Считающееся оплотом исламского традиционализма королевство Саудитов показало в уходящем году, что его имидж как страны нефтяных вышек, минаретов и одетых до глаз во всё чёрное женщин если не совсем ушёл в прошлое, то во всяком случае перестал быть определяющим культурным стереотипом. На прошедшем в декабре в Джедде международном кинофестивале «Красное море» представлены почти три десятка фильмов отечественного производства, сюжет которых мало отличается от голливудской кинопродукции. Ранее в этом месяце в Эр-Рияде прошёл четырёхдневный музыкальный фестиваль «Ураган Звука», на котором выступали в том числе американские рэперы, а слушали их парни и девушки, одеяниями мало отличимые от толпы в любой западной столице. NEWS.ru выясняет, как одна из самых консервативных стран арабского мира ищет свой новый образ.


Саудовская Аравия, которую возглавляет наследный принц Мохаммед бин Салман, на глазах превращается из «заповедника консерватизма» в модное место для тусовщиков не только из стран Персидского залива, но и всего мира.

Наследный принц Мохаммед бин СалманНаследный принц Мохаммед бин СалманHasan Bratic/Keystone Press Agency/Global Look Press

У столицы Саудовской Аравии есть неоспоримое конкурентное преимущество на культурном рынке региона. Именно благодаря «железной руке» своих правителей страна является самой стабильной среди арабоязычных стран, её не потрясают внутренние и международные конфликты, и это делает инвестиции в саудовскую промышленность — включая, разумеется, индустрию развлечений — более привлекательными, чем вложения в Египет, Израиль, не говоря уже про Ирак или Сирию.

Организаторы кинофестиваля «Красное море» не рекламируют тот факт, что его площадкой выбрана... бывшая тюрьма, где приводились в исполнение смертные приговоры. На этой неделе в её стенах звучат не автоматные выстрелы, а диджейские сеты. Такое переформатирование тюрьмы для смертников в фестивальную площадку очень символично для страны, где ещё несколько лет назад женщинам не дозволялось водить автомобили, посещать кинотеатры, а сами афиши кинотеатров подвергались жёсткой цензуре со стороны полиции нравов после того, как эти заведения были открыты в 2018 году после 35-летнего запрета.

Хотя алкоголь в стране по-прежнему находится под запретом, гости фестиваля (среди которых была замечена, в частности, Найоми Кемпбелл) находят это скорее преимуществом, чем неудобством. О борьбе старого и нового в саудовском обществе хорошо говорит сюжет одного из представленных на фестивале фильмов «Ваджда», конфликт в котором разворачивается вокруг «революционных» требований девочки-подростка к родителям купить ей... велосипед — неслыханное сотрясение устоев для старшего поколения подданных Саудитов.

На открытии фестиваля в Джедде власти королевства объявили, что выделяют средства для съёмок ста фильмов до 2030 года. Это решение не просто даёт надежду местным творческим людям на реализацию своих задумок, но и реально поддержит рынок труда, поскольку на съёмках фильма заняты не только кинозвёзды, но и сотни человек персонала, от операторов до уборщиков помещений. Власти готовы предоставить и оплатить кинорежиссёрам весь необходимый реквизит, вплоть до реальных боевых самолётов и танков, если это требуется по сюжету.

Королевство поставило перед собой цель стать хабом для кинопромышленности всего региона. К 2030 году в стране будет работать 2600 кинотеатров, — заявил саудовский министр инвестиций Бахаа Абдулмаджид.

Аналогичную финансовую поддержку (за исключением, может быть, боевой техники) правительство обещает представителям музыкальной индустрии, ресторанного бизнеса и видеопродукции. Учитывая, что королевство буквально купается в золоте (в том числе в чёрном), местная творческая элита ожидает, что власти не поскупятся на финансирование её задумок.

В свою очередь, на «Ураган Звука» в Эр-Рияд приехало около 200 исполнителей электронной музыки и диджеев, а аудитория проходившего в открытой пустыне фестиваля составила несколько десятков тысяч человек, в основном молодёжи (а в королевстве 70% населения моложе 35 лет). Это само по себе стало актом «революции сверху» для страны, где танцы на публике, тем более в разнополых компаниях, ещё несколько лет назад карались тюрьмой или общественным бичеванием.

Правда, не все местные режиссёры и музыканты разделяют эйфорию своих собратьев по цеху. Они напоминают негативный опыт соседних стран — в частности, ОАЭ и Катара, — у властей которых тоже в своё время развилась «киномания» и «меломания».

Рэп в пустыне: саудовская монархия начала культурную революциюpixabay.com

Однако недолго музыка играла. Оказалось, что одного лишь щедрого финансирования недостаточно, чтобы привлечь в местные кино- и звукозаписывающие студии талантливых творцов, особенно уже сделавших себе имя в других странах. Когда выяснилось, что бесплатного сыра не будет — власти требовали в обмен на финансирование снимать по сути агитационные фильмы, — кинорежиссёры теряли интерес к такому сотрудничеству.

Помимо идеологического дискомфорта, представители музыкальной и киноиндустрии задают себе вопрос: надолго ли хватит у саудовских властей энтузиазма финансировать производство, если оно не выйдет на самоокупаемость, и пойдёт ли публика за пределами собственно Саудовской Аравии на фильмы местного производства? Даже при том, что билет в кинотеатр в Эр-Рияде стоит эквивалентно $18 и в королевстве насчитывается 430 кинотеатров, этого само по себе не хватит, чтобы фильмы окупились в прокате.

По мнению экономистов индустрии развлечений, рассчитывать на непрерывный золотой дождь творческие работники могут только при цене нефти на ниже $70 за баррель.

Если нефть упадёт ниже этой отметки, финансировать культурные проекты для властей станет убыточным. Кроме того, культура не может расцветать там, где отсутствуют гражданские свободы, власть закона, свободный рынок и толерантность, в том числе к ЛГБТ-сообществу. Далеко не все творческие люди согласятся работать в таких условиях, опасается советник по коммуникациям дубайского телеканала МВС Мазен Хайек.

Некоторые эксперты тоже считают, что ослабление запретов является попыткой правящей элиты Саудовской Аравии разменять возможность для людей развлекаться более свободно на сужение политических свобод, таких как возможность публично высказывать своё мнение.

В частности, политолог Владимир Шаповалов сказал NEWS.ru, что саудовские власти вынуждены маневрировать из-за того, что серьёзно изменилось положение королевства на международной арене.

Владимир ШаповаловВладимир ШаповаловМихаил Воскресенский/РИА Новости

Аномально архаичная политическая система страны десятилетиями держалась на двух опорных столбах: поддержке со стороны США и высоких ценах на нефть. Наличие этих столбов и позволяло монархии держать общество в нереформируемом состоянии практически с момента создания государства. На наблюдаемую сегодня вестернизацию Саудиты пошли именно в тот момент, когда оба этих фактора значительно ослабли.

Владимир Шаповалов заместитель директора Института истории и политики

Либерализация режима проявляется в том числе в том, что власти страны в декабре отменили обязательное требование на ношение медицинских масок в общественных местах как элемент предотвращения распространения коронавируса. Поэтому посещать «Красное море» и «Ураган Звука» с полностью открытыми лицами смогли все гости независимо от пола.