Украинская экономика, вынужденная работать в экстремальных условиях, когда страна потеряла значительные территории, а правительство одновременно вынуждено закачивать огромные ресурсы на оборонные нужды, превратилась в черную дыру, которую невозможно заткнуть никакими вливаниями иностранной помощи. Об этом говорится в докладе Института мировой экономики Национальной Академии наук Украины (ИМЭ/IGE). Доклад официально будет презентован 17 августа, однако NEWS.ru ознакомился с документом заранее.

На фоне непрерывно ведущихся на Западе, в первую очередь в Европе, дискуссий о том, что Украине надо помогать всем миром как военными, так и финансовыми ресурсами, сухие цифры, приводимые в докладе киевских аналитиков, обескураживают. Собранные ими данные показывают, что разговоры о «глобальной солидарности» с украинским народом в его противостоянии с превосходящим по всем параметрам противником — это, скорее, психотерапия. В реальности же все усилия международных спонсоров (иногда даже говорят о «плане Маршалла для Украины») способны лишь отодвинуть неминуемый коллапс Украины, растянуть по времени агонию, но не предотвратить смерть.

Хотя вслух это нигде официально не признаётся, главную угрозу государственности Украины несут не российские танки и ракеты, а то, что еще более ста лет назад получило название «война на истощение»: когда исход конфликта решается не на полях боя, а в кабинетах финансовых ведомств.

Все внешние заимствования, гранты, пожертвования, кредиты и прочие виды финансовой помощи покрывают не более 7% затрат, которые нёс бюджет Украины в июле 2022 года. Из этого ничтожного объема помощи только 18% поступает в виде грантов или беспроцентных кредитов — за всё прочее Киеву придется платить (пусть в будущем, после окончания военных действий, но тем не менее).

На момент публикации отчета ИМЭ Украина ожидает получение из разных источников в странах ЕС, США, Канаде, Японии, а также от МВФ и Всемирного банка порядка 31 млрд евро (они были обещаны на конференции в швейцарском городе Лугано в июле). Однако до сих пор в бюджет Украины было перечислено только 11 млрд.

Это лучше, чем ничего, однако такие темпы финансовой помощи никак не могут заткнуть дыру в национальном бюджете, которая не только не сокращается, но становится всё шире по мере того, как ВСУ медленно, но непрерывно уступают российской армии контроль над всё новыми территориями, а бюджет Украины, соответственно, теряет налогооблагаемую базу и расположенные на этих территориях производственные, сельскохозяйственные и человеческие ресурсы.

Исследование Академии наук Украины: страна доживает последние месяцы

В частности, со сдачей Мариуполя Украина потеряла крупнейшие металлургические заводы, которые давали ей (вместе с экспортом зерновых) около 40% ВВП. После того как в начале августа Москва и Киев договорились о возобновлении экспорта зерна на мировые рынки через порт Одессы, какая-то часть валютных поступлений в бюджет Украины восстановится, но это не более чем соломинка для утопающего.

В результате на момент подготовки доклада налоги покрывали менее 40% затрат государственного бюджета, и эта цифра с каждым месяцем сокращается.

По данным украинских источников, национальный бюджет оказывается в «красной» зоне на глубине порядка 5 млрд евро в месяц. То есть те 11 млрд евро, которые Киев успел получить на начало августа, и даже 31 млрд, который он получит до конца текущего года, это сумма как минимум на порядок меньше тех, которые нужны даже не для победы и восстановления экономики Украины, а просто для её ежедневного функционирования: выплаты зарплат бюджетникам и пенсий (это порядка $1,45 млрд), поддержание работоспособности городской инфраструктуры и сотня других «скучных» вещей, которые никогда не освещаются на первых полосах газет, но без которых жизнь современного человека невозможна.

Еще порядка $1,5 млрд в месяц изымают из обращения на Украине беженцы, которые увезли с собой карточки местных банков и расплачиваются ими в странах временного пребывания. Этим они платят приютившим их странам за гостеприимство, но в то же время еще больше истощают кошелек родины.

При этом сегодня 36% бюджета страны уходит на оборонные нужды (больше ВПК Украины просто не в состоянии освоить). Все прочие сферы экономики финансируются по остаточному принципу. Для сравнения: до начала военных действий оборонный бюджет Украины составлял лишь 6,6%.

На восстановление экономической инфраструктуры Украины, разрушенной за время военных действий, потребуется не менее $523 млрд, следует из расчетов Еврокомиссии.

К слову, Евросоюз до сих пор платит России за поставки природного газа десятикратно большие суммы, даже после того как «Газпром» резко прикрутил вентиль и, по некоторым данным, начал сжигать образовавшиеся избытки газа на своих распределительных станциях.

Меры, которые власти Украины предпринимают, чтобы если не предотвратить, то замедлить движение «Титаника» на морское дно, по своей эффективности схожи с попытками заткнуть зияющую пробоину подушками. К примеру, Нацбанк Украины в июле продал $4 млрд золотовалютных резервов и девальвировал гривну на 25% (всего с начала 2022 года по август — на 34,1% по отношению к доллару США). Её курс после 20 июля упал с 29,25 до 36,60 гривен за $1.

Исследование Академии наук Украины: страна доживает последние месяцыФото: shutterstock

На конец июля золотовалютных резервов у НБУ оставалось менее $23 млрд. То есть при сохранении нынешнего бюджетного дефицита они полностью иссякнут где-то в октябре-ноябре 2022 года.

Вероятно, это и будет означать конец украинского государства в том виде, в каком оно существовало с 1992 года, независимо от того, где к тому времени будет проходить линия фронта, поскольку на сегодня народно-хозяйственный комплекс Украины прошел точку невозврата, сказал NEWS.ru экономист Никита Масленников.

Экономика Украины перешла ту красную черту, за которой никакие финансовые вливания, хоть триллионы долларов, её не спасут, потому что экономика не может существовать исключительно на «искусственном дыхании», она должна быть самовоспроизводящейся. Мы все, украинцы в том числе, уже пережили такой неконтролируемый распад государства в начале 1990-х. В ближайшие месяцы, вероятнее всего, мы увидим полное разрушение логистических цепочек, тотальный дефицит товаров, остановку транспортного сообщения и быстрое превращение страны в экономическую пустыню. Это, кстати, является одной из причин нежелания внешних кредиторов передавать Киеву большие деньги, потому что там понимают, что это означает выбросить их в бездонную бочку.

Никита Масленников ведущий эксперт Института современного развития

Чтобы предотвратить такой сценарий, НБУ покупает государственные облигации (в июне на сумму $5,77 млрд). С финансово-экономической точки зрения это то же самое, что просто напечатать бумажные банкноты, не имеющие золотого обеспечения. Эти облигации покрыли еще 40% расходов бюджета.

Видно, что напечатанные Нацбанком «бумажки» почти полностью совпадают с размером бюджетного дефицита за тот же месяц, что формально позволяет бюджету Украины выходить в ноль, но обмануть такими трюками инфляцию, разумеется, не получается. На момент подготовки доклада ИМЭ она достигала 20% и прогнозируется, что к концу года инфляция превысит 30%.

Украинские экономисты считают, что если существующие тенденции не будут переломлены в ближайшие месяцы (когда иссякнут золотовалютные запасы страны), усилия ВСУ по возврату утерянных территорий не будут иметь никакого значения — армии нечего будет оборонять, кроме мертвых городов, оставшихся без света, воды и тепла.