В 1897 году некий журналист связался с американским сатириком Марком Твеном, чтобы выяснить, правдивы ли сообщения о его серьёзной болезни или даже смерти. Твену было уже за 60, возраст давал о себе знать, но прожил он ещё целых 13 лет. Вот что он сказал тогда журналисту: «Не знаю толком, откуда взялись сообщения о моей болезни. Я даже слышал из авторитетных источников, что я уже мёртв. Джеймс Росс Клеменс, мой двоюродный брат, был серьёзно болен в Лондоне две или три недели тому назад, но сейчас он поправился. Сообщение о моей болезни появилось из-за его болезни. Сообщение о моей смерти было преувеличением».


США, их союзники и глобалистские амбиции Вашингтона сталкиваются со всё более серьёзными вызовами во всём мире, точно так же, как аналогичные планы и надежды многих других государств. Уже раздаются голоса, предсказывающие закат Америки, смерть демократии, конец владычества Запада, крах мирового порядка... Но нам всё-таки кажется, что авторы подобных заявлений сильно торопятся.

Ошибка таких мыслителей в том, что они смешивают несколько разных процессов. Одни из них представляют общие тенденции вроде бунта популистов в Америке и других западных демократиях, непреходящей расово-религиозной напряжённости в мире в целом и в США в частности, сокращения доли стран G7 в мировой экономике и расширения доли крупных развитых экономик, а также неизбежной эволюции международной системы, всё дальше отходящей от однополярности периода после холодной войны и приближающейся к ещё не вполне сформированной конкурентной многополярности. Другие — текущие события вроде часто неэффективных и без нужды задиристых внешнеполитических шагов администрации Трампа, продолжающихся конфликтов в Сирии, Ливии и других странах и распространения по всему миру COVID-19. Хотя эти процессы взаимодействуют на разные лады и способны заряжать друг друга отрицательной энергией, они не схожи между собой: у каждого свои причины, последствия и история развития, и все они разнятся от страны к стране.

Пол СондерсПол Сондерсvaldaiclub.com

Другая ошибка тех, кто видит всё вокруг в самом мрачном свете, состоит в том, что они полагают, будто нынешняя ситуация будет длиться (и становиться всё хуже) до бесконечности, пока всё окончательно не рухнет. Но они не учитывают реальностей истории и политики. Во-первых, хотя общие тенденции могут оказывать значительное влияние, многое зависит и от самих людей. Например, Америка и остальной мир, наверное, выглядели бы сейчас иначе, если бы президентом стал не Дональд Трамп. То же самое, видимо, можно будет сказать об Америке и мире, когда Трамп со временем покинет свой пост. Во-вторых, ни история, ни политика не развиваются строго линейно. Напротив, они часто цикличны или следуют окольными путями, ибо люди реагируют на случившееся и одновременно пытаются сообразить, что делать дальше. Популизм в прошлом был явно циклическим явлением.

Наконец, полное право влиять на развитие этих процессов имеют граждане западных демократий. Поскольку почти все они предпочитают политическую стабильность и экономическое процветание политическому краху и экономическому упадку, следует ожидать, что большинство членов западных обществ постараются найти новые, основанные на консенсусе подходы, которые помогут ответить на стоящие перед ними вызовы. Поскольку ни один чиновник или группа чиновников не может навязывать другим свои решения, всё это займёт какое-то время. Но пока суд да дело, события могут показаться хаотичными, а будущее — безнадёжным.

Третья ошибка таких аналитиков — это тенденция делать всеобъемлющие обобщения на основе недостаточных данных. Один из самых распространённых недавних примеров подобного рода — это попытка прийти к выводам о великодержавном будущем Америки, отталкиваясь от горького опыта борьбы с COVID-19 в Нью-Йорке. Параллельно для сравнения приводится история противостояния пандемии в Китае. Последнее вызывает особенно большие сомнения, так как Китай и Нью-Йорк имели дело с разными штаммами COVID-19. Неоднократно сообщалось, что инфекция, распространившаяся в Нью-Йорке, была занесена туда из Европы в виде мутировавшего и более опасного вируса, и этот факт пришлось признать даже китайским исследователям.

Наконец, какие бы проблемы ни стояли перед США и странами Запада, они не единственные государства, испытывающие серьёзные внутриполитические трудности. У главных соперников Америки — Китая и России — свои собственные проблемы. Китайским лидерам постоянно приходится думать о том, как создать рабочие места для миллиарда с лишним проживающих в стране человек, которых к тому же надо обеспечить жильём и услугами системы здравоохранения, а также чему-то обучить. В 2017 году представитель Министерства труда Китая заявил, что государству нужно создавать 15 миллионов новых рабочих мест ежегодно. В прошлом китайские лидеры решали эти проблемы за счёт масштабных государственных трат и кредитования, которые выдерживала (или не выдерживала) казна. Но эта практика резко сократилась после финансового кризиса 2008–2009 годов, в результате чего сумма заёмных средств в 2019-м уже превышала 6% ВВП, а это означает, что теперь Пекин скорее забирает деньги у секторов экономики, чем даёт им взаймы. Между тем китайцы всё больше тешат себя ожиданиями: людям хочется вкушать плоды экономических, политических, социальных, экологических и других достижений своей родины, но в то же время население стремительно стареет, что в перспективе, по мнению наблюдателей, лишь увеличит нагрузку на бюджет и экономику.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Хватает проблем и у России. В 2018 году президент Владимир Путин заявил: «Технологическое отставание, зависимость означают снижение безопасности и экономических возможностей страны, а в результате — потерю суверенитета. Именно так, а не иначе обстоит дело». Хотя далее он поделился планами по преодолению этой проблемы, констатировав, что для того чтобы «идти вперёд, динамично развиваться, мы должны расширить пространство свободы, причём во всех сферах, укреплять институты демократии, местного самоуправления, структуры гражданского общества, судов, быть страной, открытой миру», и что «следует убрать всё, что позволяет нечистоплотным, коррумпированным представителям власти и правоохранительных органов оказывать давление на бизнес», России придётся основательно потрудиться, чтобы не отстать от США, Китая и ЕС, даже если ей удастся полностью раскрыть свой потенциал. Главная проблема заключается в том, что размер экономики РФ составляет примерно одну пятую от размера трёх упомянутых экономик по паритету покупательной способности и приблизительно одну десятую, если производить расчёты на основе обменного курса валют. Имея население численностью в одну десятую населения Китая, в одну треть населения ЕС и в одну вторую населения США, Россия, чтобы конкурировать с тремя ведущими экономиками мира, будет вынуждена добиваться исключительно высоких темпов экономического развития на долгосрочную перспективу и небывалого роста производительности труда.

Но ничто из вышесказанного не преуменьшает прошлых и нынешних неудач Америки; все дела человеческие по сути своей несовершенны, ибо несовершенны сами люди, а США в этом отношении ничем не лучше и не хуже других стран. Впрочем, они отличаются высокой степенью транспарентности, которая позволяет быстро обнаружить несовершенства. Не стремимся мы преуменьшить и трудности, которые уготованы Штатам и мировой системе в целом ввиду обострения конкуренции и сворачивания сотрудничества по COVID-19, изменения климата и других глобальных проблем. Однако важно помнить следующее: растущая конкуренция в среде ведущих мировых держав безжалостно обнажит несовершенства каждой отдельной страны и её системы взаимодействия с другими государствами. Быстрота реагирования, с которой каждая страна и общество признает, возьмёт на заметку и исправит такие несовершенства, станет одной из самых мощных сил, влияющих на характер их соперничества и будущее устройство мира. С этой точки зрения грядущие десятилетия будут гонкой на время между усугубляющимися проблемами и вырабатываемыми решениями как внутри государств, так и в отношениях между ними. Ситуация опасная, но и прошлое было опасным ничуть не в меньшей степени.

Автор: Пол Сондерс, эксперт клуба «Валдай», председатель и президент Проекта реформирования энергетических инноваций (Energy Innovation Reform Project), старший научный сотрудник Центра национальных интересов

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен