Сразу после того как президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что намерен ограничить полномочия главы государства одним сроком на семь лет и провести досрочные выборы осенью, буквально в каждом втором СМИ это событие сравнили с перестройкой. В соцсетях же бросились хвалить его за сознательность и ответственность — причем не казахстанцы, а жители соседних стран, уставшие от единоличного правления.

Действительно, идея ограничить власть президента идет вразрез с политическими традициями в регионе. Прямо сейчас президент соседнего Узбекистана готовится обновить конституцию, чтобы вместе с этим обнулить свои первые два срока, в Киргизии после протестов 2021 года вернули президентскую республику, а в Таджикистане и Туркмении политические институты давно подчинили воле лидера: смена власти возможна, но только от отца к сыну и тогда, когда это будет нужно. Тем не менее то, что делает Токаев, пусть и выглядит вызывающе, но в целом продолжает его линию поведения, начатую уже давно. И, забегая вперед, можно сказать — это имеет мало общего с благородством помещика из XIX века, который решил подарить свободу крепостным.

Касым-Жомарт Токаев у власти уже три года, но на протяжении всего этого срока он только и делал, что доказывал свою политическую самостоятельность. Его избирательная кампания была больше похожа на назначение и построена на полной преемственности курсу лидера нации — Елбасы — Нурсултана Назарбаева. Единственное, чем преемнику было дозволено отличаться от первого президента страны, — это скромностью. «Никаких Maybach и S-классов, никаких джипов с многочисленной охраной. Скромный кортеж Касым-Жомарта Токаева в Семее», — говорилось в подписи к ролику на канале Toqayev Team, который создали под досрочные выборы 2019 года.

Нурсултан НазарбаевФото: kremlin.ruНурсултан Назарбаев

Нурсултан Назарбаев действительно оставил за собой немало рычагов власти — формальных и неформальным. К формальным можно отнести пожизненный (как тогда думали) пост главы Совбеза республики и уже упоминавшийся статус Елбасы, который, согласно прежней конституции, наделял Назарбаева неприкосновенностью и правом совещательного голоса при принятии важных решений. К почти формальным — тот факт, что дочь первого президента Дарига Назарбаева до 2020 года занимала пост главы сената. Ну а к неформальным — прочих, менее близких родственников и приближенных, которые плотной сетью опутывали окологосударственные фонды и компании, де-факто распределяя финансовые потоки.

В первый, еще мирный период своего президентства Токаев вполне уживался с Назарбаевым, но все равно говорил о необходимости обновления и создания «слышащего государства». После январских протестов, которые положили конец мирному сосуществованию первого и второго президентов, про необходимость масштабных реформ заговорили еще активнее. «Новый Казахстан» и «Вторая республика» стали лозунгами конституционного референдума в июне, хотя в этом есть грустная ирония — период Второй республики во Франции (1848–1852 годы), на который явно ссылались политтехнологи, закончился диктатурой, которую установил племянник Наполеона Бонапарта.

Еще пару месяцев назад считалось, что референдум по конституции и был вотумом доверия Токаеву — тем более что одной из самых запоминающихся поправок была ликвидация статуса Елбасы под предлогом «общеизвестности» его заслуг. Но теперь в Казахстане решили, что этого недостаточно.

Как уже было сказано не раз и не два, правило «7 лет у власти без права на переизбрание» вступит в силу не сейчас, а в 2027 году. Так получится потому, что Токаев пообещал внести новую поправку в конституцию уже после досрочных выборов, хотя ничего не мешало сделать это до них.

Перечитал послание. Если в комплексе, то получается, что сейчас выборы будут на 5 лет (до осени 2027 года), а потом — один срок на 7 лет (до 2034 года), — написал в своем Telegram-канале казахстанский политолог Данияр Ашимбаев. — В принципе, это несколько меняет калькуляцию, о которой речь шла выше, но не меняет суть — Токаев проводит выборы сейчас, чтобы исключить воздействие негативных внутренних и внешних факторов на стабильность и устойчивость власти на следующие 5 лет. Загадывать о будущем сейчас сложно: конъюнктура совсем непредсказуема.

Этот лаконичный пост неплохо раскрывает суть произошедшего, но мысль можно развить и дополнить. Уверенности в том, что до 2024 года, когда Токаев должен был избираться по плану, в Казахстане ощутят улучшение уровня жизни, нет. Кампания по «раскулачиванию» окружения Назарбаева заставила многих думать, что в стране всерьез борются с коррупцией, но этот эффект — временный и скоро закончится. После всего, что было обещано на референдуме, через два года придется, скорее всего, предъявить народу нечто более конкретное, чем лозунги.

Зато сейчас для победы на выборах достаточно одних только эмоций. Их подхлестывает не только запрет на переизбрание, но и амнистия для участников январских беспорядков, возвращение столице названия «Астана» (оно уже обсуждается на уровне парламента и правительства), но главное — куча нововведений (хотя пока что — только обещаний) в социальной сфере.

Мы увеличим период выплат по уходу за ребенком до полутора лет уже с 1 января 2023 года. Родители дольше будут со своими детьми в самом важном младенческом возрасте, — также говорил Токаев в послании. — Мы закрепили в Основном законе ключевой принцип, по которому земля и природные ресурсы принадлежат народу. Это не просто красивая декларация, а лейтмотив всех реформ. Каждая семья должна получить реальную отдачу от использования национальных богатств страны. Поэтому считаю исключительно важным в рамках объявленного мной Года детей дать старт принципиально новой программе «Нацфонд — детям». Предлагаю отчислять 50% от ежегодного инвестиционного дохода Национального фонда на специальные накопительные счета детей до достижения ими 18 лет, без права досрочного снятия. По достижении совершеннолетия накопленные суммы будут направлены на приобретение жилья и получение образования.

Зная реалии постсоветского пространства, нельзя исключать, что не все из того, что сказано, будет воплощено в жизнь. Но это уже будет неважно — Токаев уже получит звание президента, избранного без содействия Назарбаева.

Кроме ожидающихся внутренних сложностей Токаев может ориентироваться на внешние факторы. Например, именно в 2024 году президентские выборы ожидаются в России, и проводить собственное переизбрание синхронно с ними — весьма рискованно. В конце концов, облик новой России станет понятен лишь после окончания военной операции на Украине, до которого еще, по всей видимости, далеко.

Внутренние факторы первичны. Внешние факторы влияют, возможно, но через призму внутренних, — заявил NEWS.ru на этот счет профессор Казахстанско-немецкого университета в Алма-Ате Рустам Бурнашев.

Владимир Путин и Касым-Жомарт ТокаевФото: akorda.kzВладимир Путин и Касым-Жомарт Токаев

Вероятно, схожей логикой — укрепления собственной легитимности — Токаев руководствовался и на Валдае, когда назвал ДНР и ЛНР «квазигосударственными образованиями». Это высказывание определило не слишком теплый настрой сочинской встречи с Владимиром Путиным. С ним же связывали и проблемы с прокачкой газа через Каспийский трубопроводный консорциум.

Сказать, что сейчас раздражение между Путиным и Токаевым полностью снято, тоже сложно. Казахстанские Telegram-каналы распространяют сообщение, что в Москве якобы были не в курсе планов президента Казахстана и обиделись, что их не предупредили. Согласно этой версии, возмущенный Путин даже сам позвонил Токаеву, но проверить это очень трудно — ни на сайте Кремля, ни на сайте Акорды не уточняется, кто был инициатором разговора. Но совершенно точно в Кремле оценят слова Токаева о том, что «мы должны воспитывать детей, хорошо владеющих и казахским, и русским языками».

В текущей геополитической обстановке Казахстан находится в очень уязвимом положении, — подтвердила NEWS.ru директор Исследовательско-аналитического центра МГУ Дарья Чижова. — Есть и влияние антироссийских санкций на экономику, и опыт января, который доказывает, что раскачать ситуацию в стране очень просто. Поэтому сейчас Казахстан пытается сглаживать любые внешнеполитические риски. Его позиция — нейтралитет, и это публично устраивает как Россию, так и западные страны. Для Токаева сохранение этого баланса очень важно. Поэтому заявление о ДНР и ЛНР действительно было для него скорее про сохранение стабильности в своей стране, чем про выражение личной проукраинской позиции.

Что же касается установления регулярной сменяемости власти каждые семь лет начиная с 2027 года, то это тоже пока что декларация, преследующая конъюнктурные цели. Ее закрепление в конституции станет важным шагом для Казахстана, но говорить об успехе можно будет лишь после того, как у Токаева появится преемник.