16+

Инцидент с Ил-20 совпал с прогрессом по Идлибу

Путину и Эрдогану удалось договориться о судьбе провинции
06:43, 18 сентября 2018
Фото: imago stock&people/Global Look Press

Идлибский меморандум, который удалось согласовать президентам России и Турции Владимиру и Путину и Реджепу Тайипу Эрдогану в Сочи, будет поддержан официальным Дамаском. В этом заверил российский лидер. Впрочем, создание демилитаризованной зоны в сирийской провинции, ставшей едва ли не последним оплотом умеренной оппозиции в Сирии, не снимает проблемы военных провокаций как со стороны разношёрстных правительственных сил, так и со стороны радикальных формирований, также остающихся в Идлибе. Трагический инцидент с российским Ил-20, произошедший спустя считаные часы после встречи в Сочи, служит лишним доказательством хрупкости того баланса сил, который сложился в Сирии.


«В целом данный подход поддерживается руководством Сирийской Арабской Республики», — заявил Владимир Путин, рассказывая на итоговой пресс-конференции в Сочи о результатах договорённостей по провинции Идлиб. Он также добавил, что «в ближайшее время мы проведём с сирийским руководством дополнительные консультации». Сами итоги встречи с турецким коллегой глава российского государства назвал «серьёзными». Из слов Путина следует, что РФ и Турции удалось договориться о создании вдоль линии соприкосновения вооружённой оппозиции и правительственных сил в Идлибе демилитаризованной зоны шириной 15—20 км, которую будут патрулировать как российская военная полиция, так и группы турецких военных. Её формирование должно быть закончено к 15 октября. К этому времени Путину, возможно, предстоит встреча с лидером Ирана Хасаном Рухани.

«Оппозиция, которая контролирует эти территории, продолжит оставаться там. Но вместе с тем совместно с Россией мы приложим все усилия, чтобы устранить все радикальные группы с этих территорий», — параллельно сообщил турецкий лидер. Боевики радикальной группировки «Хайят Тахрир а-Шам», в которой в 2017 году растворились остатки запрещённой в России «Джебхат ан-Нусры», будут выведены за пределы Идлиба, сообщил в свою очередь Путин. По предложению Эрдогана, к 10 октября из мятежной сирийской провинции будут также выведены тяжёлое вооружение, реактивные системы залпового огня, танки и минометы, принадлежавшие группировкам умеренной оппозиции. Российской-турецкий план, который, судя по всему, уже можно считать окончательным, предполагает восстановление транзитного сообщения по трассам Алеппо — Латакия и Алеппо — Хама. Это должно случиться не позднее конца 2018 года.

Выведение отрядов радикальных боевиков ставит вопрос об их дальнейшей судьбе. Не исключено, что они будут эвакуированы в буферную зону под наблюдение умеренной оппозиции — «Национального освободительного фронта» и «Национальной сирийской армии», которые плотно взаимодействуют с Анкарой. Впрочем, договорённости Москвы и Анкары не являются свидетельством того, что силовых операций в Идлибе не будет. Так, нетрудно предположить, что будет произведена ликвидация членов радикальных формирований, которые откажутся выполнять пункты российско-турецкого меморандума по Идлибу. Политическая судьба оставшихся в живых представителей оппозиции пока туманна.

Открытым остается вопрос и о возможных провокациях как со стороны разношёрстных отрядов, сражающихся на стороне официального Дамаска, так и со стороны «Хайят Тахрир аш-Шам». Ширина демилитаризованной зоны заставляет сомневаться в том, что до мятежной провинции не долетят возможные снаряды, выпущенные с территорий, контролируемых правительственной армией. Важные транспортные артерии, которые проходят через территорию этой провинции, и, за которые, по-видимому, возьмёт на себя ответственность турецкая сторона, также находятся под угрозой возможных обстрелов со стороны тех противников официального Дамаска, которые могут не согласиться с сочинским меморандумом. То, как хрупок баланс сил в Сирии, иллюстрирует пропажа над Средиземным морем российского Ил-20 с 14 пассажирами на борту.

Главный вопрос, конечно, заключается в том, насколько эти договорённости устроят Башара Асада. Принять-то он их может, даже будет вынужден, но в его же силах — попытаться их сорвать, потому что в случае успешной борьбы Турции с радикалами нельзя исключать и установления полного турецкого протектората над Идлибом. Важным представляется вопрос, чьё в итоге будет небо над Идлибом? Если Турции,под предлогом борьбы с радикалами, удастся «открыть» для себя воздушное пространство над Идлибом и «закрыть» его для Асада, сохраняя это положение, как это было по итогам операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», то можно будет говорить о том, что шансы на проведение идлибской операции минимальны. Пока же ВКС РФ и ВВС САР могут свободно действовать над Идлибом, и угроза военной операции будет сохраняться.

Кирилл Семёнов

руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам
Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2