Владимиру Путину вновь пришлось на практике применить прекрасное знание немецкого языка. В ходе интервью австрийской телекомпании ORF журналист так торопился задавать вопросы, что совершенно не оставлял шансов президенту вставить хоть слово. Если бы не виртуозность российского лидера, то ответов не было бы совсем.

Армин Вольф с пулемётной скоростью выдавал свои вопросы, иногда даже не делая попыток выслушать ответ российского лидера. В результате самой частой фразой Путина стала «Дайте же мне сказать».

Однако Путин за словом в карман никогда не лез и известен своей способностью ловко осадить любого наглеца. А уж австрийскому журналисту, где говорят по-немецки, президент пару ласковых вставить вполне мог. Главное было — суметь прервать поток сознания vis-a-vis.

«Seien Sie so nett, lassen Sie mich etwas sagen», — сказал президент. Что в переводе означает: «Будьте добры, позвольте мне сказать».

Тем более что сказать было что. Вольф с фрондирующей прямотой задавал российскому лидеру вопросы, которые, по мнению западного человека, должны были его как минимум смутить. Угу. Смутишь Путина.

— Ваш повар Пригожин создал фабрику троллей и пытается влиять на выборы во всём мире...

— В странах объединённого Запада всё настолько низко пало, что ресторатор может повлиять на внутреннюю политику?

И посоветовал пообщаться с самим Пригожиным.

Владимир ПутинФото: kremlin.ruВладимир Путин

— Но вы же его знаете!

— Я много кого знаю в Петербурге.

И привёл в пример Сороса, от которого всеми руками и ногами открещивается Госдеп США, но при этом известно, что он лезет во все политические щели по всему миру. Теперь вот и еврозону собрался раскачивать.

Навальный — клоун. И вот почему: его поддерживают всего один-три процента населения.

— Нам нужны люди с позитивной повесткой дня, — сказал Путин.

Не смутился и вопросу о сбитом над Донбассом «Боинге»: «Как можно обвинять, если даже слова вставить не дают? Нас совсем не слушают и наши аргументы в расчёт не принимают».

И опять: «Дайте мне сказать, иначе у нас будет не интервью, а монолог только с одной стороны — вашей».

Что касается Крыма, то не существует таких условий, при которых полуостров может вернуться в состав Украины. Точка.

Чуть позже Вольф напишет в своём блоге, что Кремль никак не ограничивал его в темах и никак не вмешивался в процесс их формирования, поэтому он собрал самые острые вопросы. Тем более что канал ORF просил Владимира Путина об интервью уже давно и неоднократно. По словам журналиста, президент был корректен и вежлив, говорил чётко. По задумке австрийца, он должен был спровоцировать российского лидера на спор. В результате большую часть времени слышал вежливое: «Секундочку, не торопитесь».