Вашингтон на фоне обострения отношений с Тегераном грозит ввести новые санкции в отношении Исламской Республики, под которые может попасть Пекин — один из крупнейших импортёров иранской нефти. Несмотря на угрозы со стороны США, Китай вряд ли откажется от сотрудничества с опальной страной и может перейти на «серые» схемы.


Министр финансов Штатов Стивен Мнучин заявил в эфире телеканала Fox News о намерении работать с КНР для того, чтобы страна прекратила покупать иранское чёрное золото. По его словам, Вашингтон уже сократил экспорт ИРИ нефти до 95%, однако Китай — один из покупателей оставшихся 5% топлива. Политик рассказал, что встречался с официальными лицами КНР и, по итогам переговоров, китайские госкомпании перестали покупать сырьё у Ирана. Сейчас Вашингтон работает с Пекином, чтобы тот принял дополнительные меры. Министр подчеркнул, что Китай — «такой же объект санкций, как и другие», и что на некоторые суда страны уже наложены санкции.

На протяжении длительного времени Китай и Иран в рамках международного права осуществляют взаимовыгодное сотрудничество во всех сферах, оно законно и не подрывает интересов третьих стран. Это нужно уважать... Мы призываем американскую сторону немедленно прекратить свои ошибочные действия в виде санкций в отношении китайских предприятий, — заявил официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан, комментируя высказывания Мнучина.

Сотрудничество Пекина и Тегерана начало стремительно развиваться в 2000-х. Тогда стороны подписали ряд крупных соглашений, затрагивающих в том числе газовую и нефтяную сферы. В 2004 году госкомпания КНР Sinopec и иранская государственная NIOC договорились о совместном освоении месторождения Yadaravan, а также поставках 150 тысяч баррелей нефти в день на протяжении 25 лет. По данным The Observatory of Economic Complexity, с 2010 года доля чёрного золота в общем объёме импорта из Ирана в Китай составляла не менее 60%. В 2017 году этот показатель составил 64%.

en.nioc.ir

После того как США вышли из сделки по иранской ядерной программе и восстановили санкции в отношении Тегерана, объём двусторонней торговли между странами начал снижаться, в том числе в нефтегазовой сфере. По официальным данным, импорт Китаем сырья в октябре 2018 года уменьшился с 650 тысяч баррелей в день до 149 тысяч. Тем не менее в СМИ неоднократно появлялась информация, согласно которой эти показатели были сильно занижены и не соответствовали действительности.

После объявления о вейверах и включения Китая в список стран, временно не попадающих под санкции США за импорт иранской нефти, компании КНР всего за месяц нарастили объём импорта до 390 тысяч баррелей в день (при разрешённом объёме в 360 тысяч). До мая 2019 года, пока действовали вейверы, Китай покупал порядка 600–630 тысяч баррелей в день, но затем объём импорта был снова уменьшен до 250–100 тысяч баррелей.

Для обхода ограничительных мер Китай и Иран использовали различные методы, в том числе выключали приёмники автоматической системы распознавания на танкерах, меняли названия судов, переправляли нефть под видом другой продукции, перегружали топливо с одного танкера на другой или в хранилища вне таможенных зон.

en.nioc.ir

Как отметил в беседе с NEWS.ru заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский, Китай вряд ли изменит свою политику в отношении закупки иранской нефти даже в случае усиления санкций со стороны США.

Я могу сказать одно: на сегодняшний день поставки нефти из Ирана в Китай идут и будут продолжаться, невзирая ни на что. КНР нужна нефть. Её потребности составляют примерно 350 млн тонн в год. Иран поставляет до 20 млн тонн в год. Это немного от общего объёма необходимого, но и не так мало. Если будут введены санкции и Китай не сможет открыто покупать нефть, то он продолжит осуществлять импорт по «серым» схемам через фирмы третьих стран.

Андрей Островский

заместитель директора Института Дальнего Востока РАН

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен