Украина и Молдавия принимают поздравления в связи с получением статуса кандидатов в Европейский союз (ЕС). Но в этих странах уже раздаются предостерегающие голоса политиков и общественных деятелей, что евроинтеграционный путь имеет все шансы оказаться более сложным, чем представлялся раньше. Задачи, которые будут возникать на этом пути, потребуют мобилизации огромных усилий обществ, не отличающихся высоким уровнем консолидации и экономического развития. О факторах, способных затянуть процесс вступления Киева и Кишинёва в ЕС на долгие годы, — в материале NEWS.ru.

Сначала докажи

Странам-кандидатам Европейский союз выдвигает ряд политических, правовых и экономических требований: от «приверженности страны европейским ценностям» до «доказательства конкурентных рыночных отношений в экономике». Эти требования ещё называют Копенгагенскими критериями. После получения кандидатского статуса страна вступает в полосу двухсторонних переговоров с членами ЕС по различным вопросам.

Процесс вступления страны — кандидата в ЕС непростой, но детально отлаженный, рассказала NEWS.ru доцент кафедры европейских исследований СПбГУ Татьяна Романова.

ЕС смотрит, насколько кандидат выполняет обязательства, как идёт процесс выравнивания его законодательства по отношению к европейскому. С другой стороны, играет роль способность ЕС принять эту страну, сохраняя свои возможности и принципы. Законодательство ЕС структурировано по главам, которые открываются по мере работы с кандидатом: по внутреннему рынку, энергетике, транспорту и т.д. ЕС оказывает финансовое и экспертное содействие кандидату. Сложность и в том, что не всё законодательство ЕС подходит новым членам, поскольку оно было разработана ещё для старых, — отметила эксперт.

Киеву и Кишинёву обещают ЕС, но оставляют на пути туда жёсткие преграды  Фото: Uli Deck/dpa/Global Look Press

По словам Татьяны Романовой, в случае с Украиной ситуация осложняется ещё и тем, что она будет претендовать на бюджетную помощь ЕС. Страны, которые сейчас получают деньги ЕС, должны будут поступиться своими интересами. Как напоминают специалисты, та же Польша с 2004 года получила из европейского бюджета 213 млрд евро, а внесла около 70 млрд евро. Если Украину примут в ЕС, сохранить помощь в таких же масштабах другим государствам окажется сложно. Но более всего Украине препятствует на европейском пути военно-политическая неопределённость. До окончания специальной военной операции трудно вообще строить какие-то прогнозы по срокам вступления Киева в ЕС, заключила эксперт.

Президент Франции Макрон, как пишет Die Welt, заявил во время недавнего визита в Киев, что предоставление Украине статуса кандидата «будет учитывать ситуацию на Западных Балканах», имея в виду, что такие страны, как Албания, Черногория, Сербия, Северная Македония, годами ждут своей очереди в ЕС. Немецкая Deutsche Welle (издание включено Минюстом РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иноагента) сообщила в пятницу, что в этих странах довольно быстро появилось недовольство «высокой скоростью принятия решений по Украине и Молдавии».

Будущее расширение ЕС будет связано с геополитикой. В отличие от Западных Балкан речь больше не идет о политической и экономической гармонизации присоединяющихся обществ со стандартами ЕС. <...> Приняв историческое решение о присоединении огромного территориального государства Украина, Европейский союз взял совершенно новый курс. Это политический риск <...> ЕС сейчас в первую очередь озабочен тем, чтобы оттеснить российское и китайское влияние в регионе. Таким образом, критерии приема, которые раньше должны были строго соблюдаться, станут несколько мягче, — утверждает DW.

Потрепанный товар

Молдавия с 2014 года является ассоциированным членом ЕС, то есть подписала документ с Брюсселем о сотрудничестве в политике, торговле и в укреплении безопасности. ЕС ещё в 2015 году открыл в Кишинёве своё представительство по разрешению конфликта с Приднестровьем. В 2016 году отношения между Брюсселем и Кишинёвом несколько охладели после заявлений новоизбранного пророссийского президента Игоря Додона о необходимости отправиться стране по евразийскому пути. Однако до реальных дел в этом направлении не дошло, поскольку молдавские кабинет и парламент продолжали проевропейский курс.

После получения статуса кандидата почти все руководители страны сделали как устные, так и письменные заявления в соцсетях, что «23 июня стало историческим днём для Молдавии». Но, как отметила при этом президент страны Майя Санду, «предстоит сложная дорога, которая потребует напряжённой работы».

Майя Григорьевна СандуФото: Nicolas Maeterlinck/Keystone Press Agency/Global Look PressМайя Григорьевна Санду

Для преодоления всех преград на пути в ЕС молдавскому обществу нужна консолидация, подчеркнул в беседе с NEWS.ru политолог Алексей Тулбуре.

Надо приходить к соглашению с теми, кто разделяет фундаментальный выбор: европейскую модернизацию страны. Оппозицию у нас называют левой, но, скорее, она консервативная. Поскольку она против, то это проблема. Надо убеждать людей, говорить с политиками. Нам нужна консолидация всех сил, без общих усилий не получится. Но социалисты и коммунисты в определённые периоды поддерживали европейский выбор государства, потом они поменяли вектор, исходя из каких-то своих конъюнктур. Думаю, что они могут опять со временем поменяться — всё-таки у нас одна страна и одна судьба, — отметил Тулбуре.

Политолог Тулбуре привёл в пример «политическую гибкость» Гагаузии, которую в стране называют «пророссийской автономией». Её возглавляет Ирина Влах — опытный управленец, прекрасно сотрудничающий с ЕС. У Гагаузии ныне немало проектов, финансируемых Брюсселем. При этом гагаузы остаются «мудрым и гибким народом». Политолог не без иронии рассказал, что когда начался приднестровский конфликт, они говорили большей частью на румынском языке, а когда военное противостояние закончилось и Приднестровье стало непризнанным образованием, гагаузы перешли на русский язык. По мнению Тулбуре, «Гагаузия уж точно не станет проблемой на пути Молдовы в ЕС».

Оппозиция в связи с кандидатским статусом страны в ЕС поздравлений не раздаёт. Экс-президент Молдавии, находящийся под домашним арестом, в своём Telegram-канале, напротив, традиционно назвал евроинтеграцию ошибкой:

Когда такие важные, мощные страны, как Великобритания, выходят из ЕС, а Молдавия со своими неразрешёнными проблемами, включая территориальные, куда-то торопится, я считаю, это неправильно, — написал Додон.

Игорь ДодонФото: Kremlin Pool/Global Look PressИгорь Додон

Новый статус теперь обязывает Молдавию поддержать антироссийские санкции, заявил в эфире телеканала Moldova 1 спикер молдавского парламента Игорь Гросу. Его оппоненты выразили опасение, что теперь уж точно российский газ может перестать поступать в Молдавию. Профессор и дипломат Виктор Боршевич опубликовал свои размышления на информационном ресурсе Noi.md:

Единственный потрепанный товар, который у нас сегодня есть на продажу, это суверенитет Республики Молдова и ее нейтралитет. Как только вы входите в зал ожидания Евросоюза, на вас тут же переходят те же самые обременительные обязательства, например запрет российских новостей или удобный транзит оружия, а также, причем не бесплатно, обязанность покупать устаревшее оружие НАТО.

В путь на долгие года

Эксперты, прогнозируя временную дистанцию для вступления в ЕС Украины и Молдавии, чаще всего говорят про 5–10 лет. Они приводят опыт остальных стран-кандидатов. Более других в этом статусе задержалась Турция — с 1999 года. 17 лет остаётся кандидатом Северная Македония, 12 — Черногория, 10 — Сербия, 8 — Албания. У каждой из этих стран свои тормозящие процесс особенности.

Маршрут для них один, только вот «транспортные средства» разные, поэтому у каждого своё время его преодоления, — продолжает Татьяна Романова. — Турция сама не горит желанием выполнять свои обязательства, что и стало причиной её задержки. Пример Северной Македонии демонстрирует, что у каждого государства ЕС есть возможность решить с кандидатом двусторонние вопросы. У Болгарии они в отношении Северной Македонии есть и отрабатываются по максимуму. Так было в ЕС всегда, наверняка этот принцип и останется.

Киеву и Кишинёву обещают ЕС, но оставляют на пути туда жёсткие преграды  Фото: shutterstock

Татьяна Романова обратила внимание на усложняющийся процесс принятия решений в сообществе из-за действующего принципа единогласия. Он не всегда позволяет всем 27 странам — членам ЕС быстро найти выход из проблем. Любая страна может заблокировать любое решение в Евросовете. Мнения европейских лидеров на этот счёт разделились — одни предлагают единогласие отметить, другие видят в нём возможность эффективного соблюдения национальных интересов, добавила эксперт.

Сегодня ЕС насчитывает шесть славянских и три постсоветских государства. В очереди на вступление находятся четыре славянских страны и постсоветская Молдавия. Сообщество создавалось в 1957 году западноевропейскими развитыми странами, поэтому неудивительно, что в основу объединения легли их духовные принципы. Восточным европейцам, в том числе славянам, приходится подстраиваться под них, и не всегда этот процесс протекает безболезненно. В Болгарии или в Греции позитивно воспринимают далеко не все культурные особенности, например, Нидерландов.

Если Украину и Молдавию ускоренно ведут в ЕС по «политическим мотивам», нравственные барьеры могут возникнуть с этими странами гораздо позже, сказавшись на прочности всего сообщества. Это показал, в частности, правительственный кризис в Софии, где в отставку на днях отправлен премьер-министр Петков. Эксперты утверждают, что прозападный радикальный политик оказался чужим для болгарского общества.