Как говорится, идя навстречу пожеланиям своих американских кураторов, Владимир Зеленский решил стать более открытым к переговорам по урегулированию украинского конфликта. Поиграв в содержание возможного диалога и сформулировав заведомо неприемлемые условия потенциального соглашения, граничащие с полной капитуляцией Москвы, бывший стендапер перешел к их форме. И форма по своей абсурдности вполне соответствует объявленному содержанию. Как и завещали лучшие философские умы.

Президент Незалежной возжелал ни много ни мало проводить переговоры с Владимиром Путиным в публичном формате. Что он конкретно подразумевает под такой красивой и крайне демократичной вывеской, сказать трудно. Но на память приходят его финальные дебаты с Петром Порошенко, которые он потребовал провести аж на стадионе в присутствии многотысячной массовки симпатизирующих. Именно тогда хорошо поставленным голосом он эффектно грозил оппоненту: «Я — ваш приговор!». Правда, те сценически правильно оформленные угрозы так и остались сотрясанием воздуха, поскольку посадить или просто как-то серьезно наказать Порошенко Зеленскому не позволили прозорливые дяди из Вашингтона, которым всегда нужен кнут даже на самого послушного клиента.

Естественно, представить себе встречу Владимира Зеленского и Владимира Путина на стадионе может только самый горячий поклонник произведений Оруэлла, для которого и дебаты по поводу статей договора в прямом телеэфире тоже вещь вполне реалистичная. Даже большевики с их народной дипломатией до таких абсурдных вершин открытости и народности не поднимались. Хотя тогда они и открыли все шифры имперской дипломатической переписки.

А тут как назло случился неприятный для канадского премьера Трюдо разговор с китайским лидером, который был возмущен, что детали их недолгого разговора с коллегой «утекли в газету». «Это недопустимо, — жестко сказал Си Цзиньпин, — так дела не делаются». Впрочем, и французский президент Эммануэль Макрон умудрился не так давно во время своего телефонного разговора с российским лидером пригласить в свой кабинет журналистов и включить громкую связь. Неудивительно, что с тех пор у него проблемы со связью с Кремлем.

Эммануэль МакронФото: Sean Kilpatrick/Global Look PressЭммануэль Макрон

Для нескольких западных политиков, с которых, видимо, пытается брать пример и Владимир Зеленский, такая дипломатическая беспардонность, скорее, признак отсутствия ощущения международной субъектности. Все равно придется полностью отчитываться перед заокеанским сувереном. Никакой тайной дипломатии.

Надо полагать, что такое же ощущение испытывает и Зеленский, которому в случае консультаций и переговоров все равно придется исходить из присланной из Вашингтона методички. Недаром он накануне заявил, что слышал от своих западных друзей о желании Москвы начать переговоры. То, что о возможности таких переговоров постоянно говорят все наши официальные лица, его ухо физически не воспринимает. Ему надо, чтобы западные кураторы позволили бы такое услышать.

Но пока Зеленскому важно постоянно быть глобальным ньюсмейкером, обрушивая на международную общественность вал разного рода громких инициатив. Публичные переговоры из той же оперы. Тут, как говорится, важно прокукарекать, а там хоть не рассветай.