Последняя неделя января в судах прошла стремительно. Процессов было много, и все они были разнообразными. Дело Арашукова, арест бывших оперативников, причастных к задержанию журналиста Ивана Голунова, развязка дела израильтянки Наамы Иссахар, а также новый поворот в истории сестёр Хачатурян — в материале NEWS.ru.


Дело Арашукова

В понедельник, 27 января, суд рассматривал ходатайство следователей о продлении ареста бывшему сенатору Рауфу Арашукову. Вопрос о мере пресечения рассматривался в Мосгорсуде, а не в районном: согласно Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), оставлять под арестом на срок свыше года может суд следующей инстанции.

Суд удовлетворил просьбу следствия и оставил Арашукова в СИЗО до 24 апреля 2020 года. Вместе с ним арест на тот же срок был продлён ещё двум фигурантам дела — отцу экс-сенатора Раулю Арашукову и генеральному директору АО «Газпром газораспределение Ставрополь» Николаю Романову.

Рауф Арашуков на заседании рассказал, что написал заявление в ФСБ. Он обратился к руководителю спецслужбы Александру Бортникову с просьбой передать следствие в это ведомство.

Я прошу ФСБ прислать мне следователя ФСБ России, — сказал экс-сенатор, добавив, что не доверяет следователям СК.

30 января 2019 года Арашуков был лишён неприкосновенности и задержан в зале заседаний Совета Федерации. Его обвиняют в организации убийств в 2010 году заместителя председателя общественного молодёжного движения «Адыгэ Хасэ» Аслана Жукова и советника президента КЧР Фраля Шебзухова.

Также следствие считает, что Арашуков являлся членом преступного сообщества, которое создал его отец Рауль Арашуков. ОПС было организовано для хищения природного газа. За время существования сообщества было украдено топлива более чем на 30 млрд рублей.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Девочка, живущая в клинике

28 января получила развитие история пятилетней девочки, всю жизнь живущей в клинике «Мать и дитя». Состоялось первое полноценное заседание по иску соцзащиты к родителям — Татьяне Максимовой и Юрию Зинкину — об ограничении родительских прав.

По существу иск рассматривать так и не стали — представитель мамы Ольга Лукманова попросила перенести заседание, чтобы в нём смогла принять участие лично Максимова — однако рассмотрели несколько ходатайств.

Органы опеки просили изучить условия жизни девочки в клинике, провести ей судебно-медицинскую экспертизу, а также психолого-психиатрическую экспертизу для родителей. Медицинское обследование несовершеннолетней, по их мнению, должно ответить на вопросы: какими заболеваниями страдает ребёнок, представляют ли они угрозу её жизни, может ли малышка проходить лечение в амбулаторных условиях либо нуждается в постоянном наблюдении в стационаре.

Также выяснилось, что родителей девочки объявила в розыск служба судебных приставов: уже длительное время им не могут вручить исполнительный лист о решении Гагаринского суда, согласно которому они должны забрать ребёнка из клиники.

О пятилетней девочке, всю свою жизнь находящейся в клинике «Мать и дитя», в декабре прошлого года рассказали СМИ. Ребёнок родился недоношенным, и первые недели после появления на свет её наблюдали в этом центре. Но родители по сей день не забирают оттуда дочь, так как уверены, что она неизлечимо больна, а нахождение вне больничных стен представляет смертельную угрозу её здоровью. Врачи же утверждают, что в уже более взрослом возрасте девочку несколько раз обследовали — она физически здорова. Однако из-за постоянной изоляции и малоподвижности у неё начинают развиваться психические отклонения.

В январе 2019 года медцентр обратился в Департамент труда и соцзащиты Москвы, сообщив об этой истории. Судебная тяжба учреждения с родителями началась в марте 2019 года: истцы требовали забрать ребёнка из клиники. Родители отказывались делать это, утверждая, что дочь нуждается в квалифицированной медицинской помощи и поэтому должна оставаться в стационаре. Изначально суд не удовлетворял иски и не требовал от органов опеки забрать ребёнка. Для этого формально не было оснований: жизни и здоровью девочки ничего не угрожало, она жила в отдельной палате, получала необходимое лечение и проходила обучение. Решение суда от ноября 2019 года гласило, что необходимости передавать ребёнка органам опеки нет, но при этом родители обязаны забрать дочку домой. Однако и после этого отец с матерью не предприняли никаких действий. Тогда органы опеки решили подать свой иск — об ограничении родительских прав.

Освобождение Наамы Иссахар

Наама Иссахар Наама Иссахар Артем Геодакян/ТАСС

Также в течение этой недели набирала обороты история израильтянки Наамы Иссахар. Девушку в апреле 2019 года задержали в аэропорту Шереметьево, где она ожидала пересадки на рейс в Израиль. Пограничники изъяли у отдыхавшей в Индии Наамы 9,6 грамма гашиша. Позже Химкинский суд приговорил её к реальному сроку заключения, апелляционный суд утвердил это решение. 23 января президент России Владимир Путин прибыл в Израиль и встретился с премьер-министром страны Биньямином Нетаньяху и мамой Наамы Яффой Иссахар. В ходе разговора российский президент заявил, что «всё будет хорошо». После этой встречи пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Наама лично должна попросить о помиловании, что девушка впоследствии и сделала. Прошение прошло несколько этапов: сначала его удовлетворила подмосковная комиссия по вопросам помилования, затем губернатор Московской области Андрей Воробьёв, а уже 29 января его подписал Владимир Путин. 30 января Наама вместе со своей матерью, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и его супругой улетела на родину.

Голунов vs полицейские

30 января были арестованы пять оперативников, причастных к задержанию журналиста Ивана Голунова в июне 2019 года. Это Игорь Ляховец, Максим Уметбаев, Акбар Сергалиев, Денис Коновалов и Роман Феофанов. Следователи ходатайствовали об их аресте до 29 марта 2020 года, и суд удовлетворил эту просьбу.

Всем фигурантам вменяют три статьи: превышение должностных полномочий, хранение наркотиков, а также фальсификация уголовного дела (п. п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК, ч. 3 ст. 303 УК, ч. 2 ст. 228 УК). Дело против Ивана Голунова объединено с делами против бывших силовиков, которые были возбуждены 18 декабря 2019-го и 27 января 2020 года. Изначально все пятеро имели статус свидетелей. Бывших оперативников уволили со службы вскоре после прекращения уголовного преследования Голунова. Позже они пытались восстановиться на работе через суд, но им было отказано.

Один из обвиняемых, Максим Уметбаев, частично признал вину: он сознался в том, что дал пощёчину Голунову. В подбрасывании наркотиков ни он, ни остальные фигуранты вины не признали.

Роман ФеофановРоман ФеофановАлсу Менибаева/NEWS.ru

Журналиста «Медузы» Ивана Голунова задержали в июне 2019 года в Москве по подозрению в распространении наркотиков. По его словам, при задержании было допущено множество нарушений, в частности, применение насилия. 8 июня Никулинский суд, в том числе под давлением общественности, назначил ему домашний арест вместо ожидаемого СИЗО. 11 июня дело и вовсе было прекращено. В тот же день глава МВД Владимир Колокольцев заявил, что попросит президента Владимира Путина уволить главу УВД по ЗАО Андрея Пучкова и начальника московского управления по контролю за оборотом наркотиков генерал-майора Юрия Девяткина, причастных к задержанию Голунова. После этого началось расследование инцидента и проверка в отношении полицейских, задерживавших журналиста, он был признан потерпевшим. В настоящий момент дело засекречено. Суд отклонил жалобу Ивана Голунова на бездействие следствия, заявив, что расследование продолжается.

Поворот в истории трёх сестёр

Под конец недели почти всё информационное пространство заполнила собой новость о крутом повороте в деле сестёр Хачатурян.

Генпрокуратура обязала следствие квалифицировать преступление не как убийство, а как действия, «совершённые в пределах необходимой обороны». Об этом сообщил адвокат Ангелины Хачатурян Алексей Паршин. Это влечёт за собой прекращение уголовного преследования.

Прокуратура указала на то, что следствие не учло факты систематического насилия со стороны отца, хотя и признало это. Перед новым годом стало известно, что Генпрокуратура не стала утверждать обвинительное заключение по делу сестёр Хачатурян, представленное следствием.

В июне 2019 года девушкам было предъявлено обвинение по самой тяжкой квалификации преступления, которую можно было выбрать, — убийство группой лиц по предварительному сговору (пункт «ж» ч. 2 ст. 105 УК). Санкция статьи предполагает от 8 до 20 лет лишения свободы.

В июле 2018 года в Москве был убит Михаил Хачатурян. Преступление совершили его собственные дочери — Крестина, Ангелина и Мария. Они сами вызвали полицию и позже признались в убийстве. Однако девушки заявили, что на протяжении многих лет отец издевался над ними, в том числе прибегал к сексуальному насилию. В итоге Генпрокуратура приняла их версию.

Добавьте наши новости в избранные источники