Мукбанг, или мокпан — поедание еды перед камерой — пришел в Россию из Южной Кореи. Сегодня топовые российские видеоблогеры, снимающие и выкладывающие ролики в этом жанре, имеют большую аудиторию и зарабатывают миллионы рублей. Кто эти люди, как стали знаменитыми, чем привлекают зрителей и главное, почему зрители это смотрят — в материале NEWS.ru.

Зародился в Корее и достиг расцвета в локдаун

Мужчина лет тридцати в черной футболке с надписью «Завидуйте молча» макает целую буханку хлеба в банку со сметаной и ест, откусывая большие куски. То же самое он без лишних слов проделывает с батоном. Жующий — автор YouТube-канала «Емточу TV».

Мукбанк, или мокпан, появился в Южной Корее в 2010-х годах и связан с культом еды в этой стране. Для корейцев считается не зазорным беседовать на пищевые темы даже с малознакомым человеком, для них еда — это повод для разговора на отвлеченные темы, как, например, погода для англичан. Кроме того, разговаривая про еду, в Корее принято транслировать другие смыслы, с едой не связанные.

Классический мукбанг — это горы еды, никаких или мало разговоров и звуки, связанные с ее потреблением — чавканье, причмокивание и прочее. Мукбанг развивался, появлялись его разные течения, из Кореи он распространялся на Запад. Пика популярности обжорство в эфире достигло в локдаун, когда люди месяцами не могли выйти на улицу, им нечем было заняться и хотелось пообедать хоть с кем-то по другую сторону монитора.

В Россию мукбанг пришел в середине 2010-х годов и имел свои национальные особенности. Во-первых, российские блогеры охотно наяривали чисто русскую еду — пельмени, борщи, картошку, селедку (но, конечно, не только ее), во-вторых, они любили в процессе поговорить, причем не только про «хлеб насущный», но «и за жизнь», в-третьих, россияне, в отличие от корейцев, предпочитают делать это не в одиночестве, а вдвоем или даже целой семьей.

Фото: Shutterstock/FOTODOM

«Королева русского мукбанга» наела на квартиру в Аланье

41-летнюю Инну Судакову из маленького сибирского городка Каменск-Уральский называют «королевой русского мукбанга». Судакова начала есть на камеру в 2019 году и наела себе на квартиру в турецкой Аланье. Судя по видео из ее блога, жилплощадь находится в центре курортного города в ЖК Kingdom City недалеко от известного пляжа Клеопатра. Сейчас квартиры формата «1+1» в этом ЖК стоят от 165 тысяч евро. Судакова успела оформить ВНЖ в Турции до смутных времен, когда россиянам турецкие власти в этом стали массово отказывать.

На камеру Инна готовит, ест, пододвигая тарелки поближе к камере (типичный ход блогеров, так кажется, что еды больше), рассказывает о своей жизни, а еще курит, выпивает, матерится и много хохочет. В 2021 году в интервью «Комсомольской правде» она призналась, что за декабрь заработала на YouТube 6157 долларов, а в январе, самом голодном, не прибыльном для блогеров месяце, больше трех тысяч долларов.

С виду Судакова — «простая русская баба», с пышными формами и миловидным круглым лицом, которая любит поесть и посмеяться, но у нее серьезный бэкграунд. Судакова по образованию экономист-бухгалтер, начала «пахать» с 18 лет, работала в милиции, военкомате, исправительной колонии.

У Инны острый язык и она любит пройтись им по хейтерам.

«Напишут в комментариях, что я жру сковородками, да — жру, могу себе позволить», — говорит она, поглощая большой сытный завтрак прямо со сковороды.

Фото: Shutterstock/FOTODOM

Нина и Вовчик: могут вынуть что-нибудь из рта и положить перед зрителями

Авторы канала «Пиратская жизнь», супруги Нина и Вовчик из Нижнего Новгорода — блогеры-середнячки. У них 66 тысяч подписчиков на YouТube. Нина готовит в основном самые простые блюда вроде жареной картошки и снимает это на камеру телефона. Приготовленную еду они едят вместе с мужем, порции, как правило, большие и блюд много.

Нина и Вовчик ни в чем себя не ограничивают, могут, например, съесть по блюду салата, мясо с картошкой, селедку с луком и заполировать арбузом и дыней — ни о какой совместимости продуктов речи, как правило, не идет, что вызывает удивление зрителей.

В этом году несколько месяцев супруги провели в Таиланде, где тоже занимались тем, что много ели на камеру, а по возвращении купили иномарку — могут себе позволить на доходы от монетизации канала.

Фишка пары — натурализм. Нина может вынуть что-нибудь изо рта и показать на камеру, залезть вилкой в тарелку мужу, выложить на блюдечко перед зрителями червяка или грязь с плохо помытых овощей или фруктов. Поедание сопровождается семейными диалогами. Нина подкалывает мужа, он пытается парировать, но чаще отмалчивается. В свободное от еды время Вовчик спит и рубится в компьютерные игры.

Фото: Shutterstock/FOTODOM

«Для меня ваш канал — это цирк уродов»

Зрители активно комментирует ролики видеоблогеров, чаще всего комментарии носят негативный характер и варьируются от язвительного троллинга до лютых оскорблений.

«Смотрю, потому что для меня ваш канал — это типа кунсткамера, цирк уродов, что-то в этом духе. Большинство смотрят по той же причине, кайфуйте дальше. Устраивайте зрелище, поднимайте нам самооценку. Я бы уже от стыда сгорела на вашем месте, но для вас деньги важнее чести», — пишет одна из вежливых подписчиц Нины и Вовчика.

Многие отмечают, что они так некультурно, как Нина и Вовчик, не ведут себя никогда, весят меньше и вообще выглядят лучше. Но иногда попадаются позитивные, поддерживающие комментарии вроде «Харизма огромная. Мозги работают. Без комплексов». Некоторые считают Нину и ее мужа веселыми, жизнерадостными людьми.

Мотивы смотрящих: слить агрессию, сравнить с собой, почувствовать свободу

По просьбе NEWS.ru клинический психолог Вероника Крайнова посмотрела мукбанги, прочитала комментарии к ним и определила четыре возможные глубинные причины, почему поглощение еды так популярно и вызывает живой отклик у аудитории.

«У многих людей есть ранняя травма из младенческого периода, первого года жизни, когда ребенок получал любовь и теплые руки матери только лишь тогда, когда она кормила ребенка. Мама считала, что не надо ребенка приучать к рукам, успокаивать — пусть наплачется и затихнет. Еда для таких людей — это эквивалент любви и душевного тепла, но смотреть в себя, в свою боль они не могут, для них лучше наблюдать, как другой человек объедается, и критиковать», — говорит Крайнова.

Вторая причина популярности мукбанга на психологическом уровне, по словам эксперта, — «необходимость выгулять своего внутреннего критика». В детстве многие повергались критике и, став взрослыми, продолжают сами себя критиковать.

Фото: Shutterstock/FOTODOM

«Этот паттерн критики создает большое напряжение внутри человека, который сам себе агрессор, и ему становится легче, когда можно покритиковать, спустить пар, вылить агрессию на другого», — объясняет психолог.

Проблема в том, что пар накапливается и его снова надо выпустить, и так человек подсаживается на видеоконтент, который представляет большое пространство для критики.

Третья причина, предполагает психолог, — это необходимость «выгулять своего внутреннего нарцисса». Многих сравнивали в детстве с другими детьми, и они привыкли, что любовь можно заслужить, если быть лучше остальных. Такие люди и во взрослом возрасте продолжают себя сравнивать, и просмотр роликов дает им такую возможность: они ощущают себя лучше, чем поглощающие еду перед камерой люди.

Четвертая причина относится к зрителям, оставляющим положительные комментарии, — они хотят «почувствовать своего внутреннего ребенка». Этим людям не хватает свободы, у них слишком много запретов, и когда они смотрят на других, которые как бы свободны, как бы без комплексов (что, конечно, видимость), это позволяет им соприкоснуться с ощущением свободы и вседозволенности.

Не зря Инну Судакову, которая не красится, не делает прическу и ходит в халате, поклонники называют «королевой» и «богиней», возводя в абсолют. Богине можно все.