О росте экономики США назло пессимистам говорят опубликованные во вторник данные американского Министерства труда, согласно которым за прошлый месяц в стране было создано более 370 тысяч новых рабочих мест. NEWS.ru выясняет, что означает этот парадокс: с одной стороны, все аналитики предрекают США самую мощную рецессию (спад или замедление темпов экономического роста) за последние десятилетия, с другой — появляются новые рабочие места, что обычно признак роста экономики.

Данные по рынку труда в США за июнь показывают, что американские работодатели по-прежнему не до конца восстановились после пандемии коронавируса, которая привела к массовому закрытию бизнесов и росту безработицы, она охватила до 20% трудоспособного населения.

Статистика и впрямь удивляет. В июне уровень безработицы в США составил, по данным Минтруда, 3,6%. Это крайне низкие цифры, которые означают, что, по сути, безработных в Америке нет: не работают только те, кто не хочет этого делать.

Июньский доклад является светлым пятном в картине восстановления экономики. Несмотря на опасения надвигающейся рецессии и другие проблемные места, рынок труда упорно движется вверх, — комментирует эти цифры главный экономист агентства Glassdoor Даниэль Жао.

Июньские данные продолжили восходящий тренд, начавшийся в январе 2022 года: за первые пять месяцев в США добавлялось около 470 тысяч новых рабочих мест ежемесячно. То есть последствия пандемии привели в нынешнем году к ситуации, которая прежде была в Штатах просто невообразимой: предложений на рынке труда оказалось куда больше, чем желающих работать. Так, в мае по всей стране оставались незакрытыми 11,3 млн вакансий, что много больше, чем было до начала пандемии COVID-19.

С момента начала президентства Джо Байдена в американской экономике прибавилось 9 миллионов рабочих мест, и её частный сектор полностью восстановился от последствий пандемии. Это важная веха, демонстрирующая как успехи экономической политики нынешней администрации, так и завидную жизнестойкость американского бизнеса, — заявил во вторник глава Минтруда США Мартин Уолш.

Работа на производствеФото: Shutterstock/FOTODOMРабота на производстве

Министр назвал главными локомотивами происходящего роста занятости возвращение к работе тех секторов экономики, которые сильнее всего пострадали от локдаунов: сфера услуг, образование, здравоохранение. Всего за пандемию в США было утрачено 6,8 млн рабочих мест.

Уолш, конечно, приписывает администрации Байдена заслуги, которые той не принадлежат. Просто текущее президентство пришлось на постковидное время, когда американцы, развращенные практикой раздачи «вертолетных денег» в период предыдущей администрации, стали чрезвычайно капризными: предложения о найме, которые до коронавируса разлетались как горячие пирожки, сегодня неделями висят невостребованными.

Это вызвано, во-первых, тем, что сами работодатели, чей бизнес лежит на боку из-за месяцев простоя, не в состоянии пока платить работникам деньги, ради которых даже безработные готовы «двигать телом». Во-вторых, среди этих 11 миллионов вакансий значительную часть составляют работы, которые в США традиционно предназначались маргинальным группам населения и которые (как и все люди) с трудом отвыкают от халявы в виде дармовых соцпособий. Мартин Уолш этот факт тоже отметил в своём докладе от 12 июля.

По этой причине исторически низкий уровень безработицы (самый низкий за 50 лет) никоим образом не свидетельствует о том, что экономика США находится на подъеме. Почти полная занятость — это как румянец на щеках больного малярией: внешний признак здоровья при нарастающем дисбалансе работы организма.

Опасения, что рецессия за углом, несмотря на оптимистические отчеты Минтруда, подкрепляются действиями (реальными и ожидаемыми) Федеральной резервной системы (ФРС), которая ведет себя, с точки зрения ряда экономистов, как слон в посудной лавке. Задача ФРС ясна: снизить инфляцию, которая побила все рекорды с 1981 года, только в мае этого года она выросла на 8,6%. Но, повышая для борьбы с инфляцией процентную ставку, ФРС автоматически сокращает потребительский спрос, то есть снижает обороты тех самых бизнесов, которые подпитывают рост занятости.

Фото: Shutterstock/FOTODOM

Получается ситуация лебедя, рака и щуки. Экономисты с тревогой наблюдают, кто в этом перетягивании каната окажется сильнее, поскольку если ФРС добьется своего, это утянет экономику в отрицательную зону роста. В июне средняя зарплата в США выросла на 5,1% по сравнению с тем же месяцем 2021 года. И хотя это всё равно сильно отстает от инфляции (8,8% в годовом исчислении), в ФРС тем не менее считают, что и такой рост доходов слишком велик, провоцируя спрос, который экономика в ее нынешнем состоянии удовлетворить не может.

Впрочем, в Центробанке США говорят, что резать по живому, может быть, и не придётся, поскольку прирост рабочих мест в июне оказался ниже, чем было четыре месяца подряд до того. Если спрос на рабочую силу снизится сам по себе, это автоматически выполнит задачу балансирования спроса и предложения на потребительском рынке, охладив инфляцию.

Опрошенные NEWS.ru экономисты в целом согласились с тем, что опасения ФРС касательно роста инфляции совершенно обоснованы и риск рецессии в США сохраняется не столько даже вопреки, сколько вследствие бурного роста занятости. Для этого там даже используют специальный термин «техническая рецессия», то есть как бы не столь настораживающая, как простая. Роль играют не абсолютные цифры создания рабочих мест, а то, в каких секторах они создаются, указывает эксперт по мировой экономике Антон Дэль.

Подавляющая часть новых рабочих мест все эти месяцы создается в сфере обслуживания, индустрии развлечений, гостиничном бизнесе и прочих отраслях, не связанных с материальным производством. Соответственно, такая занятость создаёт платежеспособный спрос, но она никоим образом не ускоряет рост товарной массы. Зато нарастание массы денег на руках у населения обгоняет рост предложения, что немедленно отражается на темпах инфляции. Развлечения, туризм и так далее просто не в состоянии связать на себя всю лишнюю денежную массу, которую сами же они и генерируют.

Антон Дэль создатель инвестиционной компании «Дэль Капитал»

Многие экономисты также указывают, что экономика США по своим характеристикам демонстрирует всё больше сходства с экономиками стран третьего мира: как политические, так и финансовые риски отвращают растущее число инвесторов от того, чтобы вкладывать свои средства в американские предприятия. Риски капиталовложений в США среди стран, входящих в ОСЭР (OECD), выше, чем в Турции, Израиле, Мексике и даже Колумбии.

Сотрудники складаФото: Shutterstock/FOTODOMСотрудники склада

Опасения, что рецессия у порога, возникают и в Евросоюзе. В отличие от США факторами риска в еврозоне экономисты называют прекращение поставок энергоносителей из России, что поставило целые сектора промышленности на грань нерентабельности и привело к резкому росту потребительских цен. Хотя по сравнению с США инфляция в еврозоне выглядит скромной (2%), но для ЕС и это очень много — такого во многих странах Европы не видели десятилетиями.

В Британии ситуация тоже оставляет желать лучшего. Например, согласно результатам опроса агентства финансовой информации Bloomberg, риск рецессии в Соединенном Королевстве в ближайшие 12 месяцев составляет практически 50%. Как ожидается, инфляция там составит в последнем квартале 2022 года до 10%, а рост экономики в нынешнем году окажется порядка 3,4%, а в 2023 году —  и вовсе 0,7% — беспрецедентно низкие цифры (для сравнения: в 2021 году британский ВВП вырос на 7,5%).