Уже пошли вторые сутки, как российская спортивная общественность бурно обсуждает интервью Юрия Сёмина для «Спорт-Экспресса». В огромном (72 тысячи знаков) труде Игоря Рабинера кто только ни упоминается: Анатолий Мещеряков (председатель совета директоров «Локомотива») и Василий Кикнадзе (генеральный директор «Локомотива»), тренеры Олег Романцев и Валерий Газзаев, Олег Пашинин и Вадим Евсеев. В том числе немало времени отведено на бывшего генерального директора «Локомотива» Илью Геркуса. И это, пожалуй, одна из самых интересных частей всего программного интервью. Сёмин, который имел непростые отношения с Геркусом, резко выдал череду реверансов в адрес ещё совсем недавнего оппонента. Исчерпан ли конфликт между бывшими сотрудниками «Локомотива» — разбирается NEWS.ru.


Суть конфликта

Нельзя сказать, что война между Сёминым и Геркусом была сродни той, от которой летят искры в разные стороны. Конфликт протекал достаточно цивилизованно. Даже несмотря на эпизоды (не очень частые, но всё же), когда спортивные менеджеры обменивались «любезностями» в адрес друг друга через средства массовой информации и социальные сети.

Начиналось же всё очень хорошо. Геркус вернул Сёмина в команду — все были довольны и счастливы, но недолго. Трансферные кампании обнажили корень проблемы: тренер и гендиректор обладали разными видениями того, как должна вестись работа в этом направлении. Если коротко, Сёмин хотел сам контролировать трансферы, а Геркус считал, что за трансферы должен отвечать специализированный отдел, люди, в чьи обязанности входит ежедневный мониторинг футболистов. Тренеры и по совместительству спортивные директора ушли в прошлое.

Юрий СёминЮрий СёминСергей Булкин/NEWS.ru

Первое серьёзное противоречие на этой почве произошло между менеджерами спустя полгода совместной работы. Руководство не подписало Кристиана Бассогога, которого так желал Юрий Павлович, а сделало ставку на Джефферсона Фарфана. Однако это всё цветочки по сравнению с тем, что произошло летом 2017 года. Илья Геркус попытался сместить с поста тренера (и это после победы в Кубке России), но поддержки от совета директоров не получил. На подобный предательский жест наставник «железнодорожников» ответил чемпионством уже в следующем году.

После долгожданной победы в чемпионате России казалось, что разногласия между тренером и гендиректором сойдут на нет (хотя бы в информационном поле), но не тут-то было — ситуация продолжила развиваться по сценарию. Снова последовали публичные высказывания в отношении трансферной политики.

Моё мнение — игроков должен приобретать клуб в лице президента и спортивного директора. Тренер их тренирует. Вот и всё разногласие, — прозвучало в интервью Геркуса для «Ведомостей».

Нашлось что ответить Сёмину в своём Instagram.

Убежден, что наравне с Вами имею право участвовать в селекции. А для окончательных решений в «Локомотиве» есть совет директоров, который, в отличие от периода 2010--16 годов, играет основную роль в жизни команды. В остальном же у нас с Вами разногласий нет, — сказал Сёмин.

Последним ударом стала публикация книги Юрия Павловича «Локомотив. Возвращение на пьедестал», в которой было отведено внимание в том числе и Геркусу, который тогда ещё руководил клубом. Он упрекнул начальника в отсутствии доверия по отношению к своей персоне.

Нужно больше доверять специалистам, посвятившим футболу всю жизнь, накопившим огромный опыт. Его первая попытка уволить меня летом 2017-го не удалась. Но желание видеть в «Локомотиве» сговорчивого, управляемого тренера, видимо, не пропало, — написал тренер в книге.

Вскоре Геркус покинул команду, ему на смену пришёл Василий Кикнадзе, и у Сёмина появился новый оппонент. Но Геркуса он всё-таки не забыл.

Как изменилась ситуация

Прошло полтора года. В клубе нет ни Геркуса, ни Сёмина. Но главное в другом — Юрий Палыч словно постарался сменить вектор высказываний в отношении бывшего начальника. И тут нам необходимо будет обратиться к интервью «Спорт-Экспресса».

Приведём несколько важных цитат:

«Какие бы у нас ни сложились непростые взаимоотношения с Геркусом, он всегда был за результат. В отличие от тех, кто пришел ему на смену».

«Как Крыховяка уговорили Геркус и Штоффельсхаус — мне сложно даже представить. В не меньшей степени они молодцы, что сумели включить ему в договор аренды выкупную стоимость, которую наш клуб в итоге и выплатил».

«Без сомнений, он (Геркус) — перспективный менеджер. У него много интересных, хороших идей, которые и мне нравились. В частности, все, что он делал для привлечения болельщиков, я поддерживал».

Невооружённым глазом видно, как экс-тренер «железнодорожников» осознанно проводит параллели между тем, как было до (во время Геркуса), и тем, как стало после (во время Кикнадзе). Геркус был всегда за результат, он привлёк болельщиков, он смыслил в трансферах — то есть по всем фронтам превосходит нынешних руководителей.

Но одной похвалой тренер не ограничился. Он поддержал Геркуса в истории, связанной с судебным иском, отметив, что не видит ничего плохого в том, что начальник решил денежно отблагодарить всех сотрудников за чемпионский сезон. По сути, это намёк на то, что проблема возникла (или её создали) на пустом месте.

Был праздник чемпионства спустя 14 лет. Геркус раздал премии не только команде и тренерам, но и всем рядовым сотрудникам клуба. Наверное, он хотел их отблагодарить. А что он согласовал на более высоком уровне и что нет — этого не знаю. В финансовую сторону никогда не лезу. Со мной он на эти темы не советовался, а даже если бы и спросил, я бы сказал: «Правильно сделал!» Ведь эти люди всё время были при команде и весь год работали на неё — каждый по-своему. И все внесли часть души в это чемпионство. Почему не дать людям на хлеб? — cказал Сёмин «Спорт-Экспрессу».

Конечно же, все эти слова поддержки, хвалебные высказывания не являются запоздавшими благодарностями в адрес Геркуса. Это своеобразный сёминский формат борьбы с нынешним руководством «Локомотива». Сомневаться в этом не приходится.

Однако, как бы то ни было, конфликт между ними можно считать исчерпанным. И Сёмин, и Геркус сейчас находятся по одну сторону баррикад.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен