Россия переживает мусорный кризис. По данным Министерства природных ресурсов и экологии, из 70 млн тонн твёрдых бытовых отходов, которые производятся в нашей стране ежегодно, менее 5% отправляется на переработку. На бесконечных свалках уже скопилось больше 30 млрд тонн мусора, а токсичные вещества, исходящие от них, представляют угрозу для 17 млн человек. Но вместо того чтобы искать другой подход к решению проблемы, власти продолжают санкционировать строительство всё новых полигонов. Между тем в соседней Финляндии только 1% отходов хоронится на свалках. Корреспондент NEWS.ru отправился в северную страну, чтобы узнать, как Финляндии это удалось и чему она может научить Россию.


Знай свой мусор

В Финляндии 20 лет назад было больше 1000 свалок. Для страны с населением 5,5 млн человек это немало. Сегодня подавляющее большинство из них закрыто, а на конечное захоронение отправляется только 1% ТБО. Финны называют это циркулярной экономикой: подразумевается, что даже отходы могут делать деньги. Переработанные стекло, пластик, металл, бумага и картон становятся сырьём для производства новых товаров, органические отходы генерируют биогаз, а всё остальное используется в качестве топлива для электростанций вместо угля. Причём львиная доля ответственности за всю эту цепочку переложена на плечи простых финнов.

Первую свою баночку из-под йогурта я сполоснул где-то 15 лет назад, — говорит Маркку Пейтсара, член правления жилищного товарищества в пригороде Хельсинки.

 Cортировочная станция в окрестностях Лахти Cортировочная станция в окрестностях ЛахтиЛюбовь Глазунова/NEWS.ru

Маркку открывает отделения для мусора в тумбе на своей кухне и показывает ряды ровно уложенных стеклянных банок, маленькую коробочку с батарейками, контейнеры для металла, пластика, картона и бумаги, органики — всего он сортирует мусор на шесть фракций, не считая батареек и лампочек. Всё, кроме органических отходов, должно отправляться в урну в чистом и по возможности компактном виде. Так, опытным путём финны выяснили, что в одну пустую упаковку из-под молока влезает ещё 10 таких же. Маркку утверждает, что уже привык к такой системе. А что делать: не сортировать мусор в Финляндии — это роскошь. Вывоз только смешанных ТБО, по словам господина Пейтсара, обходился бы жилищному товариществу в 5–10 раз дороже, так что главная мотивация здесь — финансовая.

Я заинтересован в сортировке мусора лично и как представитель товарищества, — подчёркивает Маркку Пейтсара.

Жители кооператива, в который входит примерно 100 человек, отдают по €14 в месяц за вывоз мусора. Общая стоимость этой услуги для разных товариществ определяется в зависимости от количества мусорных контейнеров на их территории, расстояния до свалки и того, как часто приезжает грузовик. Причём каждый вид мусора вывозит отдельная машина. Например, стекло и металл забирают раз в месяц, смешанные отходы, которых жители производят больше всего, вывозятся дважды в неделю, за органикой приезжают в два раза реже. Чтобы запах портящейся пищи не беспокоил соседей, они пакуют её в герметичные биоразлагаемые пакеты перед отправкой в общий мусорный бак.

Каждое жилищное товарищество в зависимости от своего размера само определяет, на сколько фракций оно будет делить отходы. По словам Маркку Пейтсара, плата в жилищный фонд привязана к числу квадратных метров в доме, а не к количеству и виду мусора, который он производит. Таким образом, даже если кто-то из его соседей сортирует мусор недобросовестно, проверить это сложно и платит он по той же ставке, что и все остальные. Маркку вздыхает: несознательные граждане — большая проблема, но, к счастью, их не так много.

Финны стараются уменьшить и само количество мусора. Так, возле торговых центров стоят специальные контейнеры для старой одежды, которая отправляется из них прямиком в секонд-хенд. То же происходит с мебелью. Зачастую отвезти старый, но ещё вполне симпатичный диван в комиссионный магазин оказывается дешевле и ближе, чем на свалку, а претенденты на него, как правило, всегда находятся.

Контейнеры, куда можно сдать старую одежду, возле торгового центра в ХельсинкиКонтейнеры, куда можно сдать старую одежду, возле торгового центра в ХельсинкиЛюбовь Глазунова/NEWS.ru

Популярна в Финляндии и хорошо знакомая россиянам процедура сдачи бутылок. Дело в том, что в стоимость всей упаковки продуктов в стране закладывается налог на её переработку. Чтобы получить эту сумму назад, надо сдавать вторсырьё на специальных станциях, которые есть в каждом крупном супермаркете. Машина по приёму бутылок сама определяет её материал и выдаёт сознательному гражданину примерно по 10 евроцентов за единицу упаковки.

Финны признают, что далеко не всех удаётся убедить в необходимости сортировки, особенно тех, кто к этому не привык. Поэтому приучать к экологичному образу жизни необходимо с детства, уверены в Финляндии.

Очень естественно начинать пропаганду ответственного отношения к окружающей среде в детском возрасте, потому что малыши к этому очень восприимчивы, — отмечает директор детского сада «Канерван» в Лахти Йосефина Марола. — Нередко дети приходят домой и учат своих родителей: не туда выбросил мусор, забыл выключить свет, не закрыл кран...

Детский сад «Канерван» сделал экологическое образование своей отличительной чертой. По подобной программе в Лахти работают четыре дошкольных учреждения из 32, однако в каждом из них тема бережного обращения с окружающей средой так или иначе включена в учебную программу.

Всё сгорит

Если отходы не отсортируют сами граждане, это за них сделают машины. Представитель муниципальной компании PHJ Пекка Килпеляйнен объясняет, что на сортировочных станциях этот процесс разделён на несколько этапов: сначала магнитом выделяется металл, затем технология пневматического сепарирования отделяет лёгкие фракции от тяжёлых, а после инфракрасные датчики в общей массе мусора определяют виды пластика, подлежащие переработке. Точность у машин не стопроцентная, но качество топлива для электростанций в итоге получается удовлетворительным. Именно поэтому было решено отказаться от ручной сортировки в пользу машин: всем процессом на предприятии PHJ в окрестностях Лахти управляют четыре человека.

Диспетческая предприятия по сортировке мусораДиспетческая предприятия по сортировке мусораЛюбовь Глазунова/NEWS.ru

Пригодные для сжигания отходы отправляются на мусоросжигательные заводы, которые используют полученное тепло для вырабатывания электроэнергии. В этом году ТЭЦ «Лахти энергия» полностью отказалась от каменного угля и производит электричество только с помощью мусора. Член городского совета Лахти Пекка Кому утверждает, что это первая в мире подобная станция, для этого пришлось потратить около €100 млн на модернизацию её энергоблоков. Чиновник признаёт: получить такие большие деньги Лахти помог финансовый кризис 2008–2009 годов: ставки по кредитам упали, и город смог позволить себе взять дешёвый заём у Европейского банка.

Представитель PHJ Пекка Килпеляйнен указывает, что муниципальное предприятие по сортировке мусора не получает прибыли, но плата от граждан за утилизацию отходов и продажа вторсырья позволяет ему окупить стоимость дорогостоящего оборудования до конца срока его службы.

Поворотным моментом для переработки мусора в Финляндии стало присоединение к Евросоюзу в 1994 году, мы получили много директив от Брюсселя и воплотили в жизнь около 10 из них, — заявила NEWS.ru глава отделения материальной экономики Министерства окружающей среды Финляндии Анна-Майя Паюкаллио. — Раньше в Финляндии было множество свалок, сотни. Но мы поставили себе цель избавиться от них. Для начала мы ввели налог на захоронения отходов: каждая тонная мусора, отправляющаяся туда, начала обходиться домохозяйствам на €70 дороже. В 2016 году мы запретили оправлять на свалки органические отходы и пластик. Теперь в нашей стране их всего около сотни.

Конечно, мусоросжигательные заводы — это не панацея. Они выбрасывают в атмосферу углекислый газ, диоксин, кадмий и другие вещества. Существуют опасения, что это отрицательно сказывается на здоровье жителей окрестностей, хотя научные исследования свидетельствуют, что увеличение заболеваемости раком, болезнями сердца и лёгких в результате проживания вблизи мусоросжигательных заводов незначительно.

Не отходы, а сырьё

ЕС поставил перед странами-членами задачу, чтобы к 2020 году как минимум половина отходов в них шла на вторичную переработку. Финляндия от этих показателей пока отстаёт, у неё 41%.

Нашим самым главным сотрудником является житель муниципалитета, то есть тот, кто сортирует отходы в домохозяйстве, — заявляет представитель компании HSY Тиила Корхонен.

Компания заведует индустриальным парком Ekomo, построенным на месте старой свалки, и обслуживает нужды столичного региона. Отходы здесь не сортируют и принимают только уже отобранные жителям Хельсинки и окрестностей. Мусорный полигон, впрочем, никуда не делся, он просто засыпан землёй. Но о том, что под нами 40 метров всё ещё гниющих отходов чьей-то жизнедеятельности, напоминают только выкрашенные зелёной краской колодцы для сбора свалочного газа — метана. В закатном солнце их силуэты на гребне полигона напоминают хатифнаттов из сказок финской писательницы Туве Янссон. Собранный метан затем продают или используют на близлежащей электростанции. На 95% её работу обеспечивает свалочный газ. В год она генерирует 52 гигаватт-часа, что позволяет не только обслуживать нужды парка Ekomo, но и сбывать излишки электроэнергии.

Территория бывшей свалки в окрестностях Хельсинки с колодцами для сбора свалочного газаТерритория бывшей свалки в окрестностях Хельсинки с колодцами для сбора свалочного газаЛюбовь Глазунова/NEWS.ru

Раньше всё это сжигалось, — оглядывает территорию свалки Тиила Корхонен. — Подумать только, сколько энергии пускалось на ветер. Но даже это лучше, чем позволить метану попасть в атмосферу, ведь это парниковый газ, он способствует глобальному потеплению.

Старый полигон занимает площадь 53 гектара. В начале 2000-х ему выделили ещё столько же земли для расширения, но в итоге новая свалка заняла всего 12 гектаров — ведь на конечное захоронение в Финляндии сегодня отправляется ничтожно мало отходов. Оставшуюся территорию сдают частным компаниям, кормящимся вторсырьём, например, фирмам, производящим компост, асфальт и строительные материалы.

Мы здесь предпочитаем говорить не об отходах, а о сырье, которое может и должно быть переработано, — поправляет Корхонен.

Несмотря на благие цели Ekomo, местных жителей не радует соседство со свалкой. Ближайшее поселение находится в 700 метрах, и руководство парка регулярно получает от них жалобы на неприятный запах, обычно по 60 ежегодно, но в этом году их уже набралось 350. Это из-за того, что люди выбрасывают всё больше органических отходов, часть из которых пришлось временно хранить на открытом воздухе, объясняет Тиила Корхонен. Компания старается быть открытой к диалогу и два-три раза в год устраивает встречи с обитателями окрестностей, а также использует вещество на основе молочнокислых бактерий, чтобы уменьшить запах. Впрочем, морозная финская погода зимой делает своё дело лучше всяких микроорганизмов: во время нашего визита на полигон ветер приносит исключительно ароматы соседнего леса.

А это наш «бар для жучков», — объявляет Тиила, когда наш автомобиль проезжает мимо поляны с пнями.

По её словам, компания таким образом привлекает на свою территорию насекомых-опылителей. На холмах бывшей свалки летом растут цветы и трава.

Добавьте наши новости в избранные источники