6 октября на широкие экраны вышла лента, призванная спасти российский кинопрокат от убытков в связи с уходом с рынка голливудской продукции. Это «Сердце пармы» Антона Мегердичева по одноименному роману Алексея Иванова. Исторический блокбастер уже называют североуральским фэнтези наравне с «Игрой престолов» и «Властелином колец». Почему к фильму обращено столько внимания, окупит ли он бюджет в 610 миллионов рублей и какую «диверсию» в нем усмотрели первые критики — разбирался NEWS.ru.

В основе фильма режиссера Антона Мегердичева лежит книга Алексея Иванова «Сердце пармы», которая вышла еще в 2003 году и сразу принесла пермскому писателю всероссийскую славу. Тогда же начались споры: с прописной или строчной буквы писать второе слово в названии. Ведь Парма так созвучна со средневековым княжеством Пермь Великая, где и происходит действие. Однако парма — это вовсе не древнерусский и тем более не итальянский город в провинции Эмилия-Романья, а североуральское название особого типа хвойного леса, которым поросли местные горные хребты.

Именно в такой местности начинается картина. На дворе царит XV век. В могучих лесах совершается кровавое человеческое жертвоприношение. Вогулы (они же народ манси) пытаются задобрить Золотую бабу, идол всемогущей богини-матери Сорни най. Жестоко, кроваво и чудовищно красиво. Однако вскоре некто похищает языческую святыню, за что пермскому князю Ермолаю (Александр Горбатов) придется расплатиться кровью. Предводитель вогулов Асыка (Валентин Цзин) собственноручно насадит его на копье, а беспощадное войско дикарей разнесет княжество.

Игра древнерусских престолов. Чем восхищает и раздражает «Сердце пармы»Фото: kinopoisk.ru

Чудом удается выжить только сыну Ермолая, юному князю Михаилу (Ярослав Белобородов), его не менее юной возлюбленной, пермячке Тичерте (Милена Софронова) и воеводе Полюде (Сергей Пускепалис).

Мальчишка со взором горящим вырастает в Александра Кузнецова, а тот — в матёрую версию себя. Повзрослевшие Михаил и Тиче (Елена Ербакова), которая оказывается ведьмой-ламией со способностью превращаться в рысь, заключают брак. Это союз не только мужчины и женщины, но и цивилизации и природы, христианства и язычества. Такое, разумеется, не всем придется по нраву. Например, епископу Ионе (Евгений Миронов), который безуспешно попытается крестить местное население, и великому князю Московскому Ивану III (Федор Бондарчук), желающему присмирить сепаратистский дух Михаила.

Несмотря на то что сюжет вписан в существующую историческую концепцию, личности остаются размытыми в хаотичном движении сцен. В первые же полчаса зрителя погружают в средневековую атмосферу с соответствующим языком и терминами: балбан, ватажник, камлание, пам, ушкуйники, ясак. В какой-то момент строгая нарративная структура повествования и прозрачная логика куда-то испаряются. Но тогда на помощь приходит сказка. И именно она делает фильм чарующе красивым.

Создатели зачем-то без конца раздевают и без того яркую Елену Ербакову, способную колдовать одним лишь взглядом. Временами у сюжета сбивается темп, дыхание становится неровным, а язык фальшивит. Чувствуется, как гигантский литературный источник попытались уместить в двухчасовом фильме.

Кузнецов кровью и потом создает империю, Пускепалис пытается вселить уверенность, что однажды все будут счастливы, а Бондарчук одним своим видом показывает — не дождетесь.

Эту богатую на художественную органику и драму историю хотели экранизировать еще в 2005 году. Но путь на экраны занял долгие 17 лет. Тогда сценарий написал Сергей Бодров — старший, но сам картину снимать не стал. Его заменил Антон Мегердичев, известный по фильмам «Метро», «Темный мир» и «Движение вверх». Съемки «Сердца пармы» шли с июля 2019 года по март 2020-го в Подмосковье и Пермском крае. Создатели картины специально отстроили уникальный комплекс сооружений на территории геологического памятника природы Холодный Лог. Это не только кельи монастырского храма и пейзажи XV века, но и 84-метровая деревянная крепость и храм города Чердынь. Сейчас декорации превращены в смотровую площадку, для которой Алексей Иванов специально создал серию путеводителей.

Игра древнерусских престолов. Чем восхищает и раздражает «Сердце пармы»Фото: kinopoisk.ru

Так, 500-страничный текст Иванова превратился в 159-минутный фильм о христианстве, язычестве и территориальных притязаниях. Только Иванов в романе всё же исследует становление фольклора и культурного кода, а Мегердичев выводит на первый план личность Михаила.

Просторный, фактурный, беспощадно красивый фильм, наполненный движением народов, людскими страстями и могуществом природы. Его тайна не в сюжете, а в устройстве самой жизни, когда человеческие драмы нерасторжимо сплетены с характером дикой земли, с волей упрямых богов, с борьбой против неумолимой судьбы. Это яркое кино. Это большое и умное кино. Это прорыв к новому национальному эпосу, дерзко рассказанному языком XXI века, — сказал писатель о фильме.

Несмотря на неровности в начале, к концу забываешь обо всех придирках. Когда московская власть присылает в провинцию воеводу Федора Пестрого (Виталий Кищенко) с целью утопить Пермь в крови при несогласии с приказами великого князя, начинается главная батальная сцена картины. И это, безусловно, самая сильная сторона «Сердца». Тут и шоураннеры «Игры престолов» уважительно кивнут в сторону команды Антона Мегердичева, признавая заслуги отечественного кинопроизводства. Режиссер не любуется насилием, хотя его в картине предостаточно, он показывает, с какой болью и тяжестью в душе дается князю Михаилу каждый взмах меча. Оттого поглощенный беспощадной сечей зритель, затаив дыхание, ждет развязки. Хотя учебник истории сухо напоминает — они обречены.

Однако не все принимают картину за продукт совместной художественной работы писателя и режиссера. Так, один из критиков усмотрел в ленте «идеологическую диверсию против русской имперской идеи».

Антон МегердичевФото: Антон Новодережкин/ТАССАнтон Мегердичев

То есть режиссёр Мегердичев на государственные деньги снял фильм про плохих имперских московитов великого царя Ивана Грозного, с которыми воюет интернационал уральских народов во главе с русским перебежчиком князем Миханом, который предал свою русскую идентичность и присягу государю ради вогульской ведьмы-оборотня, как Андрий Бульба предал отца и Родину ради польской панночки. Что ж, этот фильм отлично ложится в западный дискурс о деколонизации России, только почему его снимают на наши с вами налоги? — спрашивает писатель и публицист Роман Антоновский.

По этой теории, команда Мегердичева якобы потратила больше 600 миллионов рублей на создание «дорогого и прихотливого киноаттракциона», где «под флёром патриотизма и в декорациях истории воспевающий региональный уральский сепаратизм, обличающий „захватническую сущность“ Русского, московского царства».

Мы оставляем зрителю право самому посмотреть этот действительно заслуживающий внимания фильм и составить собственное мнение.