В Северной Корее побеждена «высокотемпературная лихорадка», об этом заявил лидер КНДР Ким Чен Ын, выступая на расширенном заседании, посвященном противоэпидемическим мерам, в котором приняли участие члены Центрального комитета Трудовой партии Кореи и правительство в полном составе. Напомним, «высокотемпературной лихорадкой» в КНДР называют некое заболевание, о котором стало известно 12 мая этого года. Многие эксперты считают, что речь идет о коронавирусе. Однако есть серьезные сомнения, что это действительно был ковид.

Если верить официальной версии властей КНДР, на победу над «высокотемпературной лихорадкой» им понадобилось ровно три месяца. С 29 июля в КНДР стали ежедневно сообщать о нулевых показателях новых зараженных, а в столице и ряде приграничных городов КНДР начали отменять меры социального дистанцирования.

Люди носят маски, чтобы защитить себя от COVID-19 на рынкеФото: Lee Jae-Won/AFLO/Global Look PressЛюди носят маски, чтобы защитить себя от COVID-19 на рынке

Согласно данным КНДР, всего было зарегистрировано более 4 млн 770 тыс. человек с симптомами «высокотемпературной лихорадки», а умерли от нее лишь 74 человека. Это делает показатели смертности в КНДР в 75 раз ниже (если считать, что в Северной Корее был ковид), чем даже в Южной Корее, которая, как считается, удачно прошла через пандемию коронавируса, хотя случаи заболевания им на юге выявляются до сих пор. При этом некоторые специалисты полагают, что КНДР преуменьшила масштабы количества жертв эпидемии, но признают, что скорее всего, действительно Северная Корея смогла ликвидировать вспышку за несколько месяцев.

Прохождение клинического тестирования на COVID-19Фото: Lee Jae-Won/AFLO/Global Look PressПрохождение клинического тестирования на COVID-19

Зарубежные эксперты в целом согласились, что успех, скорее всего, принесли реально жесткие меры по изоляции, но некоторые поставили под сомнение официальную статистику, считая, что умерших было гораздо больше. Так, в южнокорейских СМИ со ссылкой на проведенное их медиками моделирование северокорейской ситуации были озвучены оценки, что реальное число умерших в КНДР от COVID-19 должно составлять около 50 тыс. человек. Такие большие показатели, по мнению южан, были неизбежны, учитывая плохое состояние системы здравоохранения и пониженный иммунитет у северокорейцев, который объясняется не самым лучшим питанием и общим ослаблением организма.

Правда, как напомнил в беседе с NEWS.ru Чон Сон Чжан, директор южнокорейского Центра северокорейских исследований Института имени короля Сечжона, необходимо учитывать, что КНДР всегда говорила лишь о людях с симптомами «высокотемпературной лихорадки», а конкретно о COVID-19 заявлялось отдельно, и последних было немного. Высока вероятность, что под определением «лихорадки с высокой температурой» скрывался в первую очередь не столько COVID-19, сколько разного рода желудочно-кишечные заболевания, от которых население КНДР пострадало куда серьезнее.

В докладе южнокорейской разведки депутатам парламента Южной Кореи, напомнил Чон Сон Чжан, отмечается высокое количество больных среди детей и распространение инфекции через воду, что нетипично для коронавируса.

В этой связи стоит считать ошибочным тот подход, который получил распространение в прессе с подачи некоторых наших медиков, когда все 4 миллиона 772 тысячи 813 северокорейцев, у которых, согласно данным властям КНДР, была температура, тут же поспешили записать в зараженные коронавирусом. Куда вероятнее, что большинство было тех, кто оказался заражен инфекцией, передающейся через воду, но не COVID-19. Если это так, то тогда показатель в 74 умерших от коронавируса может быть и верным, — отметил Чон.

Он также считает, что крайне странно было видеть на многих официальных мероприятиях с участием Ким Чен Ына множество людей без масок.

Если тогда в КНДР была полномасштабная пандемия COVID-19, то это сложно объяснить. Скорее всего, в Северной Корее была вспышка иной инфекции, которая передается через воду, — добавил Чон Сон Чжан.

Известный кореевед, профессор сеульского университета Кунмин Андрей Ланьков сказал, что «есть разные данные о количестве жертв, но точные цифры не знает никто за пределами КНДР».

Вполне может быть, что мы их никогда и не узнаем, — говорит Ланьков. — Важно, однако, другое: насколько можно судить по ситуации в городах КНДР, они действительно смогли весьма быстро справиться с коронавирусом и «высокотемпературной лихорадкой». Если бы эпидемия сейчас продолжалась, то ограничительные меры не отменялись бы в городах. А отмену мы можем подтвердить и объективно, не только на основе слов северокорейских чиновников. Похоже, что тактика тотальной изоляции районов, где были обнаружены заболевшие, оправдала себя. В других странах это реализовать не так просто из-за возможных волнений, недовольства народа, но власти КНДР могут себе позволить поступать так, как считают нужным. И в случае с инфекциями это имело эффект.

Тем временем Пхеньян заявил об очередной победе над происками мирового империализма.

Я, представляя ЦК партии и правительство республики, заявляю о беспрецедентной в истории мирового здравоохранения победе, осуществленной путем реализации высших чрезвычайных противоэпидемических мер, которые были приняты в целях защиты здоровья народа в связи с распространением в стране нового вида коронавируса, — сказал Ким на заседании с участием ЦК Трудовой партии КНДР.

Он добавил, что в КНДР ослабляются меры по борьбе с пандемией, которые были введены 12 мая, когда официально объявили о проникновении COVID-19. Ким назвал победу над коронавирусом «особенно удивительным чудом», которое произошло «без единой вакцины».

Его сестра Ким Ё Чжон, выступая на том же заседании, рассказала, что Ким Чен Ын и сам переболел.

У него была высокая температура, но он не позволил себе ни на минуту прилечь, постоянно думая о народе, о котором ему необходимо заботиться в этой войне против эпидемии, — сказала сестра лидера КНДР.

Ким Чен Ын и Ким Е ЧжонФото: Pyeongyang Press Corps/Global Look PressКим Чен Ын и Ким Е Чжон

Сидевшие в зале военные плакали, слушая рассказ о болезни лидера.

Откуда в Северной Корее, закрывшей границы еще весной 2020 года и с тех пор не открывавшей их, появилась «высокотемпературная лихорадка»? По версии Ким Ё Чжон, виновата Южная Корея, засылающая на север листовки и некие «зараженные вирусом предметы». По всей видимости, речь идет о транзисторных приемниках, которые южнокорейские пропагандисты прикрепляют вместе с листовками к воздушным шарам, запускаемым в КНДР. И хотя крайне сомнительно, чтобы южане специально стали пытаться занести вирус к северным корейцам, это не помешало Ким Ё Чжон поклясться уничтожить правительство Юга, если оно продолжит свои действия.

Если враг продолжит делать такие опасные вещи, которые могут занести вирус в нашу республику, мы ответим, уничтожив не только вирус, но и южнокорейские власти, — сказала она.

Ее высказывания вызвали возмущение в Сеуле. Там выразили глубокое сожаление в связи с такими заявлениями, категорически отвергнув обвинения, а весь тон высказываний был охарактеризован как «грубый» и «необоснованный».

Южнокорейские солдаты стоят на страже границы между Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) и Южной Кореей. Архивное фотоФото: Pool/ZUMAPRESS.com/Global Look PressЮжнокорейские солдаты стоят на страже границы между Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) и Южной Кореей. Архивное фото

Специалисты высказали предположение, что публичное признание факта болезни Ким Чен Ына имело в первую очередь пропагандистскую направленность.

Здесь мы видим, как расходится подход властей сейчас и при правлении отца нынешнего лидера, то есть при Ким Чен Ире. При отце даже после выздоровления никогда не признавали факт перенесенного недуга, однако Ким Чен Ын через свою сестру действует иначе. Раскрыв информацию о том, что и он был болен, Ким демонстрирует, что не жалеет себя ради блага народа. Обычные люди, узнав, что Ким, так же как и они, был болен, также страдал, проникнутся ощущением, что вождь близок им. По крайней мере, скорее всего именно на это делался расчет, — пояснил Чон Сон Чжан.