Президент России Владимир Путин, анонсировавший в ходе своего недавнего послания Федеральному собранию ряд конституционных реформ, намерен теперь усилить роль Государственного совета. До нынешнего момента это был лишь совещательный орган, полномочия которого не прописаны в Основном законе страны. Теперь же его статус будет закреплён в Конституции РФ — с наделением особыми полномочиями. Некоторые наблюдатели считают, что российский Госсовет в новом качестве станет главным руководящим институтом в Союзном государстве, которое уже более 20 лет строят Москва и Минск. Однако действия Кремля могут быть свидетельством и совсем иного тренда.


Государственный совет РФ был учреждён указом Путина ещё в 2000 году. Деятельность органа носит совещательный характер, сколь-нибудь существенных полномочий у него, по сути, нет. Председательствует в нём президент России: очевидно, предлагая наделить совет конституционным статусом, Путин планирует оставить для себя место в политике после ухода с поста главы государства в 2024-м. В понедельник, 20 января, Путин внёс в Госдуму пакет конституционных поправок, часть которых касается именно роли Госсовета. Согласно им, отныне президент будет лично определять состав данного органа, а сами его члены впоследствии будут обозначать основные направления внутренней и внешней политики государства.

Аналитики сходятся в том, что роль нового института не совсем ясна, ведь функционал, анонсированный для Госсовета, уже распределён между соответствующими ведомствами и ветвями власти. С одной стороны, логичной видится версия о том, что Путин намерен остаться во главе этого органа после ухода с поста президента в 2024 году. С другой, наделение Госсовета конституционным статусом некоторые увязывают с процессом интеграции с Белоруссией. Так, в частности, политолог Валерий Соловей считает, что новый орган в Кремле рассматривают в перспективе как руководящий в Союзном государстве. Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов, в свою очередь, в разговоре с NEWS.ru отметил: увязывать напрямую интеграцию Москвы и Минска и усиление роли Госсовета не стоит.

Если искать в данном случае связь, то возможны разные выводы. В частности, можно предположить, что если бы строились планы по формированию Союзного государства на новом уровне интеграции, то Москва, наоборот, вряд ли бы стала инициировать какие-то институциональные реформы. Скорее всего, в Кремле дождались бы общего политического решения и проводили бы изменения именно с учётом перспективы более глубокой интеграции с Белоруссией. Этот процесс уже запущен и не может быть остановлен. Поэтому, на мой взгляд, нынешние действия российских властей свидетельствуют как раз о том, что планов слияния на уровне госинститутов, которые потребовали бы внесения изменений в Конституцию РФ, на данный момент нет. Кроме того, наблюдая за динамикой двусторонних отношений, мы видим, что в последнее время они значительно осложнились — в первую очередь, по экономическим причинам. Минск, в частности, уже заявил о планах закупки нефти у Норвегии и ряда других государств. А это само по себе свидетельствует: планы по интеграции пока реализуются крайне проблематично.

Андрей Кортунов

гендиректор Российского совета по международным делам

Схожей точки зрения придерживается и белорусский политолог, председатель движения «Гражданское согласие» Артём Агафонов. Как подчеркнул он в беседе с NEWS.ru, реформа Конституции в РФ и российско-белорусская интеграция — это разные и слабо связанные друг с другом процессы; и именно формат конституционных преобразований это подтверждает.

Предлагаются поправки именно в Конституцию России — не Союзного государства, не Евразийского союза или ещё чего-то. Разумеется, перспектива присоединения новых территорий рассматривается, но в отношениях между РФ и РБ сейчас проблем больше, чем когда-либо и говорить о каком-то слиянии преждевременно. Напротив, если бы готовился сценарий с объединением в новое государство и продлением таким образом полномочий Путина, что было одной из самых популярных белорусских конспирологических теорий, то сначала бы было заключено соглашение о союзе. В таких делах телегу впереди лошади не ставят. Что касается интеграции — она продолжится. Сейчас Россия, наконец, отказывается от советской практики щедрой поддержки различных режимов, которые говорили о социалистическом выборе и называли себя друзьями СССР. Как показала история, они часто занимались двурушничеством и легко предавали. Сейчас Беларусь поставлена перед выбором — углублённая интеграция либо перевод отношений в чисто деловой и прагматический формат, как с другими партнёрами. В Минске думают и нервничают. В Москве знают перспективы белорусской экономики в случае отказа от союза и ждут.

Артём Агафонов

белорусский политолог и председатель движения «Гражданское согласие»

Новый статус Госсовета скорее важен для самой внутренней политики России, считает белорусский политолог Павел Усов, — например, в вопросе наделения полномочиями президента.

Возможно, Госсовет будет чем-то вроде политбюро, т. е. надинституциональным органом. Конечно, это может повлиять на структуру интеграционных процессов. Во-первых, существует такой орган как Госсовет Союзного государства. Вероятно, создание двух похожих структур — неслучайный процесс, и в будущем они могут объединиться. Во-вторых, в процессе интеграции Лукашенко могут предложить место в Госсовете. Однако для реализации этих планов необходимо окончательно сломить сопротивление президента РБ. Изменения во властной структуре не повлияют на стремление Москвы интегрировать Беларусь.

Павел Усов

белорусский политолог

Что касается внутриполитических процессов в РБ, то структура авторитарного, единоличного правления в стране сформировалась давно, замечает Усов: сейчас стоит вопрос создания механизма передачи и сохранения власти внутри семьи президента. В свою очередь, стремление Владимира Путина остаться у руля даст Лукашенко дополнительный импульс в легитимации собственного правления — «якобы Россия пошла по пути Беларуси». Также узаконивание долгосрочного правления президента РФ укрепит позитивный образ его белорусского коллеги на Западе, заключает эксперт.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен