16+
Не всё Кремлю масленица: Deutsche Bank увидел скорое исчерпание ФНБ

Не всё Кремлю масленица: Deutsche Bank увидел скорое исчерпание ФНБ

Чтобы компенсировать спад экономической активности, средств нашего «стабфонда» может хватить только на полтора года
17:39, 24 апреля 2020
Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru
Google News

Читайте нас в Google Новости

Ликвидных ресурсов ФНБ может хватить на два года, если российская нефть Urals будет стоить продолжительное время $15 за баррель. Однако, если цены на нефть подрастут до $30, средств Фонда хватит на шесть лет, следует из обзора, который предоставила редакции NEWS.ru представитель пресс-службы Deutsche Bank (DBK) в России Алессия Перетти. В свою очередь в Кремле довольно быстро отреагировали на данное исследование устами пресс-секретаря президента РФ. При этом пресс-службы Минфина, Минэкономразвития, правительства РФ не стали комментировать нашему изданию весьма тревожные выводы крупнейшего финансового конгломерата Европы.

Собственные аналитики авторитетного во всём мире банка Пётр Сидоров и Кристиан Ветошка пришли к неожиданному вердикту, что ликвидные ресурсы ФНБ на апрель составляют около $120 млрд, до этой суммы они уменьшились с $150 млрд в марте 2020 года. Главной причиной сокращения ликвидной части «кубышки» они называют сделку по покупке кабинетом министров РФ доли Сбербанка у ЦБ России. При актуальных обменных курсах ликвидная часть «стабфонда» эквивалентна примерно сумме в 9 триллионов рублей.


Расчеты DBK-экономистов обнаружили неприятный для властей России, а значит и для всех рядовых граждан вывод: при цене нефти отечественной марки Urals в $15 за баррель средств ФНБ для покрытия дефицита бюджета хватит на срок до двух лет, при цене $30 — на шесть лет (21 апреля цена партий Urals для Средиземноморья и Северо-Западной Европы скатилась до $11,6–12,1 за «бочку», что напоминает нам всем о минимальном уровне приснопамятного 1999 года).

По разумению исследователей Deutsche Bank, имеющихся у России денег в национальной копилке могло бы вполне себе хватить при сценарии временного нефтяного шока без дополнительного обременения экономическим ущербом от лютого пандемического коронавируса. Но одномоментный обвал нефтекотировок и разоряющие ограничительные меры против COVID-19 существенно ослабят шансы кабмина Мишустина обратиться к резервным средствам отечественного бюджета без угрозы дестабилизации экономики, подчёркивают авторы аналитического обзора.

Не всё Кремлю масленица: Deutsche Bank увидел скорое исчерпание ФНБСергей Лантюхов/NEWS.ru

Надо сказать, что в пользу высокой авторитетности оценки Deutsche Bank свидетельствует то, что в Кремле не стали нервно курить в сторонке и отреагировали весьма оперативно — информационный фон, видимо, становится всё менее шуточным.

Сейчас все подсчёты, все прогнозы на следующие два года нужно воспринимать с огромным допуском. Существуют такие расчёты, существуют другие расчёты — два года, четыре года, шесть лет и так далее. Их нужно воспринимать с большим допуском. Сейчас очень сложно делать прогнозы, и этим объясняется иногда их диаметральная противоположность, — явно неравнодушно сказал Песков (цитата по ТАСС).

При этом на вопрос от СМИ о том, есть ли на Красной площади свои собственные расчёты, на которые она опирается при планировании антикризисных действий, Дмитрий Сергеевич достаточно туманно ответствовал, что «расчёты есть у наших профильных ведомств, которые известны Кремлю, и они тоже варьируются».

Спекуляции и стресс-сценарий

Подобный прогноз обычно говорит о том, где «окажется объект через какое-то время, если внешние условия не будут меняться», ехидно и резонно замечает профессор кафедры «Финансы, денежное обращение и кредит» факультета финансов и банковского дела (ФФБ) РАНХиГС Юрий Юденков.

При таком подходе прогноз Deutsche Bank правильный: если цена на нефть будет $15 за баррель, наша страна ничего не будет выпускать и внимание будет уделяться только коронавирусу,— тогда да, наверное, ФНБ хватит на два года. Но, во-первых, нынешний режим самоизоляции — это не навсегда. Во-вторых, правительство и президент уже назвали нашей главной задачей развитие промышленности.

Юрий Юденков

профессор кафедры «Финансы, денежное обращение и кредит» факультета финансов и банковского дела РАНХиГС

По его суждению, локомотивом выхода из кризиса для этого станет строительство: есть заказ от населения на новое жильё, заказ от бизнеса на новые производственные площади. Строительство потянет за собой все отрасли, от традиционной металлургии до создания новых материалов, а главное — создаст много новых рабочих мест для российских граждан, вселяет уверенность Юрий Юденков.

Да, сейчас ситуация тяжёлая, поскольку мы производим сырьё, а промышленность во всём мире находится в кризисе. Но если мы генерируем внутренний спрос через строительство и машиностроение, наша страна оказывается совершенно в других условиях, и ФНБ будет считаться частичной дополнительной поддержкой, а не главным кошельком страны, — уверен этот экономист.

В свою очередь профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов добавляет, что постоянные спекуляции вокруг нашего ФНБ представляются весьма умозрительными и в контексте расчётов Deutsche Bank, отвлекающими внимание от сути этого инструмента. Он напоминает, что Фонд национального благосостояния всё-таки создавался за счёт сверхдоходов бюджета от нефтяных цен.

Главная задача фонда — обеспечить «мягкую» посадку экономики при масштабном финансовом кризисе, который мы сейчас и наблюдаем. Так как для нас кризис двойной — финансовая турбулентность и мировой экономический спад (в 2020 году ожидается падение ВВП Америки на 4%, Германии — на 3,9%, Франции — на 5,3%, Италии — на 7,6%, Китая — на 0,2%, России — на 6,4% в долларовом измерении), который обрушил цены на сырьевых рынках, а Россия через формирование ФНБ и пыталась слезть с нефтяной иглы.

Константин Ордов

руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве РФ

По радикальным расчётам Ордова, падение ВВП России в 2020 году может достичь 7 трлн рублей. И поэтому, говорит он, весьма остро сейчас возникает вопрос, «какие меры поддержки и в каком объёме могут компенсировать эти выпадающие обороты».

В этой связи 1,5–​2 года средств фонда нам хватит, чтобы условно «компенсировать» спад экономической активности в России, но кризис может растянуться на более длительный период либо низкие цены на нефть вкупе с сокращением потребления нефти (альтернативными источниками энергии и т.п.) могут стать «новой нормальностью», и тогда эти 1,5–2 года поддержания экономики за счёт ФНБ создадут только «зомби-компании», а то и «зомби-отрасли», — прогнозирует специалист из «Плехановки».

В любом случае, объясняет эксперт, «ставка в 15 долларов за баррель не может держаться долго, так как второе полугодие 2020 года пройдёт под эгидой послекризисного восстановления». Другое дело, что пока неясно, до каких уровней это поддержит цены на сырьевые товары. Вполне вероятно, что цены будут ниже заложенных в бюджет РФ ($42 США за баррель), и вот тогда, поясняет он, придётся адаптировать российскую экономику к новым реалиям.

Ну а случись так, что Deutsche Bank окажется скорее прав, чем нет, то «при дефиците и последующем исчерпании средств ФНБ государство неизбежно свернёт и глобальные инфраструктурные проекты, к инвестициям в которые за счёт средств фонда ранее склонялось Минэкономразвития», полагает исполнительный директор группы компаний АКМ Александр Щербаков.

Свежим примером является вчерашнее решение о «замораживании» проекта высокоскоростной магистрали Челябинск — Екатеринбург проектной стоимостью 402 млрд рублей. В данном случае за счёт низкого уровня готовности существенных убытков участникам проекта удастся избежать.

Александр Щербаков

исполнительный директор группы компаний АКМ

Куда более жёсткий эффект, как экономический, так и социальный, будет у приостановки из-за нехватки финансирования при реализации проектов в высокой степени готовности, заключил Щербаков.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Новости СМИ2