Пока Европа переживает вторую волну пандемии, которая по многим показателям уже оказалась хуже, чем первая, в Китае по-прежнему почти не фиксируют новых случаев заболевания коронавирусом. Несмотря на то что периодически в китайских городах обнаруживают локальные вспышки, стране удаётся сдерживать пандемию уже более полугода с тех пор, как было объявлено о победе над ней. NEWS.ru разобрался, в чём секрет китайского подхода к борьбе с COVID-19.

Агрессивный карантин

Город Ухань, с которого началась пандемия, почти два месяца жил в режиме тщательно контролируемого карантина: в городе, сравнимом по населению с Москвой, перестал работать общественный транспорт, а жителям запретили выходить из домов. Кроме того, Ухань была полностью изолирована от остальной страны. Не удивительно, что в результате вспышку коронавируса удалось подавить.

С тех пор аналоги уханьского локдауна вводили в нескольких китайских городах при обнаружении хотя бы нескольких случаев заболевания. Так, в апреле на жёсткий карантин поместили уезд Цзя: все не жизненно важные предприятия прекратили работу и 600 тысяч человек оказались заперты в собственных домах всего из-за трёх подтверждённых случаев COVID-19.

В июне карантин коснулся 11 районов Пекина. Власти мегаполиса быстро проследили случаи инфицирования до оптового рынка продуктов, поэтому области, прилегающие к отправной точке вспышки, оказались огорожены заборами. Обитателям домов, где жили заражённые, запретили покидать здания — еду и лекарства им приносили социальные работники в защитных костюмах. Тех, кто контактировал с инфицированными, обязали пройти изоляцию в течение 28 дней, а не 14, как обычно. Пекинская вспышка, которую успели окрестить второй волной эпидемии, в итоге остановилась на чуть более чем 300 заболевших и обошлась без жертв.

Европейские карантины первой волны были заметно мягче и длились не так долго. При этом, когда Старый Свет настигла вторая волна, власти до последнего тянули с закрытием городов. Например, испанскую столицу Мадрид решили изолировать только тогда, когда койки в местных больницах начали заканчиваться.

Тестирование всех

После недели национальных праздников в начале октября в популярном туристическом городе Цинтао зарегистрировали очередную вспышку заболеваемости — в общей сложности 12 инфицированных. Власти города приняли решение протестировать все 9 млн его жителей. Несмотря на кажущуюся беспрецедентность такого шага, массовое тестирование — одна из мер, благодаря которым Пекину удаётся держать эпидемию в узде.

Фото: Li Ziheng/Xinhua/Global Look Press

В мае такая же участь постигла 11 млн жителей Ухани, где вирус почти исчез в апреле, но возродился к концу весны. Тестирование проводилось в течение 10 дней, а поводом к нему стало обнаружение шести новых заражённых. Во время пекинской вспышки проверены на коронавирус были не все 21,5 млн жителей города, но значительное число — более 7 млн. Приоритет отдавался обитателям прилегающих к оптовому рынку районов, а также тем, кто оказался рядом с ним в период вспышки.

С началом второй волны пандемии в Москве начали делать около 80 тысяч тестов в день, что, конечно, не идёт ни в какое сравнение с масштабами и скоростью тестирования в Китае. Ощущают нехватку тестов и европейские страны, поэтому отследить удаётся далеко не всех заболевших.

Тотальная слежка

Не секрет, что КНР весьма свободно относится к личным данным своих граждан и давно применяет механизмы слежки — с помощью вездесущих камер с функцией распознавания лиц и мобильных телефонов. А так как в результате двух вышеописанных мер заболеваемость коронавирусом в Китае удалось снизить почти до нуля, контакты заражённых оказалось не так уж и сложно отследить. В крупных городах, в том числе в Ухани, жителей обязали установить на мобильный телефон приложение, которое собирало данные об их здоровье и местах, в которых они бывали.

Если владелец девайса получал положительный тест на COVID-19, его статус в приложении менялся на красный — с ним нельзя было войти ни в общественный транспорт, ни в магазины. Те, кто контактировал с заражёнными, получали жёлтый статус, с которым тоже невозможно было проникнуть в общественные заведения. Благодаря такой слежке сообщения о необходимости пройти тест пришли даже людям, стоявшим в пробке рядом с пресловутым оптовым рынком продуктов в Пекине.

Несколько европейских стран пытались запустить аналогичные приложения, но их эффективность споткнулась о законы, гарантирующие пользователям анонимность. Установка программы на телефон была делом добровольным и работала исключительно на информирование самих пользователей — властям данные не передавались.

В Москве в апреле начали использовать приложение «Социальный мониторинг», но его должны были устанавливать только люди с положительным тестом на COVID-19, поэтому его нельзя назвать аналогом китайских трекинговых программ, охватывающих более широкий круг граждан.