15 августа на Земле стало 8 млрд человек. Сам по себе рост численности населения вызывает у многих опасения, что планета не справится с растущей нагрузкой. Между тем идет не только увеличение числа людей, параллельно с этим меняется и расовый состав в развитых странах. Это особенно ярко прослеживается на примере Франции, где почти половина детей появились на свет у родителей, не принадлежащих к белой расе. Это следует из последних данных Национального центра мониторинга рождаемости (CRDN). Данные относятся к 2020 году, но можно с уверенностью сказать, что в последующие два года эта цифра еще выросла. NEWS.ru при помощи экспертов просчитал, через какое время во Франция и другие европейские страны превратятся в то, что советский историк Лев Гумилёв называл «этнической химерой» — этапом национальной истории, на котором «титульные» нации превращаются в меньшинство у себя на родине и затем исчезают совсем.

Число детей, которые родились в 2020 году во Франции в семьях, где один или оба родителя являются иммигрантами либо выходцами из иммигрантских семей, составило 46% от всех новорожденных.

В том году в стране появилось на свет 740 тысяч младенцев, из них «небелыми» оказалось 340 тысяч.

Хотя формально это всё еще меньше половины населения страны, все математические модели показывают, что до середины нынешнего десятилетия демографический экватор будет перейден. К примеру, прогнозирует французский социолог Жан-Ив лё Галлу, поскольку рождаемость в «небелых» семьях подрастает на 5% каждые четыре года, этот водораздел будет преодолен где-то в течение 2024 года.

После этого «потемнение» этнического лица Франции (а в силу отсутствия границ внутри Европы и в других странах континента) пойдет по экспоненте: уже к концу текущего века подавляющее большинство людей, именующих себя по формальным признакам французами, немцами, бельгийцами и т. д., не будут иметь ни капли крови той нации, паспортами которой они обладают.

По математическим подсчетам, к 2050 году «бледнолицее» население Франции сократится до 40 млн человек по сравнению с нынешними 50 млн. Так как общее население республики к середине века достигнет 70 млн, это означает, что страна попала в демографические ножницы: темпы пророста белокожего населения будут непрерывно падать, темпы прироста темнокожего — расти, причем опережающими темпами.

Плодитесь и расселяйтесь: Франция с 2024 года станет черно-белойФото: Frederik Sadones/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Примечательно, что такой исход предрекался еще в 1970-е годы не демографами или социологами, а тогдашним президентом Алжира Оари Бумедьеном.

Настанет день, когда миллионы жителей Южного полушария направят свои взоры и стопы в Северное полушарие. И они пойдут туда не как друзья, а как завоеватели. И они завоюют его для своих детей. Наша победа зарождается в лонах наших женщин,— предвидел он.

Это вызывает нарастающее раздражение у той части французов (и шире — европейцев), которая видит в процессе этнической «подмены» закат европейской цивилизации. Например, в 2021 году во Франции вышла книга демографа Артура Файера-Лалё, которая так и называется «И белые ушли».

По подсчетам CRDN, прирост рождаемости именно в категории «небелых» младенцев за четыре года с момента предыдущего мониторинга составил 7%. За десятилетие же (2010–2020) число детей, родившихся в семьях, в которых хотя бы один из родителей является выходцем из бывших французских колоний, увеличился на 15%.

Надо отметить, что применяемый к данному демографическому процессу термин «этническая подмена» (или, в терминологии Льва Гумилёва, «этническая химера») многие современные ученые и политики воспринимают как неполиткорректный и даже «расистский». В частности, в той же Франции официально не приветствуется акцентировать внимание на этническом происхождении её граждан, которые для властей Пятой республики являются гражданами с равными правами, будь их предки или они сами выходцами из Африки, Ближнего Востока, Индокитая или любого иного региона планеты, пояснил NEWS.ru демограф и социолог Александр Синельников.

Из-за этого понять реальный этнорасовый состав населения Франции очень нелегко, так как официальных данных на этот счёт не существует. Но по факту там наиболее сложносоставная ситуация в этом плане, потому что ни в Англии, ни в Германии приезжие не вступают в браки с коренными жителями так часто, как они это делают во Франции. Но это как раз и не даёт иммигрантам застревать в своих национальных гетто: их дети, имеющие одного белого родителя, не ощущают французс​кую культуру как нечто чуждое, что нужно «завоевывать».

Александр Синельников профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ

Плодитесь и расселяйтесь: Франция с 2024 года станет черно-белойФото: Sultan Mahmud Mukut/Keystone Press Agency/Global Look Press

Сам CRDN никогда не акцентирует внимание в своём мониторинге на расовой или этнической составляющей. Данные о том, сколько детей к какой расе относятся, были систематизированы общественной группой Démocratie Participative («Представительная демократия»), которую в политическом мейнстриме Франции относят к экстремистским и неонацистским. Такое отношение к группировке может быть вполне оправданным, учитывая, что на её сайте данные мониторинга выложены под рубрикой «Расовая война» (La guerre raciale) и авторы обзоров которой не брезгуют хвалить Гитлера и употреблять терминологию вроде «негры», «коричневокожие» и прочую, которая в мейнстримном дискурсе является табуированной.

Воины «расовой войны» (на стороне белого лагеря) обвиняют в закате Европы не только мигрантов из третьего мира, но и своих соотечественников (а еще больше — соотечественниц). Как указывают «белогвардейцы», на десять белых европеек сегодня приходится только 13 детей. Причиной малодетности белых женщин эти авторы называют феминистическую идеологию, которая отвлекает женщин от деторождения в пользу карьеры и прочих радостей бездетной жизни, а также декларирует ничем не ограниченное право на аборт.

Кроме того, в феномен демографических ножниц вносит свой вклад и тот фактор, что даже среди остающегося белым населения Франции около 13 млн человек (то есть 25%) составляют лица старше 65 лет. Для борцов за «белое дело» они представляют скорее балласт, чем актив. В детородный же возраст в ближайшие 30 лет войдет только около 4 млн белых французов; но в те же годы на брачный рынок выйдет и 8 млн их небелых «конкурентов» (почти все — выходцы из афромусульманских общин).

Франция превращается в копию Южной Африки, где белое население вынуждено жить, отгораживаясь от черного большинства за высокими заборами. Даже если каким-то волшебным образом белые начнут размножаться быстрее, это уже ничего не изменит: к 2060 году они окажутся в абсолютном меньшинстве, — сокрушаются активисты Démocratie Participative.

Плодитесь и расселяйтесь: Франция с 2024 года станет черно-белойФото: Alexis Sciard/Keystone Press Agency/Global Look Press

По мнению демографов из этого лагеря, если до начала XXI века понятие «ассимиляция» подразумевала, что иммигранты перенимают социальные культурные и бытовые традиции страны, куда они переехали жить, то к середине века картина поменяется на зеркальную: уже белые французы будут вынуждены либо подстраиваться под традиции и образ жизни темнокожих мусульман (который, как это описывают авторы Démocratie Participative, «являет собой смесь рэпа, карри и наркотиков»). Либо, по образцу ЮАР, кучковаться в гетто в стране, которая когда-то принадлежала им.

Однако опасения, что мигранты «переродят» местных, ничем не обоснованы и являются фобией белых расистов, уверен Синельников.

Повышенная по сравнению с европейцами рождаемость наблюдается в семьях иммигрантов только в первом поколении. В этом играют роль не только национальные традиции, но и социальная политика правительств европейских стран, которые платят повышенные пособия многодетным семьям. Однако уже дети мигрантов перенимают европейскую, то есть малодетную, семейную модель, особенно если их партнер — коренной житель этой страны. Поэтому преобладание небелого населения в странах Европы зависит не от рождаемости в семьях мигрантов, а от механического прироста, который определяется политическими решениями правительств. И если власти этих стран ограничат миграцию, а это уже и наблюдается, то ни о какой «этнической подмене» речи быть не может.

Александр Синельников профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ

Подобные процессы хорошо известны историкам и не являются чем-либо уникальным или присущим только Франции. Однако нынешнее поколение имеет редкую возможность воочию наблюдать этот процесс, который за всю писаную историю человечества происходил в подобных масштабах и с подобной скоростью всего несколько раз. Важно подчеркнуть, что речь в данном случае идет не о военном завоевании одних народов другими, что приводило к доминированию победителей над побежденными (как это было при нашествии «варваров» на Римскую империю или арабском подчинении Иберийского полуострова), а именно о мирной, эволюционной «подмене» одного этноса другим.

Плодитесь и расселяйтесь: Франция с 2024 года станет черно-белойФото: Artur Widak/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

К слову, в России демографическая проблема в чем-то сходна с той, какой она видится французским радикальным демографам. По данным Национального демографического доклада за 2021 год, даже в Москве число женщин начинает превышать число мужчин уже с 27 лет (20 лет назад эта граница проходила в категории 38–40 лет). Уже не просто трудоспособные, а уже и молодые мужчин становятся дефицитом в России.