19 мая, в день 100-летия пионерской организации, в Госдуму был внесен законопроект о создании общероссийского движения детей и молодежи «Большая перемена». Авторами инициативы выступили представители всех политических фракций и несколько сенаторов из Совета Федерации. Наблюдательный совет движения, предположительно, возглавит Владимир Путин.

Согласно положениям законопроекта, участниками движения могут быть школьники в возрасте от шести лет, а также учащиеся техникумов и колледжей. Членство будет добровольным. Среди целей проекта его авторы называют содействие проведению государственной политики в интересах детей и молодежи, участие в воспитании детей, их профессиональной ориентации и подготовку молодого поколения к полноценной жизни в обществе.

Включая формирование их мировоззрения на основе традиционных российских духовных и нравственных ценностей, — подчеркивают авторы законопроекта.

Нина Останина, член фракции КПРФ и один из авторов инициативы, считает, что новое движение сможет унаследовать лучшие черты пионерской организации. 

Основная задача этого закона — воплотить в новом движении всё лучшее, что было в пионерии, — поделилась с NEWS.ru Нина Останина. — Смысл внесения законопроекта в день 100-летия пионерской организации именно в этом, для нас это принципиально важно. У нас других примеров, кроме пионерии и комсомола, просто нет. И сегодня это, если хотите, политический, социальный заказ, и очень хорошо, что власть это услышала. Мы должны объединить детей идейно, я думаю, что следующим шагом будет возвращение идеологии в Конституцию».

Останина подчеркнула, что идеи патриотизма должны воспитываться в детях с самого младшего возраста. «Это будет широкая, демократичная организация, независимая от толщины кошелька родителей, достаточно будет пионерского галстука», — подводит итог депутат Госдумы.

Однако не все официальные лица разделяют надежды коммунистов. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков поспешил заверить, что к пионерской организации новое движение не будет иметь никакого отношения.

Дмитрий ПесковФото: Сергей Булкин/NEWS.ruДмитрий Песков

В последние дни очень много было вопросов и ко мне, и к моим коллегам о возрождении так называемой новой пионерии и так далее. Нет, никто никакие пионерии, никто никакие организации возрождать не собирается, — подчеркнул Песков.

Удержать в рамках патриотизма

«Большая перемена» не первая попытка власти возродить в России массовое молодежное движение, лояльное власти. В 2015 году создать аналог пионерской организации пробовали на базе «Всероссийского движения школьников». Его цели практически полностью повторяют те, что прописаны в новом законопроекте. Продолжает существовать всероссийское военно-патриотическое общество «Юнармия», основанное министром обороны Сергеем Шойгу. В нулевые годы функцию воспитания патриотов несло на себе движение «НАШИ». А под брендом «Большая перемена» уже два года работает конкурсная площадка для талантливой молодежи. Однако ни одна из этих организаций пока не стала по-настоящему массовой и популярной среди подрастающего поколения.

По данным недавнего опроса ВЦИОМа, 67% россиян считают, что школа должна воспитывать патриотизм. Правда, чем моложе респонденты, тем этот процент ниже. Так, среди недавних школьников (18–24 года) такой ответ дали всего 46%. Тогда как среди старшего поколения за патриотическое воспитание высказались 75% опрошенных.

Алексей Макаркин, политолог и вице-президент Центра политических технологий, считает, что скепсис молодежи в отношении патриотизма связан с отсутствием у него опыта патриотического воспитания и глубокой интеграцией в мир глобальной рыночной экономики.

В конце 80-х годов патриотическое воспитание не спасло Советский Союз, — рассказал NEWS.ru Алексей Макаркин. — Тогдашняя молодежь, прошедшая через пионерию, комсомол, воспринимала это как рутину, ей это надоело. Но дальше произошла интересная вещь: когда те же самые люди это утратили, они начали по этому поводу тосковать. И чем дальше, тем сильнее. Но тем временем подросло новое поколение, которое не получило патриотического воспитания. Они выросли в рамках концепции воспитания квалифицированных потребителей, которые умеют действовать в условиях рыночной и сервисной экономики. Им просто не по чем тосковать, у них нет подобного опыта.

По мнению Макаркина, сегодняшние попытки государства воссоздать системы патриотического воспитания связаны с попыткой «не упустить» новое поколение.

Пионерия возвращается: власти снова озаботились детским патриотзмомФото: Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

Власть исходит из того, что предыдущие поколения уже упущены — у них уже другие идеалы и кумиры; и сейчас, когда эта большая поколенческая проблема стала очевидной, пробуют наверстать упущенное, — считает политолог.

Успех нового движения будет определять способность его организаторов совместить в себе идеологическое воспитание с возможностями самореализации школьников, утверждает политолог. В качестве примера Макаркин вновь обратился к опыту пионерской организации: «комсомол и пионерская организация пытались с этим работать, там были и кружки „Юный техник“, и огромное количество других кружков при Домах пионеров, которые давали ребятам возможность реализоваться, может быть, подготовиться к спортивной карьере». Однако, подчеркивает политолог, сегодня молодежь другая и старыми советскими кружками её уже не удовлетворить.

Пионерия в замкнутом пространстве

Массовые организации в Советском Союзе, начиная от октябрят и пионеров до комсомола, женских и профессиональных организаций, позволяли государству контролировать свое население. Однако, помимо функций контроля и пропаганды, они давали своим членам достаточно эффективные инструменты социальной адаптации и часто служили «социальным лифтом».

Детско-юношеские движения с их кружками, секциями и социальными проектами формировали модель «взрослой жизни» советского гражданина. Пионеры помогали пенсионерам и ветеранам войн, собирали металлолом и макулатуру, участвуя тем самым в промышленном развитии страны. Членство в пионерии включало подростков в общую социальную и трудовую систему в стране. НИИ, военные, строительные бригады, милиция и заводы осуществляли «шефство» над школами и помогали учащимся, октябрятам и пионерам буквально во всем: от хозяйственных работ до подготовки по профильным дисциплинам. В свою очередь, наработанные в пионерские годы связи и социальные навыки в дальнейшим помогали ребятам продвинуться по карьерной лестнице. Такая системная включенность в социальную ткань общества позволяла вписать молодые поколения в господствующую систему ценностей и взглядов. Молодежь разделяла их не только благодаря «промывке мозгов», но и потому что чувствовала, что общество дает им нечто важное в ответ.

По мнению Алексея Макаркина, сегодня социальная мобильность для молодежи не очень важна. Дети больше ориентированы «на развлечения», а не на построение карьеры.

Вопрос, как совместить эти развлечения с патриотизмом, а что касается вертикальной мобильности, то большинство школьников об этом не очень думает, у них об этом самые общие представления, — считает политолог.

Однако проблема в том, что в современной России социальные лифты действуют очень слабо. И членство в молодежных организациях почти не вносит вклад в решение этой проблемы. Все прежние провластные молодежные организации служили инструментом идеологического контроля, но мало что давали своим рядовым участникам.

Пионерия возвращается: власти снова озаботились детским патриотзмомФото: Артём Соболев/NEWS.ru

Сможет ли «Большая перемена» исправить этот недостаток или же оно повторит траекторию своих предшественников, мы увидим в ближайшее время. Вместе с тем многие эксперты указывают, что корни неудач государства в работе с молодежью лежат не в сфере молодежной политики как таковой, а в общих недостатках отечественной системы образования.

Из-за недостаточного финансирования, высокой нагрузки и низких зарплат учителя не имеют сил на то, чтобы заниматься работой с молодежью, — рассказал NEWS.ru председатель профсоюза «Учитель» Юрий Варламов. — И я думаю, что у всех этих движений нет достаточных инструментов и кадров, которые могли бы такую работу выполнять; у нас есть только один институт, который пригоден, чтобы вести массовую работу с молодежью — это система образования: школы, университеты и т. д. Если бы действительно речь шла о том, чтобы построить грамотную молодежную политику, надо было направлять ресурсы туда и освобождать время для такой работы настоящим профессионалам, которые понимают, как это делать.