16+

Но пусть дефолт вас больше не тревожит: этот кризис мягче трёх прошлых

Однако предсказать выход из текущего обвала, по мнению экономистов, весьма затруднительно
23:47, 19 ноября 2020 208
Фото: Victor Lisitsyn/Global Look Press

Сравнивать последствия четырёх разных кризисов, вызванных разными причинами и протекавших на фоне абсолютно разной глобальной деловой и геополитической обстановки проблематично и преждевременно, заявила NEWS.ru глава программы «Мировая экономика» Института мировой экономики и бизнеса РУДН Ирина Айдрус. В вышедшем накануне обновлённом макропрогнозе Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) утверждается, что пандемический кризис 2020 года окажется для России во многом мягче, нежели предыдущие экономические кризисы, начиная с 1998 года и продолжая кризисами 2008–2009 и 2014–2015 годов, несмотря на довольно резкие колебания деловой активности.


Сверяя динамику чувствительных показателей в текущем году с аналогичными же в годы прежних коллапсов, аналитики пришли к умозаключению, что макрорынки в Необъятной в настоящее время переживают заметно меньшее давление. В АКРА отмечают, что внутренний валютный рынок показывает более стабильную динамику, относительно слабое изменение цен на импортные товары не приводит к повышенной инфляции, возникает меньше стимулов для оттока средств населения и компаний из банковской системы. В итоге — уверены специалисты — общий уровень финансового стресса ниже. В частности, меньшее давление испытывает рынок заёмных средств.

Конечно, на фоне первой волны коронавируса весной нынешнего года розничный товарооборот, объём предоставляемых населению услуг и в целом деловая активность обвалились рекордными темпами, но, невзирая на это, как только локдаун был ослаблен, первая фаза восстановления тоже была рекордно быстрой, считают в АКРА. Да и всплеск безработицы сейчас исторически не так уж и высок, добавляют аналитики.

Более стабильные макрорынки и цены на них означают, что временные потери эффективности производства и распределения товаров и услуг не настолько велики, как можно было бы ожидать исходя из истории предыдущих кризисов, — рассуждают эксперты агентства в своём обновлённом макропрогнозе, имеющемся в распоряжении NEWS.ru.

По оценкам Ирины Айдрус, основными последствиями всех перечисленных кризисов (1998, 2008–2009, 2014–2015) для российской экономики были спад ВВП, падение доходов населения и платёжеспособности, девальвация рубля, удорожание импорта, сокращение импорта, рост задолженности частного и государственного секторов. Для кризиса, вызванного пандемией, характерно ухудшение тех же показателей, замечает экономист.

Можно согласиться, что спад растянут во времени, и резкого падения/ухудшения рынков и макроэкономических показателей мы не наблюдаем. Тем не менее сравнивать последствия четырёх разных кризисов, вызванных разными причинами и протекаемых на фоне абсолютно разной глобальной деловой и геополитической обстановки, достаточно сложно. Ведь если взять внутренний валютный рынок, то снижение курса рубля с начала 2020 года по сегодняшний день составило 20%. Действительно, падение более скромное по сравнению с удешевлением рубля за 2014 год (почти в два раза), 2008–2009 (33%) и 1998 (более чем в 4 раза).

Ирина Ахмед Зейн Айдрус

глава программы «Мировая экономика» Института мировой экономики и бизнеса РУДН

По убеждению аналитиков, относительно слабое изменение цен на импортные товары сегодня не приводит к повышенной инфляции. Одна из причин — уже сниженная покупательная способность населения. Безработица составила 6,3% (4,7 млн россиян) — самый высокий показатель с 2012 года. Продолжается процесс сокращений. Ресторанный бизнес и сфера развлечений и многих услуг так и не вернулись на прежний уровень доходов. А повышение цен от импорта таких товаров, как комплектующие и оборудование, проявиться чуть позже. К тому же на российском рынке наблюдается сокращение ассортимента импортных товаров.

Что касается банковской сферы и кредитования, то сфера, можно согласиться, не испытывает серьёзного стресса. Объёмы кредитования бизнеса растут (с января 2020-го по сентябрь 2020-го с 4 трлн руб до 5,7 трлн руб, или почти на 42,5%), и увеличивается задолженность юридических лиц по кредитам соответственно (с 27,6 трлн руб в январе 2020 года по 30,3 трлн в октябре 2020-го, или на 10%), — сказала Ирина Айдрус.

Эксперты в целом сходятся в том, что важным отличием кризисных явлений является негативный глобальный фон и сокращение показателей внешнеэкономической деятельности. За январь — сентябрь 2020 года экспорт РФ сократился на 22,5 % по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Причём импорт за этот же период уменьшился всего лишь на 7,4%. Уменьшение экспорта России, а соответственно и положительного сальдо торгового баланса, связано прежде всего с падением стоимости поставляемых товаров и сокращением мирового спроса на энергоносители. Ну а мировая конъюнктура сегодня такова, что Россия не сможет использовать девальвацию рубля для наращивания экспорта и увеличения выручки от экспорта, говорят специалисты.

В показателях падения ВВП кризис 2020 года в России действительно пока выглядит мягче, чем перечисленные кризисы, соглашается с выводами АКРА доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова Сергей Ермолаев. Во многом это произошло благодаря эволюции денежно-кредитной политики в нашей стране, рассуждает он. К кризису 1998 года страна подошла с фиксированным и очень сильно завышенным курсом рубля. В 2008 году курс был уже плавающим, тем не менее около полугода ЦБ искусственно поддерживал курс рубля, потратив на это значительную часть международных резервов. При этом в 2014 году курс рубля также был плавающим и поддержка рубля происходила в гораздо меньшей степени, чем в 2008 году.

Однако усугубление кризиса 2014 года произошло из-за наложенных санкций и не очень низкой инфляции в предкризисный период. Вследствие последнего фактора ЦБ не мог позволить себе не повышать учётную ставку. Ее повышение, в свою очередь, привело к резкому замораживанию экономической активности в стране в 2015 году. В 2020 году благодаря низкой инфляции к моменту начала кризиса ЦБ смог не только не повышать, но даже понижать ключевую ставку. Вкупе с введением льготной ипотеки это привело к «взрывному» росту ипотечного кредитования и продаж первичного жилья (впрочем, последующий рост цен на жилье быстро «съел» всю выгоду от понижения ставки по ипотеке).

Сергей Ермолаев

доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова

Однако, добавляет Ермолаев, несмотря на кажущуюся «мягкость» нынешнего кризиса, его отложенные эффекты могут оказаться болезненными. Об этом частично свидетельствует резкое понижение нормы накопления у населения до примерно 2% (по данным Росстата; по данным ЦБ эта цифра еще ниже — менее половины процента). Также увеличилась — и увеличится далее — долговая нагрузка домохозяйств, фирм, федерального и регионального бюджетов. То есть вероятность пессимистического сценария выше, чем это может показаться, подчеркивает исследователь из «Плехановки».

Скорее всего, текущий кризис не будет нести в себе катастрофических последствий для российской экономики при условии, что создаваемые по всему миру вакцины окажутся действительно эффективны, уточняет немаловажный фактор доцент кафедры математических методов в экономике РЭУ им. Г. В. Плеханова Никита Моисеев. В таком случае основные ограничения и локдауны могут быть сняты уже в конце 2021 года, допускает он. На это время у бюджета есть запас прочности: объём средств ФНБ составляет беспрецедентные 12% ВВП, а уровень госдолга ниже, чем у любой из основных развитых стран, аргументирует позицию экономист.

По части фактора — вакцины, предыдущему эксперту вторит доцент кафедры «Фондовые рынки и финансовый инжиниринг» Факультета финансов и банковского дела (ФФБ) РАНХиГС Сергей Хестанов. Главная интрига нынешнего кризиса связана с прогрессом вакцинации, настаивает он.

Эффективность вакцины, время ее действия и время вакцинации значительной части населения — основные вопросы, без ответа на которые дать прогноз по срокам окончания кризиса (и тем более по времени восстановления экономики) невозможно. К счастью, уже многие вакцины дошли до стадии клинических испытаний, и в начале 2021-го результат испытаний будет обнародован. Далее вопрос встанет за возможностями производителей вакцин.

Сергей Хестанов

доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС


Все ли умеют плавать в «цунами»

Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

И всё же мягкий кризис не такой уж и мягкий: большая волна цунами накатывает плавно и идёт долго, но обрушивается мощно, предупреждает нас инвестор Ксения Аверс.

Хотя на пользу текущий кризис пошёл лишь богатым, указывает она. Богатые стали ещё богаче, бедные стали беднее. Расслоение общества усилилось. И такая тенденция будет продолжаться. Мелкие и средние «бизнесы» не выживают и закрываются, их место поглощают монополисты. Крупные банки скоро начнут забирать оптом залоговое имущество тех, кто не сможет обслуживать свои кредиты — и физлица и компании.

Ксения Аверс

инвестор

Откроется большая ярмарка возможностей для тех, у кого много денег. Торговые центры, кинотеатры, производства — многое можно будет скупить за бесценок.

Эксперта больше всего пугает большой рост в сфере недвижимости и господдержка ипотеки. Здесь она видит сразу две проблемы:

  • население загоняют в долги. А учитывая низкую финансовую грамотность в нашей стране, многие неправильно оценивают свои возможности и рискуют остаться ни с чем;
  • надувание мыльного пузыря цен на недвижимость. Мы все помним, чем это закончилось в США. Любой резкий скачок валютных курсов может привести к тому, что пузырь лопнет и будет полная стагнация рынка недвижимости, застройщиков, падения цен, ликвидности и т. д.⠀

Можно ли предсказывать «цунами»

На взгляд главы программы «Мировая экономика» Института мировой экономики и бизнеса РУДН Ирины Айдрус, предсказание выхода из кризиса «очень затруднительно». В зависимости от развития пандемии, возможностей вакцинации и снятия ограничений можно прогнозировать, в какой период произойдет возврат к докризисным уровням ВВП и доходов.

Наиболее вероятно, что в 2021 году мы не вернёмся к прежней жизни. Соответственно, раньше 2022 года, а скорее конца 2022 года, возврата к прежним темпам экономического роста в России не произойдет. Не думаю, что в ближайшее время грядут новые кризисные потрясения. Рост дефицита бюджета, увеличение государственного долга ещё очень далеки от критических пороговых значений. Сегодня в России госдолг к ВВП составляет порядка 20%. И проблема заключается не в величине долга, а в способности его обслуживать. Опасения скорее вызывает отсутствие потенциала дальнейшего динамичного экономического развития России, — резюмировала аналитик из РУДН.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2