В Великобритании рассекретили материалы канцелярии преемника Тэтчер премьера Джона Мейджора, уникального главы кабинета без высшего образования. Выяснилось, что к нему со специфическим посланием обратился в 1991 году, когда Союз ещё формально не развалился, глава Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали. Бывший министр-социалист, один из лидеров французской еврейской общины.

А мысль он выразил вполне в духе того времени, когда Союз ещё как бы был жив, но выглядел настолько больным и ослабленным, что ему, казалось, можно было уже навязать любые условия. Так вот, Аттали предложил выкупить за накопившиеся к тому времени общесоюзные внешние долги, оценённые в 60 с гаком миллиардов долларов (примерно сто миллиардов по нынешнему курсу), советские наступательные ядерные вооружения.

По мысли главного европейского банкира, именно Мейджор мог выступить инициатором создания такого фонда, способного удовлетворить требования разного рода кредиторов ради лишения Союза его ядерного жала. Что ответил Мейджор и ответил ли вообще, истории неизвестно. А может, сочли, что ещё не время и такой документ не надо предавать гласности. Не знаем мы также, был ли Горбачёв в курсе возможности такого торга.

Но, скорее всего, в Европе понимали, что не с кем уже вести в Москве столь серьёзные переговоры. Горбачёв значительную часть своего влияния утратил, а тот же Ельцин ещё не приобрёл. Впрочем, надо понимать, что на Западе хотели в тот момент не столько обезоружить и так на всё согласную Москву, сколько избежать расползания советского ядерного оружия в обстановке ослабления центральной власти. В тот момент это был, пожалуй, главный страх Запада, уверенного, что наступил «конец истории» и надо просто устранить некоторые глобальные шероховатости. Позже вопрос будет решён, Будапештский протокол подписан. И ядерные боеголовки и заряды, которые в той или иной форме находились на Украине, в Белоруссии и Казахстане, были переправлены в Россию.

Первая часть проблемы была решена. Но вопрос о возможности приобретения уже российского ядерного арсенала за наличные ещё некоторое время дискутировался за океаном. В частности, немало было разговоров о том, что Михаил Ходорковский во время своей поездки в США якобы встречался с госсекретарём Мадлен Олбрайт и разговор шёл, дескать, о продаже наших РВСН за практически те же сто миллиардов долларов. Заговорили даже о возможности привлечения Ходорковского ещё и за госизмену. Но вскоре об этом событии (или фейке) забыли. К тому же не совсем понятно, что продавать. Боеголовки можно продать, но технологии и мощности по их производству всё равно остаются.

Кончилось дело тем, что, как известно, уже при Ельцине мы за символическую цену продали США запасы нашего ружейного урана. По поводу невыгодности для нас такой сделки было немало комментариев, но обратной силы такие соглашения не имеют.

Словом, письмо Аттали позволяет лучше понять некоторые нюансы наших отношений с Западом в переломный для нас момент. А в Москве-то верили даже устным гарантиям нерасширения НАТО на Восток.