуктов, а также в банковский сектор. В сферу хозяйствования РПЦ входят лекарства, ювелирные украшения, сдача конференц-залов в аренду, писали «Ведомости», а также сельское хозяйство и рынок ритуальных услуг. Патриархия является совладельцем ЗАО «Православная ритуальная служба»: сейчас компания закрыта, однако действует учреждённая ею «дочка» — ОАО «Ритуальная православная служба». По оценкам РБК на 2016 год, подконтрольные РПЦ коммерческие предприятия приносили около 600 млн рублей в год, стоимость активов приближалась к 2,3 млрд рублей.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

«Неформальные отношения»

Эти поправки будто бы специально придуманы врагами церкви, так как вызовут у населения только раздражение, уверен религиовед Сергей Филатов, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

У РПЦ это крайне авторитарная система, и финансовые отношения внутри церкви абсолютно не прозрачны, что приводит к обогащению некоторых и нищете других, к непонятному использованию денег. Это приводит к шикарной жизни некоторой части духовенства, которые сидят на финансовых потоках. Это вызывает озлобление у провинциального небогатого народа. Это ужасный законопроект, вредный обществу и в большей степени вредный церкви, попытка морального разложения церкви. И такое разложение может быть в любой сфере, если не следить за финансовыми потоками. Эти поправки — результат сильного лоббирования. Потому что в других отраслях у нас ужесточается законодательство, а РПЦ — канал, где можно отмывать и сохранять деньги. И нечистые на руку люди, с одной стороны, хотят сохранить этот канал, а с другой — до сих пор сохраняется идеализированное детское представление о церкви — что духовенство не будет заниматься мошенничеством. Бизнес и чиновники, которые вкладывают деньги в РПЦ в виде пожертвований и потом получают откаты, этими поправками решили себя обезопасить.

Сергей Филатов

религиовед, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН

Доктор экономических наук, публицист Никита Кричевский согласен с тем, что связанные с Русской православной церковью структуры — удобная тихая гавань для сомнительных финансовых операций, в том числе проводимых в интересах аффилированных с государством высокопоставленных фигур. Этим, по его словам, можно объяснить последнюю инициативу.

РПЦ, на мой взгляд, становится одной из крупнейших обнальных институций наравне с сектором ритуальных услуг. Потому что там оборот нелегальных денег только по Москве — десятки миллиардов рублей, а по стране это сотни миллиардов. В РПЦ та же ситуация — они располагают огромным количеством, десятками миллиардов наличных денег, которые совершенно спокойно можно инвестировать. Дополнительно незаконно обогащаясь, получая навар 10–15% и более от суммы. Механика процесса очень проста. Вы можете оформлять пожертвования на счета приходов или храмов, а взамен будете получать за вычетом комиссии наличные деньги. Такая институция как оптовые рынки по сравнению с похоронным бизнесом и РПЦ — вообще не идут ни в какое сравнение. Хотя у оптовых рынков оборот серьёзный, но существенно меньше по сравнению с церковью. У нас церковь, к несчастью, превратилась в торговцев, которых Иисус призывал выгнать из храмов. Достаточно вспомнить громкое дело табачного митрополита в 90-х. Безакцизные, беспошлинные поставки табака, алкоголя и так далее, которые были разрешены церкви наравне с некоторыми организациями, например, с ветеранами-афганцами, спортивными федерациями. Но у спортсменов, афганцев эти привилегии давно отобрали. А вот у церкви они остались. Мне непонятно, на каком основании РПЦ выводят из-под налогового и таможенного мониторингового контроля за использованием наличных. Я полагаю, что здесь как раз проявляется неформальное отношение первых лиц церкви с первыми лицами государства. А это уже и есть коррупция.

Никита Кричевский

доктор экономических наук

Объясняя причины принятия поправок, Кричевский ссылается на общую неуверенность РПЦ в политической стабильности в России и сохранности своего положения. Ожидая возможный в будущем транзит власти, церковь, по его мнению, пытается зацементировать свои позиции и получить максимум, пока это возможно. Власть, в свою очередь, отдаёт, по всей видимости, указания идти навстречу церковной верхушке, видя в РПЦ инструмент поддержания стабильности, «ногу российской государственности», считает Кричевский. Однако, по мнению эксперта, думать так — большая ошибка.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2