Ливийская политика России запутаннее, чем сирийская: там кадровые военные и ЧВК играют в одной команде с Дамаском, планомерно усиливая фигуру Башара Асада, здесь же — кураторы ЧВК заигрывают с разными центрами силы, а наёмники не только действуют на стороне Халифы Хафтара, но и выполняют роль инструмента давления на самого самоназванного фельдмаршала.


Не менее 14 военных самолётов российского производства — Су-24 и МиГ-29 — могут находиться в Ливии. Об этом заявил официальный представитель Пентагона Джонатан Хоффман на брифинге, последовавшем за заявлением Африканского командования ВС США (AFRICOM), в котором военные обвинили РФ в развёртывании истребителей для поддержки российских частных военных подрядчиков. В AFRICOM отметили: самолёты на российской авиабазе ​​Хмеймим в Сирии были перекрашены для маскировки, а позже переброшены в Ливию в сопровождении истребителей Су-35 ВКС РФ.

Данные Пентагона подтверждаются из других независимых источников: при перегоне МиГ-29 в Сирию была использована иранская база Хамадан, а на спутниковых снимках коммерческих компаний несколько дней назад зафиксирован МиГ-29 на авиабазе Эль-Джуфра и, предположительно, похожие на Су-24 авиамашины в лёгких укрытиях — в районе Аль-Хадим.

Ранее, несмотря на отрицание Москвы, появились многочисленные фотодоказательства вывода из города Тархуна российских наёмников (в РФ деятельность ЧВК считается нелегальной) на аэродром Бен-Валид: оттуда они были переброшены в район Эль-Джуфра — на самолётах Ан-32 и автомобильными колоннами. В составе машин, по свидетельствам местных, находилось до четырёх ЗРПК «Панцирь-С1» (модификация на базе КамАЗ-6560), которые, по некоторой информации, были арендованы у сирийских вооружённых сил.

Хотя эти силы действуют в интересах самоназванного фельдмаршала Халифы Хафтара, российская позиция по Ливии остаётся невнятной: официальная Москва на протяжении последних лет подчёркивает, что придерживается равноудалённой позиции в противостоянии Тобрука и Триполи. Российские бизнес-структуры конкурируют между собой, поддерживая командующего Ливийской национальной армией Хафтара, спикера ливийской Палаты представителей Агила Салеха, сына Каддафи Саифа аль-Ислама или вовсе главу правительства национального согласия (ПНС) Ливии Фаиза Сараджа. Учитывая, что главными спонсорами Хафтара являются Египет и ОАЭ, есть все основания подозревать: услуги российских частных подрядчиков оплачивает не столько сам Хафтар, сколько Эмираты. При этом бойцы ЧВК покинули расположение не по приказу Хафтара, а из-за отступления ЛНА на всех фронтах.

Сергей Булкин/NEWS.ru

27 апреля во время встречи с восточными ливийскими племенами Агила Салех Исса заявил, что в присутствии российских политических советников в Ливии нет никакого секрета. Он признал, что именно они оказали ему поддержку после того, как Хафтар провозгласил, что ЛНА берёт в свои руки управление всеми подконтрольными ей территориями. Более того, российский МИД тогда осудил слова Хафтара о единоличном правлении, а якобы анонимные источники в госагентствах поддержали позицию Агила Салеха и назвали её сбалансированной.

26 мая — сразу после заявления AFRICOM — появились сообщения о том, что глава МИД РФ Сергей Лавров и председатель Палаты депутатов Акила Салех подчеркнули бесперспективность попыток силового решения ливийского кризиса.

По мнению эксперта Российского совета по международным делам Кирилла Семёнова, без наёмников у Хафтара дела идут совсем плохо, он вынужден поддаваться давлению. В нынешних условиях Москва может вполне «отыграться» на Хафтаре за его январский демарш, когда он, вероятно, по звонку из ОАЭ отказался подписывать соглашение о перемирии, подготовленное Россией и Турцией.

Россия послала Хафтару сигнал: военное правление в Ливии неприемлемо, и теперь, видимо, намерена и дальше пытаться продвигать «план Салеха», к подготовке которого причастна. Отвод наёмников из-под Триполи и Тархуны — это одно из проявлений недовольства Москвы. То есть российская сторона здесь могла оказать давление на Хафтара, чтобы он, наконец, начал отвод сил от Триполи. Именно это и было основным условием Сараджа для запуска переговоров, которое он озвучивал в Москве.

Кирилл Семёнов

руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития и эксперт Российского совета по международным делам

В этой логике поставки самолётов не показатель: никто ЛНА без поддержки оставлять и не собирается, ведь наёмники, очевидно, перебазировались на новые позиции в Эль-Джуфра и Сирте, добавляет Cемёнов. Речь идёт о прекращении «битвы за Триполи» и возвращении к диалогу, но не о сдаче ПНС той же Эль-Джуфры или «нефтяного полумесяца», а потому самолёты и наёмники Хафтару могут понадобиться.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен