Европейский Союз в его нынешних рамках не в полной мере отвечает амбициям объединения стран Старого Света и нуждается в расширении географических границ на всё Средиземноморье. С таким геополитическим проектом выступили премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и президент Франции Эммануэль Макрон на этой неделе. NEWS.ru выяснил, что представляет собой футуристическая инициатива Лондона и Парижа и есть ли у нее хоть какие-то шансы на воплощение в жизнь.

Заявление Бориса Джонсона прозвучало через несколько дней после того, как в ходе саммита стран «Большой семерки» президент Франции Эммануэль Макрон озвучил схожую мысль о трансформации ЕС в более масштабное объединение, не ограниченное географическими очертаниями Европейского континента. В представлении Макрона принадлежность к Европе должна определяться не только географическим положением той или иной нации, но в первую очередь сходным политическим менталитетом — то, что он описал как «европейское политическое сообщество». Осуществление такого проекта позволило бы если не интегрировать, то теснее привязать к «базовой» европейской цивилизации страны, которые ныне вынуждены сидеть на двух стульях: будучи экономически связанными с ЕС столь же тесно, как его полноправные члены, формально они не подчиняются указаниям из Брюсселя и делать этого не намерены и в будущем.

В первую очередь речь идет о Турции, которая несколько десятилетий томится в предбаннике Евросоюза и чем дальше, тем сильнее теряет интерес в нем оставаться. В июне «кандидатами в предбанник» (даже не в собственно ЕС) стали Украина и Молдавия, и концепция Макрона позволила бы им ощущать себя если не в одной лодке с европейскими нациями, то во всяком случае в одном с ней «пруду».

Средиземноморье — наше

Однако Джонсон пошёл ещё дальше. Он предположил, что в гипотетическое субъевропейское сообщество должны быть включены также африканские государства севернее Сахары (Египет и страны Магриба). Ни о каком европейском менталитете применительно к арабским республикам и монархиям говорить не приходится; их право на вхождение в «большую Европу» Джонсон обосновывает тем, что эти страны уже входили некогда в состав единого средиземноморского государства, Римской империи, и «генетическая память» позволит им повторить этот опыт две тысячи лет спустя.

Идея Эммануэля на самом деле принадлежит мне. Я полагаю, что мы должны в принципе воссоздать Mare Nostrum (наше море. — NEWS.ru), как было в период Римской империи, — заявил британский премьер.

Карта Римской империи по состоянию на 107 годФото: wikipedia.orgКарта Римской империи по состоянию на 107 год

Джонсон неосторожно использовал для обозначения Средиземного моря тот же самый латинский термин, который употреблялся не только древнеримскими императорами, но и итальянскими фашистами в ХХ веке. Пропаганда Бенито Муссолини использовала образы Римской империи в качестве обоснований претензий Италии на территории в Африке, а учившиеся на его примере немецкие фашисты, как хорошо известно, приватизировали древнеримский приветственный жест в качестве нацистского партийного салюта.

Подобные высказывания Бориса Джонсона укрепляют отношение к нему как к мечтателю, поделился своими ощущениями с NEWS.ru политический историк Александр Гусев.

Говорить о какой-то политической ассоциации Евросоюза со странами, режимы которых не просто не совпадают с европейскими цивилизационными ценностями, но часто прямо враждебны им — признак малограмотности того, кто такие проекты выдвигает. Да, создание международных блоков это тенденция XXI века, но блокироваться надо с теми, кто разделяет общие ценности, а не просто по принципу «с теми, кто рядом».

Александр Гусев президент Международного союза политических экспертов

Ни Макрон, ни Джонсон, разумеется, не предполагают, что окружающие Европу страны кто-то будет насильно втягивать в «новую Римскую империю» (они, возможно, и хотели бы, да кто им позволит, как показывает негативный опыт той же Турции). Британский премьер даже особо подчеркнул, что «европейское политическое сообщество» не подразумевает создания какой-либо формальной структуры и должно стать чем-то вроде клуба наций, разделяющих общие ценности, при полном сохранении ими национального суверенитета.

Борис Джонсон Фото: Alberto Ortega/Keystone Press Agency/Global Look PressБорис Джонсон

В качестве образца страны, которая не имеет даже общей границы с ЕС, но при этом демонстрирует европейский политический менталитет, Джонсон указал на Израиль. Никак не соприкасающееся с Европой еврейское государство тем не менее на равных с её странами участвует в конкурсах «Евровидение», её футбольная команда играет в турнирах УЕФА, и т. д.

Сделать Европу снова Европой

По мнению Гусева, для расширения Евросоюза достаточно резервов внутри собственно Европы и для этого ему совсем не обязательно вторгаться в страны, разделенные с ЕС Средиземным морем.

На Европейском континенте еще много стран, которые могут быть готовыми кандидатами в ЕС — Норвегия, Швейцария, Исландия, либо тех, что воспринимается европейцами как свои на Балканах. Но если те государства, которые по всем критериям подходят для вступления в ЕС, делать это не торопятся, то почему бы Евросоюзу не обратить внимание на тех, кто желает это сделать и при этом расположен в Европе? Не надо придумывать никакие имперские ЕС-2.0, надо сперва завершить строительство ЕС-1.0.

Александр Гусев президент Международного союза политических экспертов

Как рассказал на полях заседания международного дискуссионного клуба "Валдай" политолог Дмитрий Тренин, у Европы сегодня отсутствует геополитическая «самость», что и принуждает лидеров её стран изобретать различные экзотические проекты.

Европа сегодня больше, чем когда бы то ни было, является клубом поддержки Соединенных Штатов. Попытки делегировать США свою внешнюю политику не совместимы с сохранением Европой какой-то самостоятельной роли. Даже самые крупные европейские страны, за исключением разве что Франции, видят свою зону комфорта в тесном союзе с США.

Дмитрий Тренин член Совета по внешней оборонной политике

Президент США Джо Байден, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг и премьер-министр Педро СанчесФото: Europa Press/A.Ortega.Pool/Global Look PressПрезидент США Джо Байден, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг и премьер-министр Педро Санчес

Хотя последние заявления как Макрона, так и Джонсона относятся к разряду геополитических рассуждений и вряд ли каким-то образом будут реализованы в обозримом будущем, британских политологов насторожило само направление мыслей главы кабинета. Они увидели вопиющую нелогичность в том, что Великобритания, едва покинув Европейский союз, снова принимается фантазировать на темы международной интеграции, причем на этот раз со странами, гораздо более далекими для англичан цивилизационно, чем те, объединение которых Соединенное Королевство формально покинуло в 2020 году.

В частности, бывший министр по осуществлению брекзита Дэвид Джонс опасается, что споря с Макроном о том, кому из них принадлежит идея «новой Римской империи», британский премьер на самом деле льет воду на мельницу французского президента.

Макрон одержим идеей построения нового европейского механизма, который вывел бы Европу из-под, как ему кажется, англосаксонского доминирования. Мы же должны четко обозначить свое неучастие в проекте ЕС-2.0, — предостерег он.

Схожие опасения в среду и четверг высказали также глава британского МИД Лиз Трасс, председатель комитета Парламента по международным делам Том Тугендат и другие британские политики. С другой стороны, свидетели обмена мнениями между Джонсоном и Макроном указывают, что два политика обсуждали проект ЕС-2.0 за совместной выпивкой в Баварии на саммите G7 и очертания «новой Римской империи» могли возникнуть перед их внутренним взором под влиянием спиртного.

Pax Romana vulgaris: Лондон и Париж хотят возродить Римскую империюФото: shutterstock

Повторение пройденного

Борис Джонсон ведет себя как интеллектуальный провокатор, ощущая такую американскую поддержку, какой не имеет более ни одна европейская страна, считает Тренин.

Пользуясь тем, что его страна не является частью ЕС и конкурирует с ним, Джонсон вбрасывает различные идеи, которые во многом разбивают логику строительства и функционирования Евросоюза. Понятно с ходу, что идея новой Римской империи нереализуема. Кто-нибудь спрашивал у стран Северной Африки, а хотят ли они видеть себя в той роли, которую для них приготовили бывшие метрополии?

Дмитрий Тренин член Совета по внешней оборонной политике

Если копнуть вглубь веков, то Борис Джонсон не предложил ничего такого, что не было бы опробовано в европейской истории ранее, причем не однажды. Интеграционные проекты для наций, имеющих своим домом Европу, и даже шире — периметр Средиземного моря, предпринимались столько, сколько ведется писанная история. От древнегреческой колонизации через Римскую империю и империю Каролингов до Наполеона его пытались осуществлять различные правители на протяжении двух тысяч лет.

Самым успешным и долгоживущим «Евросоюзом» прошлого стала так называемая Священная Римская империя, просуществовавшая без малого тысячу лет (962–1806). Она, хотя территориально намного более скромная, чем теперешний Евросоюз, по своему устройству очень его напоминала: представляла собой не унитарное государство, созданное железом и кровью (как, к примеру, недолго просуществовавшая империя Наполеона Бонапарта), а рыхлую конфедерацию европейских монархий, добровольно согласившихся делегировать, как сказали бы сегодня, часть своего суверенитета наднациональному правителю в лице императора. Он, по сути, был аналогом нынешнего главы Еврокомиссии, поскольку этот титул не передавался по наследству, а избирался имперской коллегией —аналогом современного нам Европарламента.