За сутки Минобороны России дважды обвинило США в действиях против российских военных. 21 сентября официальный представитель ведомства Игорь Конашенков заявил, что Минобороны России проинформировало США о намерении жёстко пресекать попытки обстрелов российского спецназа и проправительственных формирований в районе сирийского Дейр-эз-Зора. По его словам, уже дважды войска были атакованы из районов, которые занимают поддерживаемые США отряды курдско-арабского альянса «Демократические силы Сирии».


Но по-настоящему громкое заявление 20 сентября сделал начальник Главного оперативного управления (ГОУ) Генштаба ВС РФ Сергей Рудской. Он официально обвинил «американские спецслужбы» в том, что они инициировали широкомасштабное наступление боевиков запрещённой в России «Джебхат ан-Нусры» и союзных ей фракций на позиции правительственных войск в зоне деэскалации «Идлиб». По словам Рудского, США таким образом попытались остановить успешно развивающееся продвижение правительственных войск в провинции Дейр-эз-Зор.

Резкость в словах военачальника объяснима: радикальным формированиям, которые действовали при поддержке бронетехники и артиллерии, удалось блокировать «российский взвод военной полиции в количестве 29 человек». Российскому командованию, по словам Рудского, в экстремальных условиях пришлось оперативно формировать группу деблокирования. В итоге российских военных удалось вывести с места дислокации, но при этом пострадали «трое российских военнослужащих Сил специальных операций».

Позже «Коммерсант» со ссылкой на свои источники сообщил, что Минобороны подозревает американское командование в передаче «весьма деликатной информации» о расположении российских и сирийских правительственных войск в провинции Идлиб одной из повстанческих группировок, относящейся к умеренной оппозиции. «Оттуда данные либо утекли к исламистам, либо же их передали сознательно», — отметил собеседник СМИ.

http://мультимедиа.минобороны.рф


Секретные данные

19 сентября американские СМИ сообщили, что бойцы спецназа США находились в непосредственной близости от места нанесения российской авиацией удара в окрестностях Дейр-эз-Зора в Сирии: после атаки российской авиации американские медики оказывали помощь бойцам «Демократических сил Сирии». Минобороны России тогда опровергло эту информацию, но, по мнению экспертов, нынешние заявления представителей военного ведомства могут быть связаны с ней напрямую. То есть возможно, что таким образом Москва попыталась «уравновесить» информационный шум, поскольку причастность американских спецслужб к событиям в зоне «Идлиб» в принципе недоказуема в публичном поле. «С трудом можно представить, какую секретную информацию могли передать кому-либо США, поскольку российская военная полиция в зонах деэскалации выполняет функции мониторинговых групп, — отметил в беседе с обозревателем News.ru руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт РСМД Кирилл Семёнов. — После того как российская полиция появилась на стыке провинций Хама и Идлиб, в соцсетях и СМИ появились карты с её точным расположением. Другое дело, что полиция могла присутствовать не на КПП, а выехать на переговоры, но это уже совсем другая история».

http://мультимедиа.минобороны.рф


Веские причины

Обратим внимание на то, что информация о стягивании сил радикальной коалицией «Хайат Тахрир аш-Шам» (образована в январе 2017 года, её ядро и составила «ан-Нусра») в соцсетях появилась 18 сентября, а в ближневосточной прессе — 19 сентября. СМИ цитировали неназванный источник, который заявил, что радикальный альянс начинает наступление для того, чтобы «снести и победить» мирные переговоры, которые 14–15 сентября состоялись в Астане. А сирийское проправительственное агентство САНА 19 сентября сообщило, что армия сорвала крупное наступление на севере провинции Хама, добавив, что в этом районе происходят «столкновения».

Отсюда можно сделать вывод: перегруппировку исламистов в Идлибе и Хаме и подготовку к крупному наступлению не заметить было нельзя. Кроме того, альянс «Хайат Тахрир аш-Шам» не участвует в переговорах, позиционирует себя как «настоящего защитника идей сирийской революции» и последовательно старается сорвать любой режим прекращения огня.

Другое дело, что последние месяцы он проводил операции только против оппозиции, которая участвует в переговорах в Казахстане, стараясь занять более выгодные позиции и заменить местные административные органы на подконтрольные ему власти. С одной стороны, альянсу «Хайат Тахрир аш-Шам» удалось захватить центр провинции Идлиб и ряд пограничных переходов на сирийско-турецкой границе. С другой — односторонние действия спровоцировали раскол внутри структуры и выход из неё нескольких важных фигур и ряда крупных фракций. Предотвратить саморазрушение можно было давно проверенным способом — инициировать наступление на правительственные силы, вынудить их на ответные действия и на этом фоне попытаться привлечь к операции другие отряды оппозиции. В этом плане наблюдательные пункты и блокпосты, на которых находилась российская военная полиция, — первоочередная цель, даже несмотря на то, что они, судя по опубликованным в соцсетях и СМИ картам, находились фактически на пересечении Хамы и Идлиба.

http://мультимедиа.минобороны.рф


Конкуренция на Евфрате

Теоретически интенсивные боевые действия на западе страны могут сказаться на скорости продвижения проправительственных сил на востоке — в провинции Дейр-эз-Зор. Но альянс «Хайат Тахрир аш-Шам» — жёсткий конкурент оперирующего там «Исламского государства» (группировка запрещена в РФ), и в своих действиях он преследует другие цели. А вот конкуренция между проправительственной группировкой и «Демократическими силами Сирии» в Дейр-эз-Зоре обостряется с каждым днём на фоне борьбы двух альянсов с «Исламским государством». Сирийские войска переправились на другой берег Евфрата, хотя представители международной коалиции заявляли, что река — это разделительная черта, линия деконфликтации, которая вроде бы была согласована российским и американским военным командованием. В свою очередь курдские и арабские отряды на восточной стороне Евфрата пытаются взять под контроль как можно больше территорий, чтобы иметь козыри на переговорах с Дамаском и предотвратить создание шиитского сухопутного «коридора» из Тегерана в Бейрут.

«Ситуация в Сирии выходит на новый этап. С деблокадой Дейр-эз-Зора несколько поменялись расстановка сил и отношение к сирийским властям. Поэтому Дамаск и его союзники в этот новый период пытаются очертить „красные линии“ и обозначить свои приоритеты для других игроков, — рассказывает News.ru доцент Европейского университета (Санкт-Петербург), сотрудник Российско-евразийской программы Chatham House Николай Кожанов. — Москва заявляет о готовности открывать огонь по отрядам „Демократических сил Сирии“ с американскими военнослужащими — это вроде бы увеличивает градус напряжённости, но в реальности вряд ли такие действия реализуемы. Скорее, это больше медийный ход, связанный с попытками сдержать продвижение отрядов суннитской оппозиции и курдов в провинции Дейр-эз-Зор».

Отметим, что в июне, после того как США сбили самолёт ВВС Сирии над Раккой, который, по словам представителей «Демократических сил Сирии», наносил удары по их позициям, Россия прекратила действие меморандума с США по полётам над САР. Однако через несколько дней стало известно, что российское и американское командование кулуарно договорились о проведении линии деконфликтации между войсками Асада и курдскими отрядами по линии селения Аль-Карама в Ракке.

http://мультимедиа.минобороны.рф