Изначально было понятно, что основные партии не только решали вопросы своего «омандачивания» на местах, но и параллельно подтверждали своё место в политической российской иерархии. Цель «Единой России» была абсолютно однозначной: подтвердить своё доминирование практически во всех региональных законодательных собраниях, что было изначально труднее, чем избрать «своих» губернаторов. Притом, что все они, за исключением, пожалуй, Владимира Уйбы в Республике Коми, баллотировались непосредственно от партии.

КПРФ и ЛДПР бились за позицию главной оппозиционной силы. Коммунисты даже заметно активизировались на новом для них поле — в социальных сетях. Трудность для обоих «группировок» на этот раз заключалась в том, что, если прежде за них зачастую голосовали, что называется, на безрыбье из-за отсутствия графы «против всех», которую, кстати, неспроста обещали вернуть на местных выборах, то теперь в них участвовали новые броские партии, способные и так перераспределить голоса недовольных. Положение компартии осложнялось обидой Кремля, поскольку Геннадий Зюганов сначала обещал нейтрально относиться к конституционному плебисциту, а потом призвал голосовать против. А жириновцы так до конца и не определились, как им отыгрывать арест Сергея Фургала, и надо ли позиционировать себя в качестве жертв преследования режимом.

Новым же партиям надо было просто прорваться в истеблишмент, получив шанс на открытое госфинансирование и прямое участие в будущих парламентских выборах. Фаворитом среди неофитов откровенно выглядели «Новые люди» «косметолога» Алексея Нечаева, которые, по данным ВЦИОМа, вошли в пятёрку ведущих партий (4 + 1) в ряде областей — Калужской, Новосибирской и Рязанской. Нужно было только не «расплескать» приобретённое признание за новизну и активную работу «на земле». В Рязанской области оказались хорошие позиции и у партии «За правду» Захара Прилепина. Видимо, местному губернатору Николаю Любимову дали понять, что его территория открыта для новых сил.

Что же произошло на самом деле?

Прежде всего секретарь Генсовета «Единой России» Андрей Турчак вряд ли повторит своё прошлогоднее восклицание: «"Единая Россия" жахнула на этих выборах всех». При том что в целом партия сохранила свои позиции и контроль за региональными собраниями. Правда, в основном благодаря одномандатникам, которые не всегда шли под партийными знамёнами. Удалось провести и всех партийных губернаторов, включая самых непопулярных. Но тут сработала ставка на низкую явку, прежде всего, в Архангельской и Костромской областях, а также в Пермском крае. Исключение — красивая победа в Ленинградской области губернатора Александра Дрозденко при высокой явке.

Тут уж можно сколько угодно говорить об административном ресурсе, зачистке опасных конкурентов, причудах трёхдневного голосования. Но факт остается фактом: когда население «против», кандидатов партии власти ничего не спасает. Избиратели готовы проголосовать даже за домашнюю хозяйку, как было в Усть-Илимске. Ныне же даже в проблемных для власти регионах Дальнего Востока и Восточной Сибири — в Магаданской и Новосибирской областях, на Камчатке, в Еврейской автономной области партия получает контрольный пакет заксобраний, городских советов и посты губернаторов. Причём речь идёт о солидном отрыве и отсутствии даже тени вторых туров.

День голосования: расчёты и просчётыФото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Главное разочарование ЛДПР — провал в самом перспективном для неё Дальневосточном федеральном округе. Предварительно речь шла о возможности для жириновцев раздуть хабаровскую «искру» и стать абсолютно первой партией в регионе. Но не случилось. Хабаровский край так и остался исключением. Но в целом, судя по всему, либерал-демократы продолжают теснить зюгановцев на позиции ведущей оппозиционной партии.

Коммунисты оказались под сильным давлением: их пятерых кандидатов в губернаторы просто не зарегистрировали. Но даже в Иркутской области с сильными позициями компартии её кандидат набрал в два раза меньше голосов, чем победитель Игорь Кобзев. А ведь там ждали второго тура.

Таким образом, кризис в КПРФ с отсутствием новых ярких лиц и оппортунистической трусоватой тактикой только нарастает.

Ожидаемая сенсация — электоральный «прорыв» партии «Новые люди», которая, по предварительным данным, проходит в заксобрания Калужской, Рязанской и Новосибирской областей. На выборах городского собрания Томска она получает более 15%. Фактически «Новые люди» становятся ведущей партией либерального толка, оставляя за спиной инертную Партию Роста. Можно допустить и слияние на правом фланге, который в последние годы пустовал. И формирование госдумовской фракции, условно представляющей интересы среднего и малого бизнеса. Вот только в некоторых регионах «люди» откусили кусочки традиционного электората не только от «Справедливой России», но и от «Единой». Что, видимо, вряд ли сильно расстроит Сергея Кириенко.

В целом же политическая система не без оговорок, но устояла, а потому сторонникам её кардинальной перезагрузки потребуются дополнительные аргументы.