На востоке Москвы может с новой силой вспыхнуть длящийся почти десятилетие конфликт вокруг планов размещения православного храма в районе Новогиреево на границе с Перово. Столичные власти планируют возвести его в местной зелёной зоне, именуемой Афганским сквером, а священники уже определили, что сооружение будет посвящено защитникам отечества. Чиновники утверждали, что застройке подвергнется пустырь. За последние годы противники строительства храма на природной территории устраивали митинги и предлагали отвести для объекта РПЦ другое место. На днях после почти трёхлетнего затишья о строительстве вновь заговорили.

Память о подвигах или путь к напряжённости

Накануне Депутат Госдумы Андрей Картаполов провёл рабочее совещание, на котором обсуждалось строительство «главного храма ветеранов боевых действий». Он должен появиться в сквере на Зелёном проспекте в районе Новогиреево.

Совместно с префектурой Восточного административного округа Москвы, главой управы, главой муниципального округа, представителями патриархии и ветеранским сообществом обсудили нашу дальнейшую работу по строительству храмового комплекса в сквере на Зелёном проспекте рядом с мемориалом воинам-интернационалистам. <...> Главный храм ветеранов боевых действий должен стать местом светлой памяти о тех, кто, рискуя жизнью, с честью отстаивал интересы Отечества. Для наших потомков важно сохранить память о героических подвигах героев нашего великого государства. В России испокон веков была традиция — возводить православные храмы во славу побед русского оружия и в память павших защитников Отечества, — сообщил Картаполов.

При этом парламентарий не сообщил, когда начнётся строительство церкви на Зелёном проспекте. Глава управы района Новогиреево Дмитрий Чернов также оказался не в курсе, сообщив NEWS.ru, что этот вопрос находится в ведении Финансово-хозяйственного управления РПЦ. В данном церковном подразделении не смогли оперативно предоставить эту информацию, пообещав, однако, ответить в течение ближайшего времени.

Судя по публикациям, сроки строительства переносились. Так, в марте 2021 года Владимир Ресин — депутат Госдумы, бывший вице-мэр Москвы и куратор программы возведения новых объектов РПЦ в столице — обещал, что работы начнутся в самое ближайшее время. Но этого не произошло.

До лета [2021 года] начнётся строительство храма в честь священномученика Игнатия Богоносца, епископа Антиохийского на Зеленом проспекте в Москве. В мемориальный церковный комплекс войдут новый собор, который будет возведен в рамках программы «200 храмов», и памятник «Скорбящие матери», установленный в 1992 году. Храм станет особым местом поминовения воинов-афганцев и будет органично дополнять и развивать уже существующий мемориальный комплекс в Афганском сквере, — приводили сообщение в ТАСС.

 Проект храма в сквере на Зелёном проспекте в МосквеФото: tovrest.ru Проект храма в сквере на Зелёном проспекте в Москве

В первоначальном варианте публикации утверждалось, что «участок, выделенный под храм, представляет собой заброшенный пустырь». Эта фраза с сайта ТАСС исчезла после того, как на неё обратили внимание противники застройки сквера и устроили флешмоб «Он вам не пустырь». Они стали направлять в агентство жалобы на то, что «публикация сознательно вводит читателей в заблуждение», потому что в реальности речь идёт про «обустроенное рекреационное пространство» и пустырём оно не является.

Как рассказала NEWS.ru жительница Новогиреево Полина Савельева, место застройки — это часть парка на Зелёном проспекте. Вокруг располагаются детские площадки и аллеи, поэтому «говорить, что это пустырь, нельзя».

Другая местная жительница — редактор Telegram-канала «Реальная жизнь ВАО» Дарья Селиванова добавила, что «пустырём это место стал называть бывший глава управы района Новогиреево Александр Хрулёв, а за ним и провластные сообщества во „ВКонтакте“». По её словам, «так называемый пустырь — это полянка на окраине парка, там стоит закладной камень и живописное покосившееся дерево, окружена она плотным кустарником».

Защитники зелёной зоны, которые объединились в инициативную группу и создали свой сайт, считают, что градостроительный проект в нынешнем виде «приводит к выраженной социальной напряжённости», а учитывая, что речь идёт о планах постройки культового сооружения, «отмечаются случаи, граничащие с разжиганием розни и ненависти по религиозному и национальному признаку».

В качестве альтернативы активисты и местные жители предлагали другие локации для размещения православного комплекса. Одна из них — это участок на улице Сергея Лазо, 7, рядом с Перовским парком. Вторая — в границах кварталов реновации района Перово, ограниченных улицами Металлургов, Новогиреевской и 3-й Владимирской, а также шоссе Энтузиастов. Третья — на территории бывшей плодоовощной базы рядом с ЖК на улице Кусковской, 12, в качестве воссоздания утраченного храма Сергия Радонежского в Шереметьевке. Однако чиновники и церковь предпочли именно Афганский сквер.

Почему решили застраивать парк — нам неизвестно. Видимо, просто искали свободные места, но это только наши догадки. Впрочем, можно посмотреть на храмы в соседних районах — в Вешняках и возле метро «Шоссе Энтузиастов». Там церкви тоже построены на озеленённых территориях или рядом с ними, — пояснила Полина Савельева.

Аналогичную версию высказала и Дарья Селиванова, заметив, что выбор именно этой локации связан с тем, что «парк находится рядом со станцией метро и в целом место проходное», а будущий объект «привязали» к памятнику и народному названию сквера. Она также рассказала об истории данного места, напомнив, что 1960-е годы в состав Москвы вошёл город Перово и стал её районом, а после административной реформы 1990-х — несколькими районами.

Главной улицей районов Перово и Новогиреево и тогда, и сейчас является Зелёный проспект, где расположен парк. Официальное название парка: объект природного комплекса № 72 ВАО города Москвы «Парк на Зелёном проспекте». В народе встречается название «Афганский сквер». Оно пришло от памятника 1992 года «Оставшимся без погребения» («Скорбящие матери»), посвящённого воинам-москвичам, погибшим в Афганской войне, авторства Вадима Сидура, — сообщила Селиванова.

По её словам, информация о том, что часть парка будет отдана под строительство храма, появилась «лет 10 назад». Впоследствии «выдали ордер на застройку, но действия властей вызвали существенный для спальных районов общественный резонанс и противодействие со стороны жителей».

На данный момент на месте планируемой застройки стоит только закладной камень, — добавила Дарья Селиванова.

В свою очередь архитектор Андрей Анисимов, который разрабатывал проект культового сооружения, на сайте Московской епархии РПЦ заявлял, что совместно с настоятелем храма иереем Виктором Родиным и ветеранскими организациями было выработано решение, «которое устраивает и Церковь, и светские сообщества: храм не имеет ограды, поэтому органично вписывается в парк, а церковная территория находится внутри построек храмового комплекса и визуально ограничена ими».

Парк на Зелёном проспекте в МосквеФото: Дарья СеливановаПарк на Зелёном проспекте в Москве

Хроника противостояния

Впервые о планах освоения территории Афганского сквера под строительство объекта РПЦ стало известно в 2011 году. Тогда главный архитектор Москвы Александр Кузьмин определил эту площадку как одну из локаций для размещения 77 «модульных храмов». С этим предложением согласились в градостроительно-земельной комиссии Москвы и поручили главному архитектору подготовить проект планировки территории. Этот документ был подготовлен, 15 февраля 2012 года его вынесли на публичные слушания, большинство участников которых высказалось за застройку зелёной зоны. Однако местные жители утверждают, что власти их не проинформировали о данном мероприятии, не оповестив о них в районной газете.

Публичные слушания прошли в 2012 году. Как это часто бывает, многие жители района узнали о них сильно постфактум. Вдобавок слушания были про несколько адресов одновременно, — пояснила Полина Савельева.

Так или иначе, но в ноябре 2012 года Сергей Собянин издал постановление, которым из границ парка (объекта природного комплекса № 72 ВАО) была выделена отдельная территория площадью 0,33 гектара, обозначенная как «объект природного комплекса № 72 а». На этой территории запланировано строительство храма площадью 1739 квадратных метров и высотой 31 метр. Рядом с культовым сооружением запроектированы хозплощадка и автостоянка с твёрдым покрытием. Позднее в управе района Новогиреево заверяли, что территория комплекса составит менее 5% общей площади сквера, а застраиваемая территория составит около 1,6% его общей площади. Защитники зелёной зоны утверждали, что при выборе места строительства и межевании участка были допущены нарушения, в том числе противоречия Генплану Москвы. Согласно этому документу, сквер на Зелёном проспекте находится в функциональной зоне «особо охраняемых природных территорий, природных и озеленённых территорий», где застройка не предусмотрена.

В 2013 году местные жители устроили первый митинг в защиту парка (акции протеста проходили вплоть до 2019-го). В ноябре того же года члены организации «Союз ветеранов Афганистана» Восточного административного округа Москвы выступили за отмену решения о выделении участка под строительство храма «с целью сохранения природного комплекса № 72 „Парк на Зелёном проспекте“ в установленных до 2012 года границах». «Афганцы» предложили вместо капитального культового объекта возвести там одноэтажную деревянную часовню «высотой до 5 метров и площадью до 10 квадратных метров». Но уже в марте 2014 года после встречи главы этого общественного объединения Владимира Третьякова с упомянутым священником Виктором Родиным стало известно, что стороны договорились о создании «мемориального комплекса в память о воинах-афганцах», включающего собор и памятник «Скорбящие матери».

Против застройки Афганского сквера и других зелёных зон в рамках программы возведения 200 храмов РПЦ в 2014 году высказывался Совет по градостроительному развитию Союза московских архитекторов. В организации подчеркивали, что «нарушения при подборе мест под строительство храмовых комплексов на территории парков были допущены неоднократно, что в настоящий момент вызывает социальную напряжённость в разных районах Москвы и негативно отражается на восприятии жителями Церкви как общественного института».

В феврале 2018 года прошла презентация проекта храмового комплекса, которому глава РПЦ присвоил статус «храма ветеранов боевых действий», а в феврале 2019-го — церемония закладки капсулы в фундамент будущего культового сооружения. Пружина общественного противостояния сжималась, и 6 апреля 2019 года противники застройки сквера устроили один из самых крупных митингов.

Митинг противников строительства в сквере на Зелёном проспекте в МосквеФото: spasipark.ruМитинг противников строительства в сквере на Зелёном проспекте в Москве

На моей памяти это было самое масштабное и массовое мероприятие в районе. Риторика была такая, что люди не против храма как такового, а против возведения его в парке, который является общественным пространством и уже обжит. Почему нельзя выбрать место в квартале под реновацию или в благоустраиваемых промзонах? Тогда и протестов не будет, — объяснила Дарья Селиванова.

О массовости акции протеста трёхлетней давности говорит тот факт, что за время того эпохального митинга более 1200 человек подписались под петицией против любого строительства в природной зоне на Зелёном проспекте. Позднее это обращение поддержали более 5 тысяч жителей районов Новогиреево и Перово, 29 апреля 2019 года его направили в столичную мэрию. В октябре 2019-го в Мосгордуме прошёл круглый стол, на котором присутствовали как противники, так и сторонники строительства в сквере, но к общему решению они не пришли.

С тех пор (не считая упомянутого выступления Виктора Ресина в ТАСС в марте 2021-го), как рассказывает Полина Савельева, наблюдалось некоторое затишье, вероятно, связанное с пандемией. Хотя и противники, и сторонники стройки в Афганском сквере не отступили от своих позиций.

По словам Дарьи Селивановой, за три последних года никаких видимых шагов чиновники и представители РПЦ не предпринимали. Однако их заявления, по её мнению, показывают, что «от планов власти не отказались, просто ожидают подходящего момента, когда жители не будут в состоянии сорганизоваться и дать отпор».

Объективного замера общественного мнения относительно строительства храма, по словам Селивановой, не проводилось. Она отметила только, что в интернете шла битва между местными активными жителями и ультраконсервативным движением «Сорок сороков» — речь идёт об опросе пользователей относительно их отношения к возведению объекта РПЦ в соцсетях, ради чего активисты «провели интернет-мобилизацию, чтобы дружно проголосовать». Сейчас соотношение сторонников и противников застройки сквера, по данным опроса в Telegram, соответственно, составляет 52% против 48%, а во «ВКонтакте» совсем другая картина — 35,75% против 64,25%.

Как говорит о местных раскладах Полина Савельева, «есть и сторонники, и противники строительства», но митинги против застройки парка «проходили уже несколько раз, и каждый раз на них активно собирались жители районов Новогиреево и Перово». Также она отметила, что о массовом недовольстве появлением храма в Афганском сквере говорят несколько тысяч подписей под петицией 2019 года. Сторонники «клерикального урбанизма», по словам собеседницы NEWS.ru, утверждали, что у них «тоже есть собранные подписи», но подписных листов за храм на Зелёном проспекте противники его строительства не видели.