Мы уже несколько лет слышим, что регби в России развивается большими темпами и набирает популярность. Этот вид спорта продолжает ассоциироваться с Великобританией, Францией и Южной Африкой, но и в России есть свои регбисты, мечтающие и мировой славе и готовые к ней. Мы приехали на тренировку московского «Динамо-Москва», чтобы пообщаться с некоторыми из них, в частности, с капитаном команды Максимом Берцовым, молодым фулбеком Максимом Шевцовым, а также с главным тренером южноафриканцем Риааном ван Стратеном. Они рассказали NEWS.ru об опасности регби, его цене, уникальности, прогрессе в России и о том, какие у этого брутального вида спорта есть подводные камни.

Максим Шевцов: позиция в регби найдется для всех

— Как началась ваша история в регби?

— С самого детства мой отец занимался регби в свое время, но не смог реализовать весь потенциал, так как тогда, во времена СССР, была большая конкуренция. Потом обстоятельства сложились так, что у меня родилась сестра, и отец завершил карьеру. А потом уже родился я, и можно сказать, что я родился с мячом в руках. Меня с самого детства знакомили с регби, я уже в шесть лет пошел в регбийную школу и занимался со старшими, так как моего возраста не было. Занимался со старшими ребятами.

Максим ШевцовФото: Сергей Булкин/NEWS.ruМаксим Шевцов

— Как вас отец к регби приобщал, что он вам рассказывал?

— Да я сам влюбился! Он рассказывал, что это интересный вид спорта, что он контактный, что там очень разные люди могут играть и там много разных движений. Что это намного интереснее футбола и баскетбола, потому что намного более необычно.

— Но регби — намного более контактный вид спорта, там сложно без травм. Наверняка он подходит не всем детям?

— Ребенок может быть любой. В регби очень много различных позиций, начиная, например, от моей — крайний игрок, который должен отличаться скоростью. Есть первая линия — суперздоровые ребята, которые толкаются в схватке. Есть высокие ребята, которые борются в коридорах. Есть третья линия, где выносливые, суперсильные люди, которые находятся во всех местах поля и отрабатывают очень много моментов. Есть девятый и десятый номера: они практически не участвуют в контактах, они отвечают за структуру, за тактику. Они больше бьют штрафные и управляют игрой. Есть центральные, быстрые ребята. То есть позиция для ребенка найдется, и неважно, какого ты размера, быстро ты бегаешь или не так быстро. Позиция в регби найдется для всех.

— Регби — это очень сложный вид спорта, там реально нужно пахать. У вас был момент, когда вы хотели все бросить?

— Был такой момент лет в 14. Я подумал, что регби, может быть, все-таки — это не мое. У меня было множество друзей, которые занимались футболом, и мы все вместе гуляли после тренировок. Я думал, может быть, мне все-таки подтянуться к друзьям, быть с ними. Может, пойти в футбол, пока не поздно. Это какой-то переломный момент был. Но я ловил себя на мысли, что все-таки регби — это мое. Я к тому времени уже посвятил достаточно времени этому делу, и мне нужно продолжить.

— Вы — игрок «Динамо», это престижно. Ваши амбиции находятся в России или есть цель уехать и стать мировой звездой?

— Конечно же, мечта каждого игрока — попасть в самый элитный дивизион мира, например во Францию. Каждый стремится туда.

— Российское регби явно развивается. Но чего еще ему не хватает, чтобы выйти на уровень британского и французского?

— Не хватает конкуренции. У нас, например, 10 команд в чемпионате, а в сильнейших лигах — 16–18. Нам нужно к этому стремиться.

Тренер «Динамо» Риаан ван Стратен: русские пацаны в физической силе дадут фору всем

— Вы приехали из Южной Африки — страны, где регби очень популярно и очень сильно, возможно, лучше, чем где-либо в мире. Какие были ваши первые мысли, когда вы приехали и увидели, на каком уровне регби находится в России?

— Я должен сказать, что был удивлен. Особенно тем, как русские пацаны любят контактную игру и любят регби в целом. Это было лучше, чем я ожидал. Это сразу вселило оптимизм.

Главный тренер регбийного клуба «Динамо» Риаан ван СтратенФото: Сергей Булкин/NEWS.ruГлавный тренер регбийного клуба «Динамо» Риаан ван Стратен

— Что вас в хорошем смысле удивило помимо готовности российских игроков к контактной борьбе?

— Моя философия заключается в том, что я больше учу нюансам и деталям регби, нежели заставляю своих ребят выкладываться. Стараться по полной программе они должны и так. И с русскими нет никаких проблем в плане стараний, эти ребята всегда хотят биться и играть, так что с ними легко работать.

— А с чем вы столкнулись в работе в России таким, что удивило вас с неприятной стороны?

— Вызовы тоже есть. В России реально мало игроков. Регби очень слабо известно жителям России. Это — очень маленький вид спорта для страны, что создает определенные проблемы. Но я готов к вызовам и смотрю на это как на возможность расти и внести свой вклад в развитие регби в стране.

— Вы с «Динамо» только в начале пути, но чем вы уже можете гордиться как тренер этого клуба?

— Был еще один тренер до меня, Лоди ван Стаден, который вывел «Динамо» из любительской лиги в профессиональную, нужно отметить его заслуги. У него был тяжелый сезон. А чем я доволен — это тем, что мы двигаемся в правильном направлении. Можно видеть, как игроки растут, принимают более правильные решения, становятся сильнее физически и тактически, лучше понимают нюансы игры. Нам по-прежнему очень много над чем нужно работать, но я доволен тем, как мы двигаемся вперед.

— Как далеко нынешний уровень «Динамо» находится от того, какой вы хотите видеть через три года?

— У нас есть план на три сезона. С точки зрения результатов он выглядит так: этот сезон мы хотим завершить в топ-5. Следующий — в топ-3. А на третий сезон наша цель — стать чемпионами России. Сейчас нас ожидает еще два с половиной года очень упорной работы. Мы двигаемся в правильном направлении, но работать еще нужно очень много над чем.

— Регби — очень традиционный вид спорта, на ведущих ролях там находятся одни и те же страны, как в хоккее. Есть ли пример страны, которая за 10–15 лет совершила рывок из низших эшелонов в мировой топ-10?

— Да, конечно. Пример — сборная Японии. В этой стране любили регби, но они никогда не были в элите. Все изменилось после того, как в стране прошел чемпионат мира в 2009 году. Я там был, это был реальный подъем интереса к регби, появилось множество новых игроков, они реально вышли с тех пор на новый уровень, там появились мировые звезды, сейчас Япония — это точно топ-10 в мире. И лично я считаю, что Россия может пройти точно такой же путь. Если мы реально постараемся, то можем войти в мировой топ-10.

— Если бы от вас зависели решения, которые бы принимались с целью развивать регби в России, какие бы это были решения?

— Строить побольше вот таких же тренировочных баз, как та, на которой мы сейчас находимся. Создавать детские и юношеские команды, потому что чем их больше, тем выше конкуренция, и уровень спорта растет моментально. Многие из тех профессиональных регбистов, с кем я работаю, регби-то занимаются года три-четыре. А в такой стране, как Южная Африка, ты начинаешь играть, когда тебе три-четыре года от роду. И когда тебе 18–19 лет, ты уже имеешь 15-летний опыт в этой игре. И это и есть главное, в чем Россия отстает, — нужно создавать больше детско-юношеских команд и соревнований. Да и во взрослой премьер-лиге я был бы рад увидеть больше команд. Сейчас — всего девять. Больше команд означает больше матчей, это стимулировало бы постепенный рост уровня.

— Чем российский регбист отличается от южноафриканского или британского? Чем наши слабее своих коллег из сильнейших стран мира?

— Есть пара моментов, но главный — опыт. Я работал в Южной Африке, Франции и Новой Зеландии, и там я тренировал ребят, кто занимался регби с пяти-шести лет. Здесь, как я уже сказал, некоторые начали в 15–16. То есть они очевидно будут отставать в каждом аспекте. Разница будет заметна. Она будет крыться в деталях, в тактических нюансах, в индивидуальном мастерстве. А чем меньше индивидуального мастерства, тем хуже игрок будет встраиваться в командную систему.

— Есть какой-то аспект, где российские игроки уже на уровне лучших в мире?

— Да, конечно, это «физика». Я сам играл в регби с трех лет и закончил в районе 26–27. Но когда я приехал сюда и увидел, насколько здесь физически сильные игроки, мне даже трудно поверить, что я сам играл. С точки зрения «физики» эти ребята на самом верху. Они не уступают никому из лучших лиг мира. Это — лишь один аспект, но он важный, есть много других аспектов, где русские продвинулись очень сильно за несколько последних лет.

— В футболе главное — забивать голы. Насколько бы ты ни был хорош в защите или на воротах, лучшими в мире признают тех, кто забивает больше всех. А чем должен отличаться регбист, чтобы его признали лучшим в мире?

— Что делает регби уникальным видом спорта — это то, что здесь 15 человек на поле в каждой команде, на каждой позиции игроки выполняют конкретную специфическую работу, у первого номера и 15-го она кардинально отличается, но любой может быть лучшим в команде. Так что регби — это очень сбалансированный командный вид спорта. В нем лучшими становятся те, кто больше старается и больше работает.

— Что такого есть в регби, что заставляет вас любить его так сильно?

— Это спорт всей моей жизни. Регби для меня и есть жизнь. Это — один из лучших видов спорта, которым может заняться ребенок, там задействовано все, ты преодолеваешь трудности и учишься дружить, поддерживать своего товарища на поле. Нужно находить правильные решения и выбираться из непростых ситуаций вместе, единой командой. Если у тебя получается на поле для регби, получится и в жизни.

— На каком языке вы тренируете российских игроков? Они вас понимают?

— Да! Я разговариваю на своей собственной версии русского языка, они меня понимают. К тому же я очень жестикулирующий тренер, игроки ко мне уже адаптировались. В большинстве случаев они меня прекрасно понимают, но у нас также в команде есть те, кто, если нужно, переводит. Такие люди есть как среди игроков, так и в тренерском штабе. Это тоже очень помогает.

У меня мурашки по коже от доброты русских людей

— Вы живете в Москве. Как вам город?

— О, мне очень нравится. Просто класс.

— Вы много где побывали в мире. Видели какой-то город, который был бы похож на Москву?

— Я хотел бы сказать «да», но нет. Я реально много попутешествовал со своими командами, это моя работа, моя семья тоже везде была со мной, но Москва — она совершенно не похожа на места, где я был. Москва просто здоровенная. Она — как страна сама по себе. Самый большой город мира, я думаю. И она прекрасная.

— Вы много поездили и по России. Как вам те города, которые находятся вдали от Москвы?

— Я люблю Сибирь. Сибирь заставляет меня ощущать себя как дома. У нас там похожие места есть. А в целом, я должен сказать, что когда я приехал в Россию, то у меня, как и у многих, кто ни разу тут не был, были стереотипы. Я знал то, что видел в детстве по телевизору и в кино. Например, что тут всегда снежно, люди пьют водку и они абсолютно недружелюбные. Но когда я сюда приехал, то увидел абсолютно другую картину и сразу понял, что стереотипы неверны.

— Русские люди — не такие уж и недружелюбные?

— Конечно! У меня на самом деле мурашки по коже от того, насколько здесь реально добрые люди. Это что-то особенное. Мне это очень нравится. Мне кажется, что люди здесь дружелюбные, но только если ты честен с ними, открыт к ним и сохраняешь им верность. Они будут верны тебе.

— Многие зарубежные спортсмены и тренеры покинули Россию в последние полгода. А вы почему решили остаться?

— Да везде в мире сложно. Я по-своему смотрю на жизнь и на ситуации, которые в ней происходят. Я благодарен судьбе, что по-прежнему могу заниматься делом, которое люблю. У меня отличные ребята собраны в команде, которые хотят работать и показывать результат. Несмотря на все трудности, с которыми мы столкнулись в последнее время, не было ни дня, когда ребята отказались бы работать или работали бы не в полную силу. Я благодарен за возможность делать их лучше как спортсменов, влиять на их жизнь. Я в восторге от того, как они относятся к делу. И моей семье здесь хорошо, мои близкие меня поддерживают.

Капитан «Динамо» Максим Берцов: если ты можешь решать проблемы на поле для регби, то сможешь и в жизни

— Максим, как началась ваша история в регби? Как вы попали в этот вид спорта?

— Вообще попал случайно, можно сказать. Я перешел из младшей школы в старшую, и один из моих одноклассников предложил мне сходить, попробовать регби, потому что я был габаритным мальчиком, и он говорит: пойдем, сходим, посмотрим, что это такое. Попробовал, понравилось. И как-то затянуло, уже почти 12 лет в этом спорте, в этом деле.

Капитан регбийного клуба «Динамо» Максим БерцовФото: Сергей Булкин/NEWS.ruКапитан регбийного клуба «Динамо» Максим Берцов

— Не было ли проблем с тем, что регби — контактный и силовой вид спорта? Не всем подойдет.

— Вообще это не остановило меня ни в коем случае, потому что до регби я занимался боевыми искусствами и представление о контактах, в принципе, имел. Поэтому особых проблем не возникло. Наоборот, меня затянуло, потому что это — командный вид спорта, очень много знакомств появляется.

— Был такой момент, когда вы думали, что все-таки нет, регби — это не ваша тема?

— Был момент. Это был 11-й класс, нужно было сдавать экзамены, я еще и на дополнительные занятия ездил к репетиторам. И не всегда их получалось совмещать с тренировками. И тогда родители очень сильно настаивали на том, чтобы я закончил со спортом и углубился полностью в учебу, а дальше просто пошел работать по специальности. И где-то на месяц, наверное, я реально завязал со спортом. Попытался завязать. Потом начал ходить снова, хотя бы два-три раза в неделю. А потом понял, что не могу завязать, и продолжил заниматься регби, где-то опаздывая на занятия.

— Когда вы поняли, что регби — это не просто хобби, а дело всей жизни?

— Это случилось, когда подписал первый профессиональный контракт, в 2020 году. Я тогда как раз прошел просмотр в команде «Динамо», и мне предложили профессиональный договор. Тогда понял, что это дело жизни, можно этим зарабатывать и продвигать себя.

— У вас были серьезные травмы или повезло без них обойтись?

— Многие считают, что регби — травматичный вид спорта, но при должной подготовке, при должной разминке можно избежать этих травм. Но они есть, они присутствуют в нашем спорте. У меня была травма, у меня была порвана крестообразная связка на левом колене. Я прооперировался и прошел полное восстановление. И продолжаю играть, колено не беспокоит. Просто чуть-чуть больше внимания уделяю коленям при нагрузках. Я довольно-таки быстро восстановился. Буквально за семь месяцев я уже встал на ноги, начал бегать. И через восемь месяцев после операции я уже вышел на поле.

— Насколько регби дорогой вид спорта? Информация для родителей, которые будут смотреть это интервью.

— Если сравнивать с какими-то другими видами спорта, то это относительно бюджетный вид. В принципе, все, что нужно, это бутсы и капа. Это уже дальше, в профессионалах, нужно несколько пар бутс, кто-то покупает себе шлем, кто-то покупает себе защиту. И уже из этого все складывается. Бутсы — там разный ценовой диапазон, можно купить бутсы за тысячу рублей, а можно купить за 25 тысяч рублей. Вот это уже кому как позволяют финансы. В целом не нужно быть богатым, чтобы заниматься регби. Абсолютно.

— Насколько вообще уровень регби растет в России? Еще три года назад об этом говорили. Вы сами чувствуете, что скачок произошёл за эти годы?

— Реально произошел огромный скачок. Я думаю, он начался с Кубка мира 2019 года, потому что тогда началась популяризация регби. Матчи начали транслировать по федеральным каналам. Люди, даже если и не собирались, все равно начали попадать на трансляции. И кто-то начал интересоваться. Очень много людей стало приходить на стадионы. Если это какой-то центральный матч, то и целый стадион можно собрать. Вот в Зеленограде, где я начинал свою карьеру, всегда были полные трибуны.

— При этом российское регби в мировой топ пока не входит. В чем мы еще отстаем от условных британцев и французов, а в чем мы уже на уровне?

— Наверное, нам не хватает более квалифицированных тренеров, где-то не хватает спортивных баз и детской спортивной школы. Потому что если брать всю нашу необъятную родину, то у нас можно на пальцах двух рук сосчитать регионы, в которых есть хорошие детско-юношеские спортивные школы. Все остальные — это просто команды, которые просто подтягивают игроков либо заманивают их деньгами или какими-то другими благами.

— А в чем мы уже сейчас не слабее лучших?

— У нас активно подтягивают игроков и тренеров из зарубежных стран, что очень хорошо сказывается на уровне регби. Потому что как только специалист или игрок приезжают, они что-то привносят новое. В первую очередь свой опыт. И за счет этого российские игроки растут. Наши тренеры чему-то учатся у иностранных. Я думаю, что в ближайшие лет пять мы сможем конкурировать уже со многими странами из числа лидеров.

— Чему вы научились под руководством южноафриканского тренера «Динамо» Риаана ван Стратена?

— До этого у нас тоже был южноафриканский тренер — Лоди ван Стаден. Именно за период работы с Риааном мы многое почерпнули. Например, он нам привил огромную трудоспособность, трудолюбие. Что каждый момент нужно отрабатывать до конца, не бросать на полпути, даже если что-то не получается делать со стопроцентной уверенностью. Есть фраза, которую он всегда говорил: «Если для вас регби стало работой, значит, вам пора заканчивать, потому что это должно быть для вас любовью на всю жизнь». Очень много традиций он привнес в команду. Например, если кто-то допустил какой-то косяк, то у нас в игровой форме предусмотрены штрафы. Какой-то косяк-то у нас есть. Будем так говорить, что это в игровой форме штрафы. Мы точно знаем, что с одной станции на другую станцию мы должны двигаться всегда трусцой. Не пешком. Это все привнесено им, и все это работает.

— Что именно вас заставляет любить регби?

— Я могу сказать, что регби — это неотъемлемая часть моей жизни. То есть даже если я где-то на отдыхе, я все равно буду продолжать смотреть регби. Я смотрю трансляции, слежу за командами, как они играют. Почему именно регби? Потому что помимо того, что оно дает физически, есть еще моральная сторона, идет мощная прокачка силы воли. Если ты что-то можешь преодолевать на поле, то сможешь справиться с проблемами и в жизни.

— Чем регби отличается от американского футбола?

— Во-первых — экипировкой, во-вторых — формой мяча, в-третьих — разметкой на поле. Ну и правила разные. В американском футболе можно отдавать один пас вперед. А у нас пас вперед отдавать нельзя.

— Что вас раздражает в регби?

— Бывает такое, что в предсезонную подготовку раздражает все. Когда ты не играешь, когда ты шесть месяцев просто готовишься, то начинает все бесить после второго-третьего месяца. Ты не хочешь ничего делать, видеть одни и те же лица. Не хочется даже тренеров слушать. Ты понимаешь, что это все ради тебя и во благо тебе, но уже просто бесит это все.

— До драк доходит?

— Ну, бывает, толкаются ребята, срываются. Сейчас все стало более спокойно. Но если кто-то хочет выяснить отношения, они просто берут перчатки и идут драться, три минуты по три раунда боксируют. Не голыми кулаками, а в перчатках, потому что иначе можно довести до серьёзных травм. Тренер не то чтобы поощряет такие вещи, но он и не против этого, потому что понимает, что всякое бывает и пар нужно выпустить.