Главы государств — членов НАТО, собравшиеся в Мадриде на трехдневную встречу на высшем уровне, пребывают в настроении застоявшихся коней, которых наконец-то выпустили на простор. С момента окончания холодной войны смысл существования этого альянса был утерян, Блок отчаянно искал себе применение в эпоху, в которой, как тогда казалось, сама концепция военно-политических блоков превратилась в анахронизм. Спецоперация армии РФ на Украине этой эпохе положила конец. Эксперты спрогнозировали для NEWS.ru, как обретение Североатлантическим альянсом второго дыхания скажется на геополитической архитектуре Европы и мира.

Как любили писать в советских газетах, встреча в Мадриде проходит в атмосфере небывалого воодушевления. Эту атмосферу создала новость, особый блеск которой придало то, что этой новости никто не ожидал: она была «слишком хороша для того, чтобы быть правдой».

Турецкие сладости

Руководство Турции, самого строптивого союзника, в среду внезапно перестало торговаться по поводу приёма в Альянс двух новых членов, Швеции и Финляндии.

Еще накануне, вечером во вторник, западные обозреватели трезво прогнозировали, что от мадридского саммита не следует ждать чуда и что «торговля» с Анкарой может затянуться на месяцы. Эта «торговля» продолжалась еще за несколько часов до официального старта саммита, в ходе четырехсторонних переговоров лидеров трех стран и генсека НАТО Йенса Столтенберга.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу и президент Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи стран НАТО с Финляндией и Швецией по поводу их заявки на вступление в НАТОФото: Henrik Montgomery/Tt/Global Look PressМинистр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу и президент Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи стран НАТО с Финляндией и Швецией по поводу их заявки на вступление в НАТО

Тем не менее «чудо» произошло. Возможно, Реджеп Эрдоган намеренно откладывал объявление о своем согласии до открытия саммита, уже третьего за 2022 год, рассчитывая на то, что так оно прозвучит эффектнее. Если так, то турецкий президент своей цели достиг: по крайней мере в этой части повестки лидеры остальных 29 стран НАТО сейчас испытывают эйфорию, которая должна помочь им сгладить прочие противоречия и двигаться к новым рубежам единым строем.

Эти новые рубежи Альянс четко обозначил впервые с начала 1990-х годов, когда исчезла та угроза с востока, для сдерживания которой он изначально и создавался. Тридцать лет лихорадочных метаний членов Блока в поисках нового reason d'etre изрядно подорвали его дух: в Париже открыто заявили о «смерти мозга» НАТО, а в ряде других столиц Евросоюза всё больше веса набирала идея создания евроармии, отдельной от НАТО.

Теперь же Столтенберг объявляет о том, что в НАТО произошла «фундаментальная подвижка» и Блок в каком-то смысле переживает свое второе рождение.

Горькая луна

Однако те же самые обозреватели предупреждают, что эйфория от внезапно обретенного чувства единства может пройти так же быстро, как она возникла, потому что стоящие перед союзниками вызовы не ограничиваются приёмом в НАТО двух новых членов.

Такими вызовами в Альянсе называют, разумеется, в первую очередь «новую старую» угрозу с востока. Но поскольку этот вызов представляет собой реинкарнацию традиционной «советской угрозы», она как минимум привычная для Блока, и там более-менее знают, как ей противостоять, просто «масштабируя» стратегии холодной войны применительно к новым условиям.

Эти условия диктуют НАТО стратегию — загнать «русского джинна» обратно в бутылку и при этом не спровоцировать его на прямую конфронтацию с Блоком. К примеру, министр иностранных дел ФРГ Анналена Бербок дала ясно понять в Мадриде, что её страна сталкивается с «горькой реальностью» — Берлин не хочет отказываться от Основополагающего акта Россия — НАТО от 1997 года. В преамбуле этого акта указывается, что Россия и Альянс не рассматривают друг друга как противников.

У нас есть новая стратегическая концепция здесь, на саммите НАТО, которую мы примем. Мы сталкиваемся с новой горькой реальностью, заключающейся в том, что теперь мы должны быть в состоянии защитить себя от РФ, если это произойдет. Но мы всегда давали понять, будучи федеральным правительством Германии, что мы, например, не хотим денонсировать Основополагающий акт Россия — НАТО, — сказала она в среду.

Анналена Бербок Фото: IMAGO/Janine Schmitz/Global Look PressАнналена Бербок

Подобная стратегия вооруженного до зубов страуса вызывает дискомфорт у тех союзников, которым не повезло с географией, — помимо Финляндии, это Эстония, Латвия и Литва.

Как минимум в трех бывших республиках СССР опасаются, что если они станут объектами интересов РФ, остальные союзники могут повести себя так же, как сейчас ведут себя с Украиной: то есть переводя большую часть пара в свисток. И это тоже горькая реальность для них.

В частности, в Таллине опасаются, что такой подход союзников будет иметь результатом исчезновение Эстонии с карты мира. В Мадриде три маленькие страны Балтии хотят увидеть от «старших братьев» какие-то телодвижения, которые заставят Москву дважды подумать, прежде чем решиться на новую спецоперацию.

Однако шансы на то, что союзники откажутся в Мадриде от психологии «своя рубашка ближе к телу», очень невелики, сказал NEWS.ru политолог Алексей Фененко.

В малых странах — членах НАТО, да и у нас в России, склонны преувеличивать значимость статьи 5 Вашингтонского договора о взаимопомощи в случае внешней агрессии. В реальности эта статья никак не обещает именно военную помощь. Объявить агрессору дипломатический бойкот, ввести экономические ​санкции — это ведь тоже помощь. Но это не имеет ничего общего с объявлением мобилизации, отправкой боевых частей и прочими именно военными действиями. И вряд ли страны Балтии добьются в Мадриде чего-то большего.

Алексей Фененко доцент факультета мировой политики МГУ

Уроки китайского

С другими вызовами всё не намного проще. На протяжении 73 лет своего существования НАТО, чья зона ответственности заявляется в самом названии как Северная Атлантика (пусть даже в расширительном толковании), не сталкивалась с необходимостью сдерживания противника, географически расположенного на противоположном участке глобуса.

Жизнь после Мадрида: страны НАТО нашли цельФото: Michael Singley/U.S. Navy

Противостояние с Китаем, нарастающее с каждым годом по мере увеличения глобальных амбиций Пекина, — задача, для которой у НАТО просто не существует шпаргалок, какие там сохранились от советско-американского противостояния. Списывать готовые подсказки здесь неоткуда, «урок китайского» приходится учить честно и с чистой страницы.

Какие бы многосторонние союзы для предотвращения китайской экспансии ни создавали страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), их возможности (даже с обязательным участием в них США) намного более ограничены, чем у НАТО, даже несмотря на ее географическую отдаленность от АТР. Как Альянсу не надорваться, взвалив на себя ношу ответственности за одновременно два не связанных между собой региона мира, является вторым по сложности вызовом, который должен решить саммит в столице Испании.

О том, что НАТО предстоит расширить зону своей ответственности с Атлантики на весь мир, там было обозначено еще в начале 2000-х годов, напоминает Фененко.

Однако в НАТО тогда не предполагали и не предполагают сейчас, что Альянс намерен принимать участие в каких-либо крупномасштабных военных операциях за тысячи километров от своих границ. А вот вести гибридные войны, делать мелкие гадости недружественным странам в Азии члены НАТО вполне способны, и Альянс готов взвалить на себя такую ношу.

Алексей Фененко доцент факультета мировой политики МГУ

Два процента — это минимум, а не максимум

Чтобы с такой ношей совладать, странам Альянса придётся больше тратить на в остальном непродуктивные для их экономик военные расходы. Сегодня (даже без учета китайского фактора), по данным SIPRI, США выделяют на оборонные нужды 3,5% ВВП, Великобритания — 2,2%, Германия — 1,3%, остальные страны Блока и того меньше. При этом, по тем же данным, в бюджете РФ на оборонные статьи приходится 4,1% ВВП (хотя в абсолютных цифрах это всё равно меньше, чем тратит Пентагон). Затраты Китая на военные нужды составляют (по данным SIPRI на 2020 год) 1,8% от ВВП.

Жизнь после Мадрида: страны НАТО нашли цельФото: Li Gang/Xinhua/Global Look Press

Помимо сугубо финансовой стороны НАТО тревожит, что Китай и Россия ушли вперед в создании гиперзвуковых ракет, что дает Москве и Пекину серьезный козырь в любом потенциальном конфликте с Западом наряду с «традиционным» ядерным оружием.

Из-за такого разного вклада союзников в общие усилия тогдашний президент США Дональд Трамп даже грозился выйти из НАТО. Эксцентричный Трамп более не президент, однако неравенство в финансировании натовского бюджета никуда не исчезло.

Два процента от ВВП, выделяемые на оборонные нужды, должны быть минимумом, но не максимумом, — призвал Йенс Столтенберг к совести собравшихся.

Хотя на волне российско-украинского конфликта многие страны НАТО все-таки раскошелились (десять стран вышли на уровень выше 2%, еще 19 стран обязались выйти на тот же уровень к 2024 году), в Мадриде эта тема по-прежнему является «горячей картофелиной», которую ни один из её участников не хочет держать в руках единолично.