Как известно, профессиональные футбольные клубы в России распределены по трём дивизионам — высшему (премьер-лига, или РПЛ), первому (ФНЛ — Футбольная национальная лига) и второму (ПФЛ — Профессиональная футбольная лига). Самый верхний и самый нижний этажи нашего футбольного дома на днях почти синхронно объявили о необходимости проведения структурных реформ в своих «квартирах». NEWS.ru разбирается, в чём заключается суть грядущих «капитальных ремонтов».

Никто не хочет возвращать систему «весна — осень»

Сразу оговоримся: речь не идёт о возвращении к системе проведения наших чемпионатов по системе «весна — осень». От неё российский футбол ушёл в переходном сезоне-2011/12 и с тех пор успел к ней привыкнуть (а разве в нашей стране не привыкнешь к чему угодно, даже самому абсурдному и неудобному?). Сторонники перехода на «осень — весну» сулили златые горы в виде успешных выступлений отечественных клубов в еврокубках, однако ничего подобного за восемь прошедших лет и близко не произошло. Более того, в нынешнем сезоне ни один из шести стартовавших в Лиге чемпионов и Лиге Европы клубов из нашей страны в весеннюю стадию турниров не вышел. И тут же зазвучали голоса, обвиняющие действующую систему розыгрыша нашего национального первенства.

На самом деле проблема, конечно же, не в этой системе. Или, точнее, не только в ней. Это, кстати, подчёркивают и в РПЛ, глава которой Сергей Прядкин заявил, что вопрос о возвращении на «весна — осень» представителями клубов даже не поднимался. Президент ПФЛ Андрей Соколов заявил, что корень проблемы не в том, что круги чемпионата поменяли местами, а в том, что у клубов из регионов с суровым климатом — Урала, Сибири и Дальнего Востока — нет возможности играть в холодное время года, так как обещанные манежи и стадионы с закрывающейся крышей в этих регионах так и не построены. А это ключевой вопрос, поскольку играть поздней осенью и ранней весной необходимо при любой системе проведения чемпионата в любом дивизионе.

Число участников сокращалось не из-за «осени — весны». И на эту старую систему мы в отрыве от других лиг перейти не можем. Так что не вижу смысла обсуждать этот вопрос. Нам надо подтягивать экономику клубов, строить новые стадионы, а не заниматься популизмом, — резюмировал Андрей Соколов.

Соревнования в ПФЛ до нынешнего сезона проходили в пяти территориальных группах: «Запад», «Юг», «Центр», «Урал-Приволжье» и «Восток». Больнее всего экономический кризис и климатические условия ударили по последнему из перечисленных подразделений: сейчас в турнире участвуют всего шесть клубов, тогда как в остальных — от 12 до 16. Так вот идея реформирования второго дивизиона заключается в том, что зона «Восток» будет попросту расформирована, а по два её представителя присоединятся к западной, центральной и уральско-приволжской группам. Каждая будет насчитывать по 16 команд (южная и сейчас имеет такой комплект), и в дальнейшем, по замыслу руководства ПФЛ, может быть расширена, например, до 18 клубов.

«Зоны» укрупняют, элиту расширяют: что хотят поменять в российском футболеФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Восток — дело тонкое! И не только Катар-2022...

Но как быть с транспортными расходами восточных клубов, которым теперь на протяжении всего сезона придётся летать не в границах своего региона, а по всей необъятной матушке России?

Перелёт в Москву или Братск стоит примерно одинаково. При этом у клубов [из восточных регионов] появится возможность развиваться, которой они лишены, замыкаясь в своём регионе. Сейчас они, по сути, выбрасывают деньги на ветер. В год набегает приличная сумма, миллионы рублей. Но при этом нет условий для прогресса игроков, выхода на конкурентоспособный уровень хотя бы по меркам ФНЛ. А внутри эффективных соревнований при грамотно составленном календаре, удешевляющем логистику, такой прогресс неизбежен, — считает Андрей Соколов.

Между тем подсчитано, что в нынешнем сезоне средний бюджет клуба ПФЛ составляет порядка 60 млн рублей, а предстоящая реформа с включением «восточных» клубов в одну из других групп обернётся для них дополнительными транспортными расходами в размере пятой части бюджета (12 млн рублей). Многие ли потянут такую ношу?

Но оптимистично настроенный глава ПФЛ также отметил, что лига рассматривает возможность расширения числа участников за счёт включения в свои ряды вторых команд клубов РПЛ. Таким образом, третий по рангу дивизион российского футбола намерен решать сразу несколько задач, повышая эффективность экономической и спортивной составляющих и при этом расширяя географию турнира. Замысел благой, вот только каким получится его воплощение на практике?

Но если с ПФЛ всё более или менее ясно — реформирование предусматривает новый состав и количество зональных турниров уже с сезона-2020/21, то в премьер-лиге пока непонятны ни сроки проведения структурной перестройки чемпионата, ни её формат. Неопределённость по срокам возникает из-за чемпионата мира — 2022, который пройдёт в Катаре не в привычные летние месяцы (в июне-июле в ближневосточной стране не то что играть в футбол, а передвигаться по улице невозможно — температуре воздуха плюс 45 в тени!), а в ноябре-декабре. Это означает, что в национальном чемпионате — 2022/23 придётся делать паузу на полтора месяца в самый его разгар, а свободных окон для переноса игр пяти-шести туров в календаре попросту не остаётся. Поэтому можно предположить, что осуществить реформу в РПЛ в ближайшие два года вряд ли реально.

В то же время руководители ведущих российских клубов постоянно твердят о том, что нынешние 30 матчей в чемпионате страны (при 16 участниках и встречах в два круга) — это однозначно мало. Вариантов увеличения количества игр два — расширение премьер-лиги до 18 команд либо введение стадии плей-офф по окончании регулярного чемпионата.

Мы обсуждали все варианты с клубами. Мнения у них разделились. Примерно 40 процентов за плей-офф, а 60 — за гладкий чемпионат с увеличением участников, как в основных странах Европы. В любом случае реформа будет точно. Вопрос только в том, до ЧМ-2022 или после, — пообещал Сергей Прядкин.

«Зоны» укрупняют, элиту расширяют: что хотят поменять в российском футболеФото: NEWS.ru

Важно следовать принципу «Не навреди!»

Здесь стоит напомнить, что в каждом сезоне даже в элитном российском дивизионе найдётся хоть один клуб, испытывающий гигантские финансовые или иные проблемы. Год назад всем миром спасали дышащий на ладан махачкалинский «Анжи», который всё же дополз до финиша чемпионата. Ранее в похожей ситуации были «Томь» и пермский «Амкар». В нынешнем сезоне «не благодаря, а вопреки» пытается героически держаться на плаву «Тамбов», ввиду неготовности своего стадиона проводящий домашние матчи на «Мордовия Арене» в Саранске.

Интересно, за счёт каких ресурсов РПЛ хочет расширить свои ряды, если помимо таких проблемных участников текущего чемпионата, начинают вырисовываться добровольные «отказники» дивизионом ниже? Вы не обратили внимание, почему уверенно лидировавшее в ФНЛ московское «Торпедо» в последних турах перед зимней паузой вдруг принялось усиленно терять очки, проигрывая даже дома. Ответ лежит на поверхности: руководству клуба премьер-лига пока не нужна, ведь реконструкция стадиона имени Эдуарда Стрельцова на Автозаводской затянется на несколько лет, а арендовать для домашних игр в РПЛ другие арены, видимо, посчитали в стане «чёрно-белых» слишком накладным.

И как, скажите, в таких условиях проводить расширение премьер-лиги? Принудительно добирать туда недостающих участников или, может, давать объявление в газетах и Интернете: мол, есть одна-две горящих путёвки в РПЛ, кто желает?

Что касается плей-офф, то у него, при всей интриге и зрелищности подобного рода матчей, есть свои минусы. Самый очевидный — команда, рассчитывавшая пройти кубковую стадию до конца и провести, таким образом, от шести до восьми «лишних» матчей, вылетает в первом же раунде. И много ли она выиграет от одного-двух сверхурочных поединков? Опять же возникнет проблема неравномерной загруженности ведущих клубов: кто-то проведёт один-два матча, кто-то шесть-восемь. А такой разброс накануне крупных турниров (плей-офф ведь будет проходить на финише сезона, за месяц до чемпионатов мира или Европы) негативно скажется на готовности кандидатов в сборную, которых её наставнику придётся титаническими усилиями приводить к общему знаменателю в плане физического и психологического состояния.

Вопросов, как видите, действительно много, но реформы, в том числе и структурные, в российском футболе явно назрели. Теперь важно действовать в полном соответствии с главным принципом эскулапа: «Не навреди». А то ведь очередного непродуманного эксперимента над собой многострадальный российский футбол, вновь оказавшись в роли подопытной мышки, может уже и не выдержать.