16+

У экономического роста не нашлось модели

Орешкин признал отсутствие нужного вектора развития
18:00, 24 мая 2019
Фото: Сергей Булкин/News.ru

Экономика России неспособна пока разогнаться до такой степени, чтобы к 2024 году войти в пятёрку крупнейших в мире. Причина — отсутствие на данный момент нужной модели экономического роста, признался глава Минэкономразвития (МЭР) Максим Орешкин на расширенном заседании ведомства. Текущая модель, напоминают опрошенные News.ru эксперты, базируется прежде всего на экспорте энергоресурсов.


По словам Орешкина, модель «ещё окончательно не сформирована». Чтобы добиться высоких и устойчивых темпов роста, констатировал министр, необходимо повысить инвестиционную активность и качество инвестиций компаний с госучастием. Среди других предложенных им рецептов — дебюрократизация экономики и развитие конкурентной среды.

Нынешняя модель экономического развития России работает с 2000-х годов. В её основе — получение доходов от добычи, переработки и экспорта сырья, а также от банковского сектора и рынка оказания услуг.

Андрей Хохрин

генеральный директор «Иволга Капитал»

Разработку новой системы, которая обеспечила бы высокие темпы роста отечественной экономики, поручали сразу нескольким ведомствам, в том числе и МЭР под руководством Максима Орешкина. Но, как видно, рабочая концепция модели ещё не утверждена. По словам Хохрина, сейчас в РФ акценты переносятся на производственные отрасли, поднимается вопрос о снижении роли государства на внутреннем рынке и одновременно обсуждается необходимость государственного регулирования в части социально-экономической политики.

Мы движемся к усилению практики концессионных соглашений и государственно-частного партнёрства, созданию в стране более привлекательного инвестиционного климата и условий для развития отдельных отраслей, в частности, промышленной, строительной и финансовой. Все эти шаги дают надежду на то, что на рубеже 2019–2020 годов Россия приобретёт новый усиленный вектор экономического развития, — говорит собеседник News.ru.

Модель чиновничьего капитализма

В принципе, отмечает руководитель Информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев, до санкций в 2013 году Россия уже была первой экономикой Европы и пятой в мире. Наверное, 2013 год — это вершина путинской экономической модернизации. Грубо говоря, с 31 декабря 1999 года, когда Владимир Владимирович начал исполнять обязанности президента, ВВП в реальном выражении вырос в два раза, в долларовом — в десять раз. Что касается современной модели экономики РФ, то это — чиновничий капитализм. Доля государства составляет от 50% до 70%, в 1999-м — 10%. Плюс — политика ресурсного национализма, то есть через налоги и доли в капитале основные доходы от экспорта сырья идут в бюджет.

По словам собеседника News.ru, экономическая модель России чётко отражена в прошлогоднем списке ста наиболее влиятельных россиян от Forbes. Хозяевами страны являются корпорации или крупный капитал, прежде всего нефтяной и газовой отрасли. Как следствие — политика слабого рубля, который очень выгоден экспортёрам. Четыре года назад Россия ответила на санкции двукратной девальвацией рубля, то есть обесценила труд граждан, сохранив маржу в виде налогов и дивидендов собственников. Это было очень горькое лекарство, намного более горькое, чем нынешняя пенсионная реформа. Реальные доходы упали на 11%. Фактически бизнес и чиновники заставили заплатить за конфликт с Западом рядовых россиян, а сами остались при своих. Есть старая поговорка: «Что хорошо для „Форда“, то хорошо для Америки». У нас так же: что хорошо для ЛУКОЙЛа, «Сургутнефтегаза», «Роснефти», «Газпрома», то хорошо для России. Именно интересами этих корпораций определяется экономическая, внутренняя и внешняя политика РФ.

Не думаю, что экономическая модель будет сильно меняться в ближайшее время. Рост экономики упирается в рост производительности труда, а тот, соответственно, — в инвестиции и проблему санкций. По итогам 2019 года ВВП прибавит 1,3–1,5% — уровень ниже среднемировых. Эту реальность надо принять как данность.

Александр Разуваев

руководитель Информационно-аналитического центра «Альпари»

Упор на нацпроекты

По мнению эксперта Академии управления финансами и инвестициями Геннадия Николаева, не стоит искать в словах Орешкина глубинного смысла: министр попросту признался, что в правительстве не знают, как подстегнуть экономику. Основной упор сейчас делается на нацпроекты, которые составлены несколько старомодным образом и из-за этого не подразумевают экспоненциального роста. Около 55% всех инвестиций приходится на строительство жилых и нежилых сооружений, а около 30% — на машины и оборудование. Тогда как на объекты интеллектуальной собственности — ключевого направления, способного разогнать экономику — не более 10%.

Правительству действительно стоит придумать модель развития, которая будет отвечать современным реалиям и принесёт ощутимую пользу, а не будет представлять из себя обычное увеличение текущих расходов, — отметил эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев.

По словам руководителя аналитического департамента Международного финансового центра Романа Блинова, он с конца 1990-х годов слышит о диковинной штуке под названием «экономическая модель развития», которая всё никак не отыскивается. Сегодня уже звучат слова не о поиске этой субстанции, а о её формировании и разработке.

Я не питаю иллюзий в отношении новой экономической модели и перспектив её внедрения в стране. Когда начнут внедрять, может снова оказаться, что что-то пошло не так и надо опять «после сборки обрабатывать напильником».

Роман Блинов

руководитель аналитического департамента Международного финансового центра

Контуры размыты

Как отмечает, в свою очередь, руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий Марк Гойхман, традиционная отечественная «модель», заточенная на ценах на сырьё, практически исчерпала себя. Она неспособна обеспечить темпы роста ВВП на среднемировом уровне в 3,5% в год. Её характерные особенности: доминирование в экономике крупных госмонополий, сильная зависимость от продаж энергоресурсов при отсутствии перспектив роста цен на них, недостаточные юридические гарантии для бизнеса, мощные административные барьеры, отсутствие стимулов для инвестиций. Новая модель была бы эффективна, если смогла бы преодолеть указанные черты. Но её контуры размыты.

Свои основные надежды правительство связывает с выполнением нацпроектов. Это может немного улучшить ситуацию с ростом экономики, но радикально поменять модель — нет. Участие в нацпроектах госмонополий подразумевают их малую эффективность и высокую коррупционную составляющую.

Марк Гойхман

руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий

Кроме того, резюмирует эксперт, для финансирования нацпроектов повышены налоги, что уменьшило возможность инвестирования средств и рентабельность компаний. Это препятствует нормальному, инициативному росту производства. Налоги приводят также к падению реальных доходов населения, что, в свою очередь, крайне ограничивает внутренний платёжеспособный спрос. Таким образом, в ближайшие годы маловероятно увеличение темпов наращивания ВВП выше 1,8–2% в год.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2