Проигравший на выборах президент Южной Осетии Анатолий Бибилов своим указом резко изменил внутриполитическую повестку в республике и привлёк к ней широкое внимание. Вместо детального разбора неудачных для него президентских выборов и анализа ошибок пятилетнего курса южные осетины продолжают горячо обсуждать тему намеченного на 17 июля референдума о вхождении в состав РФ. Результаты возможного плебисцита сомнений не вызывают — те люди, которые не видят эту территорию в России, давно её покинули, в том числе и грузинские беженцы. Споры идут в отношении целесообразности вхождения в РФ именно сейчас, учитывая резко изменившуюся международную обстановку после начала спецоперации на Украине.

Указ о референдуме был подписан за десять дней до инаугурации нового лидера Южной Осетии Алана Гаглоева. Она назначена на 24 мая. Однако уходящий президент не согласовал вопрос с победителем. Наблюдатели расценили этот шаг как политическую бестактность, предположив, что он может быть направлен на создание трудностей для Гаглоева.

Алан ГаглоевФото: Наталья Айриян/РИА НовостиАлан Гаглоев

Бибилов обосновал указ в своём Telegram-канале фразой о том, что «пришло время объединиться раз и навсегда, стать сильнее в этом теперь уже официальном союзе». Гаглоев принял вызов, подчеркнув в ответном обращении: «Мои действия, связанные с объявленным референдумом, будут направлены на соблюдение международно-правовых норм, проведение консультаций и выполнение договорённостей с Российской Федерацией».

Создалось впечатление, что таким образом новоизбранный президент пытается снять накал ожиданий, напоминая, что при обсуждении воссоединения всё-таки необходимо поинтересоваться и мнением Москвы: нужна ли ей сегодня эта инициатива?

Вопрос о вхождении Южной Осетии в Россию носит стратегический характер, но это не означает, что он должен решиться в настоящее время, отметил в беседе с NEWS.ru руководитель проекта «Россия — Евразия», политолог Михаил Чернов.

Вопросу этому уже свыше 30 лет. Так или иначе он должен решиться. Но сейчас очень сложная международная обстановка. Грузия проводит достаточно аккуратную и правильную политику в отношении РФ. Нужен ли сейчас референдум — это тактический вопрос. Стратегический вопрос заключается в том, что мир меняется, как и Россия, и границы её могут меняться. Вопрос границ касается не только Южной Осетии, он сейчас рассматривается [в Москве] и по поводу территории бывшей Украинской Советской Республики. Не исключаю, что эти вопросы могут быть увязаны в ближайшем будущем, но не немедленно, — отметил политолог.

Грузинские власти отнеслись к инициативе, выдвинутой уходящим южноосетинским президентом, в целом безучастно. В Тбилиси очередное заявление о полном непризнании не только референдума, но и властей Южной Осетии на этот раз сделал глава правящей партии «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» Ираклий Кобахидзе. Премьер-министр Грузии вскользь высказался по этому поводу 27 апреля, ещё до подписания Бибиловым указа. Он выразил надежду, что разговоры о референдуме повиснут в воздухе. Другие ключевые фигуры грузинского руководства инициативу о референдуме вообще проигнорировали.

В Тбилиси понимают, что Москва сейчас не пойдёт на присоединение грузинских территорий, полагает руководитель Центра системных политических исследований Грузии Арчил Сихарулидзе.

На фоне всего происходящего российские власти не согласятся сегодня окончательно присоединить Южную Осетию. Это осознаёт грузинское правительство. К тому же один референдум уже был проведён [в январе 1992 года]. Тогда уже там проголосовали за присоединение к Российской Федерации, которая не приняла этот референдум в расчёт.

Арчил Сихарулидзе грузинский политолог

Политолог Сихарулидзе напомнил, что Южная Осетия не признана ООН и другими странами, за исключением России, Венесуэлы, Никарагуа, Науру и Тувалу. По его словам, из бывших грузинских автономий было изгнано грузинское население, которое возвращать фактические власти территорий не хотят — иначе в регионах поменяется политический расклад, заключил грузинский собеседник интернет-издания.

Грузия неспроста надеется на сдержанность Москвы. Российские официальные лица не раз отмечали «конструктивную позицию» Тбилиси в отношении спецоперации на территории Украины. На призыв Киева открыть «второй фронт» против России премьер-министр страны Ираклий Гарибашвили ответил отказом. Президент Владимир Зеленский отозвал из Тбилиси посла, глава Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов заявил, что Грузия по отношению к Украине «ведёт себя не очень корректно, мягко говоря». Однако Тбилиси позицию не поменял, более того, не поддержал санкции против России.

Эксперты не исключают, что между Москвой и Тбилиси существуют негласные договорённости о сотрудничестве в столь сложный период мирового кризиса и южноосетинская идея о вхождении в состав РФ в них не укладывается.

В Осетии допускают, что Бибилов, используя референдум, пытается решить свои внутриполитические задачи. Как отметили в разговоре собеседники NEWS.ru во Владикавказе, возможно, он решил максимально осложнить судьбу новому президенту Гаглоеву. Вхождение Южной Осетии в состав РФ допустимо только на условиях объединения с Северной Осетией, где есть свой глава республики. В прошлом году президент России предложил парламенту республики на эту должность Сергея Меняйло — депутаты проголосовали единогласно. В случае объединения Осетий возможностей остаться во главе республики будет больше у Меняйло.

В тоже время, учитывая молчание российских властей, шансов на воссоединение, даже в случае проведения голосования, остаётся мало. Но и тогда Бибилов может использовать эту тему в качестве козырного туза для своей будущей политической деятельности. Ему всего лишь 52 года, он вполне может принять участие в следующих выборах, которые должны пройти через пять лет. Тема воссоединения с РФ всегда была одной из самых выигрышных для южноосетинских политиков. Она уже много лет служит долгоиграющей политической пластинкой, которая исчезает так же внезапно, как и появляется, оставляя в памяти электората только красивые рассуждения без конкретных результатов.

Однако среди экспертов есть мнение, что Москва окончательно всё равно не отказалась от идеи присоединения Южной Осетии к России. Иначе не было бы проведено чуть более месяца назад в Цхинвале расширенное заседание инициативной группы в поддержку референдума. На нём присутствовали руководители трёх северокавказских республик, губернатор Ставропольского края, сенатор из Москвы. Сам факт их присутствия, по мнению аналитиков, уже говорит о том, что как минимум этот вопрос в федеральном центре обсуждается — иначе их бы в Цхинвал не отправили. Результат негласных обсуждений, скорее всего, пока не очевиден, поскольку зависит от многих внешнеполитических факторов. Поэтому дата для возможного голосования выбрана отдалённая — два месяца в столь динамичное время позволят внести для всех ясность.