Переговоры по стратегической стабильности между Россией и США, а также Россией и НАТО зашли в тупик. По их завершению пошла «эскалация слов» и взаимных угроз. Иной раз создаётся впечатление, что мы стоим на пороге войны.


Представители МИД РФ, пытаясь найти хоть какую-то толику оптимизма в происходящем, уверяют, что, мол, «нас выслушали», хотя раньше слушать не хотели. Впрочем, из российской политической практики мы знаем, что выражение «я вас услышал» часто синонимично более известному выражению «а Васька слушает, да ест».

Формально теперь Москва ждёт, что США и НАТО «положат на бумагу» свои реакции на предложения по гарантиям безопасности, и этих встречных предложений Кремль ожидает уже в ближайшие дни. Как заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в интервью СNN 16 января, мы не намерены вести переговоры ни год, ни даже месяц. Ответ нужен немедленно. Тут самое таинственное и пока неопределённое таится за вопросом «А то что?». Москва ведь пока никак не конкретизирует свои угрозы.

Если какая-то статья наших предложений им не подходит, пусть объяснят почему и напишут на бумаге. Если подходит с поправками, пусть делают эти поправки тоже в письменном виде. Если хотят что-то исключить или добавить, аналогичная просьба — напишите, пожалуйста, на бумаге, — требует уже Сергей Лавров.

Но пока по всем ключевым вопросам, поставленным Москвой в обнародованных МИД 17 декабря проектах договоров, от Запада получен однозначный и жёсткий отказ. Это касается как юридических гарантий со стороны НАТО о неприёме новых членов, так и требования Москвы откатить инфраструктуру Альянса на позиции 1997 года, а также целого ряда других пунктов, которые российское руководство считает принципиальными и от которых не намерено отступать ни на шаг. США и их союзники в принципе готовы вроде бы перевести все эти споры в плоскость предметных переговоров о контроле за вооружениями, о сокращении военной активности близ границ, о повышении мер доверия, сокращении масштабов учений, полётов авиации близ границ и т. д. И даже о частичном возврате к Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (из которого Америка вышла при Трампе, а затем вышла и Россия) в части неразмещения таковых в пределах досягаемости территории друг друга.

На пороге войны?facebook.com/NATO

Однако Россия категорически не хочет переходить на такой формат, добиваясь уступок по ключевым для себя вопросам, не без оснований заявляя, что перевод в такую плоскость может оказаться «забалтыванием» ключевого вопроса о продвижении НАТО и его военной инфраструктуры к границам России. Именно это, а особенно экспансия военной инфраструктуры уже и на территорию Украины ещё до всякого её принятия в Альянс названо Москвой теми самыми красными линиями, пересекать которые она не позволит.

Нынешняя не совсем ожидавшаяся ещё недавно пауза — примерно на неделю, в течение которой Москва будет ждать письменного ответа по пунктам на свои бескомпромиссные предложения, — может стать временем, когда Кремль примет окончательное решение относительно тех ответных действий, на которые он намекал в случае отказа со стороны Запада. Пока кроме общих фраз о создании контругроз для США никакой конкретики со стороны российских официальных лиц не прозвучало. Правда, звучали вполне недвусмысленные намёки (на уровне заместителей министра иностранных дел РФ) на то, что в случае отказа Киева следовать Минским соглашениям, а также в случае отказа НАТО давать юридически обязывающие гарантии безопасности Москве она не будет брать на себя обязательства по гарантиям безопасности уже для самой Украины.

Прочие гадания экспертов на тему возможных «контругроз» со стороны России строятся вокруг признания ЛНР и ДНР, оказания им военной помощи в связи с началом военной операции в Донбассе, а также размещения ударных вооружений близ границ США. Прозвучало даже предположение (замглавы МИД Сергей Рябков его сознательно не опроверг, нагнетая ещё больше таинственности), что ракеты могут появиться на Кубе и в Венесуэле. Это стало бы «реинкарнацией» Карибского кризиса 1962 года, когда СССР и США были на шаг от ядерной войны.

Хотя такую вероятность вряд ли можно рассматривать всерьёз. Лишь на Кубе размещение ракет ещё имело бы какой-то военный смысл, ведь лететь им от Венесуэлы даже до Флориды — не менее 2 тысяч км (примерно как от нас до Парижа). А средства ПВО со времён Карибского кризиса сильно изменились. Впрочем, и Куба сегодня уже не та. Вряд ли она примет российское подобное предложение, даже за очень большие деньги. Гораздо более реалистичный вариант — размещение ударных вооружений на подводных лодках близ побережья США. Однако прогнозировать возможный ответ на такие действия со стороны ВМС Америки пока трудно. Это может стать ведь и реальным casus belli. Как, собственно, чуть не случилось во времена Карибского кризиса.

На пороге войны?Russian Defence Ministry/Global Look Press

Впрочем, всё равно ни одну из вышеперечисленных угроз пока нельзя считать в такой же степени экзистенциальной для США, в какой Россия считает экзистенциальной угрозой вхождение Украины в НАТО и тем более размещение военной инфраструктуры НАТО на украинской территории. В интервью CNN пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков указал на чрезмерную напряжённость на российско-украинской границе: «Это автоматически создаёт много проблем, что крайне опасно для нашего континента». По его словам, отношения России и НАТО «подошли к красной черте»: «Мы наблюдаем постепенное вторжение НАТО на территорию Украины со своей инфраструктурой, своими инструкторами, запасами оборонительного и наступательного вооружения, обучением украинских военных и тому подобного», — и Москва «не может больше терпеть» такое развитие событий. И будет вынуждена принимать контрмеры в случае дальнейшего расширения альянса.

В свою очередь помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан, пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки и пресс-секретарь Пентагона Джон Кирби постоянно в последние дни муссируют тезис о том, что, дескать, сама Россия может сфабриковать предлог для нападения на Украину. Так, Псаки заявила, что Россия готовит на Украине операцию под «чужим флагом», чтобы появился повод для вторжения. Ей вторит Главное управление разведки Минобороны Украины.

Когда так часто звучат взаимные обвинения в готовящихся провокациях, да ещё на фоне столь раскалённой политически ситуации, осуществленной «провокацией», которая уже и спровоцирует войну, может оказаться практически всё что угодно. Тем более при наличии столь большого числа самых разных игроков со всех сторон, обладающих известной самостоятельностью действий, которые могут быть по-своему заинтересованы именно в силовом варианте.

Замгоссекретаря США Виктория Нуланд, а также генсек НАТО Йенс Столтенберг уверяют, что письменные ответы на предложения Москвы готовятся. Возможно, Вашингтон и Брюссель просто тянут время, опираясь на собственный сценарный прогноз, согласно которому русские если и будут нападать на Украину, то только зимой, а потом их танки увязнут в грязи. Вряд ли, впрочем, ответ Вашингтона, да и НАТО будет отличаться чем-то принципиально новым и содержать какие-то уступки Москве. Та же Нуланд упомянула «18 вариантов» ответов на дальнейшие возможные действия Москвы, что косвенно может свидетельствовать о том, что у Вашингтона пока нет точного представления о том, какие это могут быть действия и на что ему придётся отвечать.

Йенс СтолтенбергЙенс СтолтенбергZheng Huansong/Global Look Press

Судя по всему, дополнительная неделя взята обеими сторонами, не только Москвой и не столько для уточнения своих переговорных позиций, которые выглядят пока несовместимыми, сколько для проработки уже конкретных мер противодействия противнику.

Америка, да и НАТО в целом, конечно, не отправятся в степи Украины, чтобы защищать её от «российской агрессии». Однако поставки оружия резко возрастут. Уже на нынешний год предусмотрено увеличить их объём до 500 млн долларов только по линии США.

Однако «любимое» оружие Дяди Сэма — это всё же санкции. В сенате США сейчас обсуждается законопроект группы демократов во главе с сенатором Менендесом. Там предусмотрены блокирующие (то есть запрещающие всякое с ними общение, блокировку корсчетов, запрет переводов через систему SWIFT и т. д.) санкции против минимум трёх ведущих российских банков из списка в 12 (можно и против всей дюжины), а также против практически всех сырьевых компаний, включая нефте-, газо- и угледобывающие. Предполагаются унизительные санкции против всего высшего российского руководства, включая президента Владимира Путина, с публикацией доклада разведки США об их счетах и имуществе. Существенно расширяются и поводы для санкций: теперь это может стать уже не «вторжение на Украину», как предлагалось ранее, а всего лишь ухудшение положения с точки зрения её безопасности по сравнению декабрём 2021 года или даже кибератака. Причём и то и другое может исходить не от самой России, а от сил, которые она поддерживает на юго-востоке Украины. На эти темы Белый дом будет каждые 90 дней докладывать конгрессу.

Запад во главе США пока не видит оснований уступать России, считая её заведомо слабой стороной, прежде всего, технологически отсталой и несопоставимой с ним по экономической мощи. Однако, судя по всему, в Москве не считают «неприемлемым ущербом» обозначенные Америкой возможные санкции. Россия к ним сегодня гораздо лучше подготовлена, чем в 2014 году. К тому же все до сих пор введённые санкции (и это признают сами США) не нанесли экономике России никакого «неприемлемого ущерба» и никак не изменили курс страны. Новые санкции и с высокой вероятностью последующий за ним полный разрыв России отношений с США ещё сильнее приблизят ситуацию к тому рубежу, когда любые новые ограничения будут уже полностью бессмысленными. В том числе девальвируя это вроде бы грозное оружие в руках Америки.

При этом отрезать Россию полностью от экспорта нефти и газа может оказаться уже как раз тем самым неприемлемым ущербом для всей мировой экономики и прежде всего европейской. Заместить быстро десятую долю всей мировой добычи нефти и треть потребляемого Европой газа будет невозможно. Насколько известно, США уже изучили возможность компенсировать прекращение поставок газа от «Газпрома», увеличив поставки в Европу СПГ. Выяснилось, что на сегодня таких «свободных» объёмов в мире попросту нет.

Сложившаяся на сегодня ситуация по всем поднятым в бескомпромиссной форме Россией вопросам с дипломатической точки зрения выглядит как полный тупик. Даже малейший прогресс невозможен без того, чтобы одна из сторон не пошла на принципиальные уступки. Каковых признаков пока не наблюдается. Вероятно, чтобы переговоры сдвинулись с мёртвой точки, следует дождаться изменения ключевых «заданных параметров». То есть должна созреть (или случиться) во многом уже новая ситуация. Включающая как «адские санкции», с одной стороны, так и военную эскалацию на юго-востоке Украины, с другой, а также материализацию тех «военных и военно-технических угроз по отношению к самой Америке, на которые до сих пор Москва только намекала. Тогда, возможно, обе стороны или одна из них, заглянув в открывающуюся бездну, где маячит перспектива уже ядерной войны, захотят (или захочет) по-новому пойти к переговорам с такими «новыми вводными».

Проще говоря, чтобы стать лучше, ситуация, видимо, станет сначала ещё сильно хуже.