Нынешняя встреча лидеров стран, составляющих группу G7, вращается в основном вокруг вопроса, какие еще новые ограничения можно ввести против России. Cаммит в немецком местечке Шлёсс-Эльмау создаёт ощущение, что изобретение всё новых антироссийских санкций превращается для Запада в самоцель.

К трехдневному саммиту лидеров G7 (США, Великобритания, Германия, Канада, Италия, Франция, Япония) подоспела новость: Россия впервые с 1918 года технически оказалась в состоянии дефолта по внешним долгам. Правда, дефолт этот формальный — он вызван не отсутствием у страны-должника средств, чтобы платить по долгам, а запретом самих кредиторов проводить такие платежи.

Ведущие мировые экономики сами страдают от собственных санкций, но отступить назад Западу не позволяют не столько призывы из Киева усиливать давление на Москву, сколько сама логика конфронтации, где остановиться — значит проиграть.

Чтобы не закончить встречу с пустыми руками (во всяком случае, в той её части, которая посвящена сдерживанию России), лидеры G7 согласовали список добавочных ограничений для участников мировых рынков в их отношениях с РФ. Впрочем, к уже имеющимся санкциям новые меры качественно ничего не добавляют, а только закручивают гайки уже имеющихся рестрикций.

Новые запреты касаются покупки у России золота в слитках и установки предельной цены на покупку российской нефти (совсем отказаться от нее мировые экономики не могут).

Установив потолок цен на российские энергоносители, мы достигаем геополитических, экономических и социальных целей. Мы сокращаем финансирование бюджета России. Мы устраняем одну из основных причин инфляции. Но мы не должны повторить ошибок 2008 года, когда энергетический кризис привёл к всплеску популизма, и обязаны продумать пути смягчения [последствий санкций] для семей и бизнесов, — заявил итальянский премьер-министр Марио Драги.

Марио ДрагиФото: Kanz, Sven/Keystone Press AgencyМарио Драги

Официально эти решения будут озвучены во вторник, но заранее понятно, почему объектом закручивания гаек стали именно эти сырьевые ресурсы. Нефть является основным экспортным товаром для России, и вкупе с золотом она составляет львиную долю финансирования федерального бюджета РФ. Логика здесь простая: меньше денег в бюджете — меньше средств он может выделить на финансирование военной операции на Украине. Западные лидеры, однако, не видят в этой логике дыры, которая сводит новые ограничения на нет: уменьшение доходной части бюджета совсем не означает сокращения его расходных статей по разделу «оборона» — просто правительство РФ может перераспределить в его пользу оставшиеся средства из каких-то гражданских статей.

В той же степени антироссийские санкции аукаются на экономиках стран, их вводящих, а также и вовсе непричастных к противостоянию Москвы и Запада (в частности, стран Африки, которым угрожает голод из-за прекращения поставок зерна из России и Украины). Это является одной из причин, по которым западные лидеры взвешивают все за и против новых рестрикций на аптекарских весах.

Поэтому президент США Джо Байден всё воскресенье повторял как заклинание на все лады, что альпийский саммит должен подтвердить единство «семерки» в антироссийских подходах, а не разрушить его.

Нам надо быть уверенными в том, что мы продолжаем действовать сообща. Нам надо продолжать совместную работу по борьбе с экономическими вызовами и суметь пройти через трудности вместе. Ведь Путин как раз и рассчитывает, что мы здесь все, в НАТО и G7, разругаемся, — заявил Байден во время беседы с канцлером ФРГ Олафом Шольцем.

Опасения, что новые санкции могут не сплотить, а рассорить страны «семерки», имеют веские основания. По иронии судьбы, чем больше санкций вводится против российских нефтяных компаний, тем сильнее растут их доходы (из-за подорожания нефти). Тем самым равнодействующая западных санкций для бюджета РФ оказывается близкой к нулю и все усилия Запада в этой части превращаются в бег на месте.

Нефть, золото, G7: Запад исчерпал возможности задушить Россию экономическиФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Кроме того, решения G7 еще не означают соответствующих решений Евросоюза. Страны ЕС, за исключением четырех членов «семерки», пока никак не обозначили, что готовы отказаться от российских нефти, газа и золота, как это предложено на нынешней встрече в Альпах. На сегодня ЕС готов запретить импорт российской нефти только по морю и только к концу 2022 года, тем самым давая Москве время для переориентации морских перевозок на другие рынки.

Каким образом инициаторы санкций будут устанавливать эту предельную цену, пока неясно, сказал NEWS.ru эксперт по мировой энергетике Вячеслав Кулагин.

Цифру, конечно, возьмут не с потолка, но по какому показателю её будут определять здесь выбор весьма широкий. Можно придумать какую-то формулу или взять уровень цен, при котором продажа нефти будет не выше себестоимости её добычи. Либо чтобы при этих ценах доля нефтегазовых доходов бюджета РФ не превышала какого-то процента и т. д. То есть вопрос не в том, какую цену установить. Вопрос в том, как заставить покупателей, не являющихся членами G7 и их союзниками, на такие условия пойти.

Вячеслав Кулагин директор Центра изучения мировых энергетических рынков​​

Технически ввести верхний предел цен, по которым Россия может продавать энергоносители за рубеж, предлагается через довольно длинную и неочевидную цепочку: введение штрафов для компаний, страхующих российские танкеры, если те будут перевозить сырье, проданное по ценам выше установленного потолка.

Нефть, золото, G7: Запад исчерпал возможности задушить Россию экономическиФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

По факту это касается единственной компании (точнее, группы компаний) в мире — лондонской International Group of Protection and Indemnity Clubs. Эта группа занимает 95% мирового рынка страхования нефтеналивных судов. Но даже этот «комариный укус» еще потребуется согласовать с OPEC, говорит Вячеслав Кулагин.

Россию, по сути, принуждают демпинговать на нефтяном рынке. Поскольку не существует изолированного российского, арабского, канадского рынков нефти, принудительное ограничение цен на её поставки из одной страны вынудит остальных игроков принимать меры для поддержания цен: например, сокращать добычу. Это диаметрально противоположно тому, чего та же «семерка» добивается от ОPEC. Поэтому намерения ослабить таким образом Россию на данный момент не более чем декларация о намерениях; G7 придётся вести трудные переговоры с ОРЕС+ без каких-либо гарантий на то, что страны-экспортеры согласятся жертвовать своим благополучием ради геополитических выгод Запада.

Вячеслав Кулагин директор Центра изучения мировых энергетических рынков​​

Во многом аналогичная картина складывается с отстранением РФ от мирового рынка золота, на котором та занимает 5% (в 2020 году Россия была на нем вторым по величине продавцом, и её выручка составила $19 млрд). При этом из каждой тонны русского золота 900 кг покупали именно страны, входящие в G7.

Нефть, золото, G7: Запад исчерпал возможности задушить Россию экономическиФото: shutterstock

Британский премьер-министр Борис Джонсон подчеркивает, что такая мера «напрямую ударит по российским олигархам» (хотя последние многократно заявляли, что не имеют рычагов влияния на Кремль) и ни в малейшей степени не поможет «уморить голодом режим Путина». Намерение Джонсона отказаться от закупки русского золота можно сравнить с решением сесть на голодную диету: 90% всего экспорта этого драгметалла идет именно в Великобританию. Это в 17 тысяч раз (!) больше, чем в США (по данным 2020 и 2021 годов).

Новые санкции к тому же имеют существенную дыру даже в предложенном Марио Драги проекте: в части газа они касаются только топлива, поставляемого в Европу через трубопроводы, но не затрагивают поставки сжиженного газа (тем самым не давая США стать монополистами в этом сегменте). На прошлой неделе «Газпром» по собственной инициативе сократил объемы поставок газа в Европу на 60% — официально, по причине ремонта оборудования. Но тем самым Россия дала европейцам возможность провести «тест-драйв» условий, в которых им придется жить предстоящей зимой без российского голубого топлива.